Евгений Левкович: Путин — это все мелочное, трусливое и не мужское, что есть в это мире

52B2B9F5D314D

Евгений Левкович: Путин — это все мелочное, трусливое и не мужское, что есть в это мире

Глядя в полицейский протокол я вспоминаю свою юность. Ровно тот самый период, про который сейчас принято говорить «смутное время». 1994-й год. День милиции. Мы собираемся ехать на очередной концерт и забиваем «стрелку» на станции метро «Чистые пруды», в тупике, у головы Кирова. Неформальная тусовка на Чистых прудах тогда только начиналась, нас было человек пятьдесят максимум. На Арбате и на Кропоткинской людей было несоизмеримо больше, но они нас не любили — ревновали, наверное. Поэтому, собственно, мы и забились прямо в метро. Ну что там, пятьдесят человек, быстро соберемся — и уедем.

А приехало пятьсот. Неожиданно приехали все, со всей Москвы. И встали в метро. В час пик. В день милиции. Разумеется, по нашу душу тут же вызвали наряд. «Агрессивная группа молодежи» — как сказали бы сейчас. Я помню разговор с приехавшей милицией почти дословно. «Убирайтесь отсюда» — «Почему?» — «Здесь стоять нельзя» — «С какой стати?» — «А для чего вы здесь стоите?» — «Собираемся на концерт. Встречаемся, ждем людей. Напитки не распиваем, не орем, граждан не задеваем» — «Встречайтесь в другом месте» — «Но мы договорились здесь, извините». Продолжалось это минут десять, наверное. И угрозами, и уговорами. После чего наряд уехал. Потому что граждане России, если они не пьяны, не орут, и не задирают прохожих, имеют право собираться там, где им вздумается, и в любом количестве.

А сейчас я смотрю в протокол собственного задержания, в котором черным по белому написано: «СТОЯЛ И ДЕРЖАЛ В РУКАХ ТАБЛИЧКУ С НАДПИСЬЮ «ВАМ ПИСЬМО». Один стоял. Это теперь правонарушение, официально, полиция просто сделала свою работу. Правонарушение, по которому мне грозит от 10 до 20 тысяч штрафа, обязательные работы до 40 часов и невыезд из страны, поскольку штраф этот я оплачивать не собираюсь. Жить по этим законам — значит не уважать себя. А я хочу хоть немного себя уважать.
И, да, вы думаете, в этом Госдума виновата, которая приняла такой закон? (кстати, поздравляю вас: со вчерашнего дня за разговоры об отделении от Северного Кавказа можно получить пять лет тюрьмы). Или Путин виноват? Нет, только вы. Путин — это страх и безразличие, живущие в вас самих, и ничего более. Путин — это когда вы боитесь, что вас мамка заругает, учителя в школе поставят двойку, начальство на работе пнет. Путин — это когда вы боитесь выйти на улицу, потому что вас могут забрать в полицию. Путин — это когда в метро на ваших глазах хамят женщине или бьют слабого, а вы утыкаетесь в газету или переходите в другой вагон. Путин — это когда вы сами хамите всем и вся, кто делает иначе или в чем-то с вами не согласен. Путин — это все мелочное, трусливое и не мужское, что есть в это мире.
Как только вы избавитесь от собственных страхов, безразличия и хамства — никакого Путина не будет. И Госдумы этой не будет. И законов этих. Прямо на следующий же день.

Евгений Левкович

Каспаров.ру

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.