«Завоевать Украину россияне не смогут — под ними будет гореть земля. Поймут, что такое ад»

melnik_general

К каким сценариям Москвы следует готовиться Украине? Мнение генерала разведки.

Насколько оправданной является тактика «мягкого сопротивления», к которой прибегла Украина в ответ на военную агрессию России в Крыму? Способны ли украинские вооруженные силы в принципе противостоять россиянам? К каким сценариям Москвы следует готовиться Украине? Разумеется, в актуальных условиях сложно получить ответы на эти вопросы у действующего руководства Вооруженных сил Украины. Поэтому LB.ua попытался это сделать, пообщавшись с руководством прежним.

Генерал-лейтенант Николай Мельник вышел в отставку в 2005 году с должности заместителя начальника Главного управления разведки Министерства обороны. Хотя связь с «островом» (название украинской военной разведки на профессиональном сленге военных, связанное с расположением ГУР на Рыбацком острове Киева), судя по нашему разговору, поддерживает регулярный.

Что логично: бывших разведчиков не бывает. В послужном списке генерала Мельника — реальный боевой опыт в Африке и создание Национальной гвардии Украины. LB.ua застал генерала в прекрасном настроении — он только что получил очередные СМС с угрозами за свое выступление в эфире одного из телеканалов накануне.

О войне в Крыму

— Объясните, пожалуйста, людям, которые далеки от вооруженных сил, что сейчас происходит. Есть фактическая и неприкрытая агрессия иностранного государства, при этом украинская армия не применяет силовых действий в ответ? Это правильное решение?

— Я не могу ответить на этот вопрос. Как военный, как профессионал, у которого есть опыт ведения боевых действий, я этого не понимаю. При нападении даже на караульные помещения должен открываться огонь на поражение. То, что россияне сейчас делают в Крыму с нашими военными частями — это недопустимо. Каждый боевой офицер вам скажет, что в такой ситуации надо действовать. Но…

— Но не действуют. Почему?

— Я думаю, политическое руководство страны не дает разрешение на применение оружия. А уж какие у них мотивы — это надо спрашивать у министра обороны и начальника Генштаба.

Я боевой генерал. В Крыму у нас есть истребители, есть противовоздушная оборона — одна из сильнейших в стране. Когда туда летели российские вертолеты, 12 самолетов Ил-76 — можно было бы сбить хотя бы часть из этих 12 самолетов. Это был бы адекватный ответ на агрессию. В любом уставе, даже караульной службы, написано, что при нападении на часового можно применять оружие без предупреждения, на объект — аналогично. Уставы утверждаются Верховной Радой Украины. И сегодня офицеры их не выполняют.

— Это означает, что военные получили приказ не выполнять уставы?

— Однозначно. Я знаю ребят из 4-й бригады морской пехоты — очень профессиональные, настоящие патриоты. В Крыму люди говорят преимущественно на русском, но среди них много патриотов Украины.

Я представляю себе, что переживают ребята, когда им дают команду стоять без оружия, когда по ним фактически стреляют. Вы все, наверное, видели видео, где наши военные идут с флагом и поют гимн. У меня нет слов — я могу им только поклониться.

Но насколько целесообразна эта тактика — не знаю. Возможно, отсутствие сопротивления разрядит и стабилизирует обстановку. Но я Путину не верю, если честно. Путин — агрессор, а Государственная Дума — это, фактически, официальные террористы. Верить им нельзя.

— А украинская армия была готова применять оружие в случае агрессии?

— Части, расположенные в Крыму, можно было очень быстро по команде привести в полную боевую готовность.

— Но если бы украинские военные открыли огонь по агрессору — это была бы полноценная война.

— Да, война. И, разумеется, эту войну мы бы сначала проиграли. И сейчас россияне были бы уже под Киевом, они планировали выбросить сюда десантуру еще в воскресенье…

— То есть вы считаете, что украинская армия не способна сегодня сопротивляться русской армии в принципе?

— Против того компонента, который Россия подтянула под границу, против десантных частей, мы были бы бессильны. Наша восточная граница фактически полностью обнажена. Были уничтожены дивизии в Луганске, Харькове, в Чернигове. Ближайшие бригады, которые смогут быстро действовать — в Белой Церкви и в Житомире. Все бригады, которые ближе к восточному рубежу, не укомплектованы. Они не смогут действовать эффективно.

Поэтому, возможно, решение не отвечать на агрессию было рациональным. Есть перехваченные разговоры Путина с его начальником командования Черноморского Флота. «Почему вы не действую?.. Почему они не стреляют?.. А что вы для этого делаете?..» Вообще, разведка дает много информации, но я не все могу говорить, поскольку боюсь навредить.

— Но разве России в принципе нужен повод для того, чтобы высадить десант или начать стрелять? Они могут и так заявить, что в Крыму убивают россиян, и делать дальше, что угодно.

— Да. Или будет какая-то провокация от «титушек». Они до сих пор даже по Киеву гуляют и ждут своего часа. И, поверьте, в армии тоже есть офицеры, которые портреты министра Лебедева и главнокомандующего Януковича до сих пор держат в тумбочках.

Но, как я говорил, Россия сможет победить в вооруженном конфликте лишь на первых порах. Удержаться здесь россияне не смогут — под ними будет гореть земля. Здесь будет такая партизанщина, что они поймут, что такое ад. Вы видели, какие у нас люди, когда был Майдан. Россиянам, которые сюда придут, не позавидуешь.

— Министр обороны РФ утверждает, что российских военных в Крыму, кроме частей Черноморского флота, нет. Возникает вопрос: что Украина должна делать с этими «ничейными» спецназовцами?

— Да, они действуют без опознавательных знаков, как террористы. Но нашей разведке известно, к какой части вооруженных сил РФ относится каждая из этих машин, которая есть в Крыму сейчас, есть и номера бригад. Так что кого они пытаются обмануть — неизвестно.

Я объясню вам, почему российский спецназ в Крыму именно так нагло действует — пытается захватывать базы и территории. Им надо где-то разместиться. Если отдать им воинские части, они засядут в них уже навеки, выгнать их оттуда будет почти невозможно.

Но в принципе, если Россия отказывается признавать этих солдат своими — мы имеем право их разоружать, как каких-то неизвестных вооруженных преступников.

— Но как разоружать?

— Например, бросить туда десантные бригады.

— Въезд в Крым заблокирован.

— Господи… Ну что такое для десантно-штурмовой бригады этот блок-пост?

— Скажите, пожалуйста, судя по маневрам — к чему готовится Россия? К осаде? К войне?

— К войне. И не только в Крыму.

У них все подготовлено. Есть план наступления через Чернигов, Харьков, Луганск. Но план не реализован до сих пор, так как население в этих регионах не выступает с активными сепаратистскими настроениями, как рассчитывали россияне. Но в любом случае, они будут насыщать эти регионы провокационным элементом, чтобы их взбунтовать.

Вообще, план максимум — отделить от Украины Крым, Харьковскую, Луганскую, Донецкую, Запорожскую, Херсонскую, Николаевскую, Одесскую области.

И еще был вариант блицкрига — брать Киев и сажать сюда Виктора Федоровича. Помните, как Добкин говорил? «Освобождать от коричневой чумы, начиная с Харькова, и гнать банедровцев и националистов из Киева». Но этот вариант уже менее вероятен. Русские просто рассчитывали, что их здесь с цветами встретят. А когда не встретили — поняли, что дальше Крыма пока идти нельзя.

— Как получилось, что адмирал Денис Березовский, который был назначен главнокомандующим ВМС, через два дня перешел на сторону врага?

— Дело в том, что вся эта военная контрразведка, которая досталась нам в наследство от советизации, не слишком сильно и изменилась: в ней много бывших «особистов», которые работают только против патриотических офицеров.

— Вы хотите сказать, что это агентура России?

— Да, агентура. О давлении на семью, о котором говорят, то Березовский — офицер, он знал, на что идет. Тем более, не просто офицер — адмирал. На меня тоже давят, и что? Тоже угрожают семье. Думаете, командиров частей в Крыму не «прессуют», не угрожают их семьям? Это же не повод продавать свое государство и честь.

Это предательство.

Вообще меня удивило, что Игорь Тенюх (министр обороны — прим. LB.ua) не увидел ту гниль — ведь он очень хорошо знал Березовского.

— При этом мы видим, что в тотально коррумпированном государстве, в армии без нормальной кадровой политики, украинские офицеры и генералы остались верными присяге. Мы сейчас видим, что в Крыму офицеры отказываются переходить на сторону врага, несмотря на то, что им предлагают огромные суммы денег, которые они точно в своей жизни не заработают…

В армии есть воспитатели, которые занимаются подготовкой молодого поколения, пытаются воспитывать патриотизм, объясняют, что такое честь.

Но получается по-разному. Вы видели, что делали на Майдане офицеры милиции и внутренних войск — били и стариков, и женщин, хотя всех нас учат, что бить женщин, детей и стариков недопустимо. Я о милиции вообще не хочу говорить, что это офицеры. Потому что вы не найдете ни одного генерала МВД, который бы жил в такой вот квартире, как я — генерал-лейтенант, который прошел большие должности. А таких украинских генералов в армии, поверьте, очень много.

О внутренних войсках и Национальной гвардии

— Внутренние войска можно считать наследниками Национальной гвардии, которую Вы создали в 1991 году?

— Нет. Понимаете, Национальная Гвардия была создана с нуля в 1991 году, когда был очень серьезный подъем патриотизма. Офицеры-украинцы шли служить в Национальную Гвардию из всех регионов бывшего СССР.

Национальная гвардия — это была мобильная структура, имевшая свои вертолеты, в том числе — боевые, могла быстро передислоцироваться в любую точку Украины. И насчитывала 40 000 бойцов, в основном — специального назначения. И, соответственно, было оружие и техника.

Мы могли воевать с кем угодно. Но в 2000 году Национальная Гвардия была расформирована — я к тому времени уже уволился. Расформировали по нескольким причинам: и потому, что она создавала большую конкуренцию всем остальным силовым структурам, и из-за определенных интриг в руководстве государства. И тогда уже бывшие гвардейцы стали внутренними войсками. Кравченко (тогдашний министр внутренних дел — прим. LB.ua) забрал у них оружие, военный элемент подготовки и отправил фактически улицы патрулировать.

— И как офицеры спецназа отреагировали на то, что их одели в милицейскую форму?

— Ушли. Большинство. Многие перешли в вооруженные силы.

Когда я посмотрел видео с казаком Гаврилюком, и узнал, что это его раздевают бойцы Внутренних войск — у меня был шок, как у офицера.

Я не буду говорить, что сегодня во Внутренних войсках — одни негодяи. Там есть порядочные офицеры. Но если воспитание в Нацгвардии строилось на нашей истории, на казачестве, воспитании патриотизма, то в ВВ… Вот зайдите в их музей, сразу увидите: «Созданы Николаем вторым». Их идейной основой стали войска НКВД. Когда нам во Львове под гвардию дали помещение, где до того располагался полк НКВД, там на видном месте стоял бюст Николая Кузнецова (советский разведчик, воевал с УПА, был убит повстанцами — прим. Ред.). Так вот, сейчас в комнатах Внутренних войск — эти подлецы, Николай Второй и Кузнецов.

— Да вы не думаете, что они на Майдане воевали с людьми не просто потому, что руководство дало приказ, но и из-за приверженности определенным идеалам?

— Конечно, их зомбировали, как и «Беркут», как и россиян — рассказывали мифы о бандеровцах и так далее.

— А, все-таки, была ли возможность во время противостояния на Майдане убедить бойцов ВВ не применять силу к мирным людям?

— Мы с несколькими генералами пытались повторить то, что сделали в 2004 году во время Оранжевой революции — договориться, чтобы войска не шли против народа, в том числе — внутренние войска.

В 2004 году Ющенко попросил нас с Скипальским (Александр Скипальский — бывший начальник Главного управления разведки Минобороны — прим. LB.ua) сделать все, чтобы не допустить кровопролития. И мы действительно пошли к Александру Кихтенко, который тогда был заместителем командующего Внутренних войск, и договорились с ним, что внутренние войска не будут действовать против народа. Он попросил гарантии того, что его не тронут. Тогда Тимошенко пообещала, что назначит его командующим ВВ. Контрразведка была тоже с нами…

Когда начался Майдан в 2013 году — также была возможность договориться с внутренними войсками. С тем же Тенюхом я говорил, говорил ему, что мы с Кихтенко можем пойти на переговоры — Кихтенко еще имеет большой авторитет во внутренних войсках. Но нас никто не послушал. А потом, после событий на Грушевского, было уже поздно — на контакт никто из руководителей внутренних войск не шел. К тому же они однозначно были готовы перейти на сторону народа, просто их подпирал «Беркут», ну и они повиновались Захарченко.

— А что с внутренними войсками делать сейчас? После всего, что они делали?

— Переименование ничего не даст. Вы же знаете, кого туда назначил командующим наш министр внутренних дел Арсен Аваков? Степана Полторака! Того самого генерал-лейтенанта, который в Харькове руководил академией МВД, рука об руку с Добкиным работал все это время, который сюда на Майдан привез тысячу курсантов, чтобы они здесь стояли против народа. Почетный гражданин Харькова — ему это звание Добкин с Кернесом дали. Когда московские агенты поднимали в Харькове российский флаг, то вся академия сидела молча, будто ее там и нет. А там же курсанты — прерасно подготовленные бойцы. Не нужны нам Внутренние войска с таким командованием — пусть горят они синим пламенем.

Я предлагаю восстановить Национальную гвардию — такую , какой она была создана в 1991 году. У меня уже готов проект закона, в котором записано, что Национальная гвардия Украины является правоохранительным органом специального назначения, созданным на базе объединенных воинских частей и подразделений по охране важных государственных объектов, военных частей спецназначения внутренних войск. На нее возлагается защита суверенитета Украины, территориальной целостности, жизни, свободы и достоинства людей.

Гвардия может сыграть роль мобильной боевой единицы. Но ей надо где-то размещаться, нужны базы, оружие, техника, бюджет. Нужно вернуть все то, что было отдано Внутренним войскам, и сделать это немедленно.

Также в состав гвардии можно было бы включить наши сотни, которые до сих пор стоят на Майдане. Что они будут там сидеть в палатках? Мы их заберем в армию, официально возьмем на службу, вооружим. Они, наверное, хотят служить Родине.

— Возможно, не все хотят.

— Возможно, не все, но многие захотят. У кого есть высшее образование — можно присваивать офицерское звание. Конечно, им предстоит пройти подготовку, потому защищать Майдан и служить в регулярных войсках — это разные вещи. Там сильные мужчины, но надо учить. Представьте, вообще, что это за люди — справились со спецназом , имея только деревянные щиты.

Сейчас люди массово идут в военкоматы . И в России это видят. Если бы сейчас принять закон о Национальной гвардии — можно пригласить добровольцев в нее. Это был бы серьезный фактор психологического давления. Хотя и сейчас эти очереди в военкоматы — это фактор психологического давления. В Украине очень большой мобилизационный ресурс.

— Вы уже говорили о создании Нацгвардии с руководством страны? У вас есть диалог с новым министром обороны, например?

— Нет. Хотя мы хорошо знакомы, но на Майдане мы перессорились. Из-за этого переговорного процесса с внутренними войсками. Я предлагал помощь, а мне говорили: «У нас все под контролем, мы разберемся».

— Знаете, мне очень много людей рассказывало, что именно это им отвечали руководители Майдана на все предложения.

— Ну, представьте себе. Приходит к ним пять боевых генералов. А они нам говорят: «Не драматизируйте, не надо помощи…».

— Как вы думаете, можно ли было предотвратить такие большие потери на Майдане, если бы было нормальное руководство?

— Оставим эту тему, она такая болезненная… Я вообще не сентиментальный человек, но когда смотрел это видео с Институтской — ревел… Но управлять было невозможно — мне рассказывали люди, которые там были. Был хаос, люди никого не слушали.

— Но насколько вам кажется нормальным — именно это слово — что люди, которые заняли должности руководителей силовых ведомств в новый власти — не стояли на передовой в ночь на 18-го на 19-е, когда решалась судьба Майдана? Вообще, то, что никто из новых руководителей страны не вышел тогда на Майдан — покинули людей самих разбираться со спецназом?

— Конечно, они должны были там быть — и Тенюх, и глава разведки Гвоздь. Но их не было. Всем руководил Женя Нищук со сцены — сниму перед ним шляпу, когда увижу. Правда, я не знаю, смогли бы офицеры больше пользы принести, но если бы я знал, что такое будет, то прибежал бы сам туда, хотя я уже старый, и подсказывал бы Нищуку, что говорить со сцены, чтобы сохранить хотя бы 20-30 человек…

Олег Базар, Виктория Герасимчук, опубликовано в издании LB.ua

Перевод: «Аргумент»

АРГУМЕНТ

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.