Каспаров: Путинский режим уязвим

192895614

Бывший чемпион мира по шахматам и лидер партии «Другая Россия» Гарри Каспаров говорит о репрессиях против оппозиционеров.

После многих месяцев праздничных демонстраций у России началось жуткое похмелье. Задержания, судебные процессы, убивающие свободу законы — власть пустила в дело весь свой арсенал, чтобы заткнуть рот оппозиции. Один из самых ярых активистов и бывший чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров побывал на прошлой неделе в Париже. По случаю выхода в Париже его книги «Путин, шах и мат!» лидер «Другой России» постарался привлечь внимание к судьбе российских оппозиционеров, которые подвергаются гонениям после переизбрания Владимира Путина президентом в марте этого года. Кроме того, не забывает бывший чемпион и о шахматах: он сожалеет, что в его стране о них почти позабыли. «В России власть не стремится к развитию интеллекта. У страны, где всем заправляют нефтепроводы, нет потребности в мозгах», — отмечает он.

Libération: Как обстоят дела с протестным движением против режима в России?
Гарри Каспаров: Уличные протесты очень сильно продвинулись вперед с 2006 года. Число участников возросло с нескольких тысяч до более чем 100 000 человек. В настоящий момент протестная активность несколько спала, но протестное ядро все равно включает в себя порядка 30-40 тысяч человек, что вдесятеро больше, чем всего год назад. Население все больше разочаровывается во власти. Раньше люди боялись перемен, потому что были в целом удовлетворены режимом. Сейчас они боятся перемен, потому что в их сознании они означают угрозу. Но никто уже ничего не ждет от Путина. Если раньше он воплощал надежду, то сегодня стал символом бездействия. Страх — это последняя линия обороны режима. Россияне думают, что все может быть еще хуже. И они начнут думать иначе только тогда, когда им представится настоящая альтернатива.

— Это уже заметно?
— Вопрос — не в том, кто придет на смену Путину, а что придет на смену путинскому режиму. Люди ждут уже не спасителя, а изменения самой системы. Они хотят упразднить должность президента или же сделать ее символической. Они хотят расширения политической и финансовой власти для региональных и муниципальных властей.

— Вы пишете, что у Путина не получится доработать до конца срока. Вы в этом уверены?
— Я не поставлю на него и копейки. Он стоит у власти уже почти 13 лет. Это слишком долго. Прошлое десятилетие было десятилетием диктаторов, а нынешнее складывается для них просто ужасно. Именно поэтому Путин так упорно защищает Башара Асада. Его падение символизирует крах всех диктаторов и означает серьезные последствия для Путина. Потому что идея свободы заразительна.

— Как убедить скептиков в том, что Путин — тоже диктатор?
— Возьмите хотя бы президента Белоруссии Александра Лукашенко. Он тоже никого не убивал, но все прекрасно понимают, что он — диктатор. Совершенно очевидно, что он может отказаться от власти лишь по принуждению. Россия — это не Белоруссия, но разве кто-то в мире действительно верит, что Путин согласится уйти, если проиграет на выборах? Ситуация обостряется. Если раньше режим всегда очень избирательно подходил к выбору «жертв», то сегодня он все больше начинает наседать на тех, у кого хватает смелости выступить с критикой.

— Каковы масштабы репрессий?
— Во время крупномасштабных зимних демонстраций мы составили список политических заключенных, в котором насчитывалось порядка 40 имен. После митинга 6 мая (накануне инаугурации Путина, прим. ред) были задержаны 13 человек. Против еще большего числа людей было начато судебное преследование. Семь из 45 членов координационного совета оказались под следствием, а двое уже сидят в тюрьме. Это — не говоря уж о том, что происходит в провинции. Очевидно, что режим готовит громкие процессы. После всех принятых этим летом законов любого политического активиста могут отправить под суд как агента иностранных держав.

— Так как же защититься?
— Только с помощью солидарности. Мы придерживаемся принципа ненасильственного сопротивления. Это чрезвычайно важно для успеха России в будущем. Наша страна превысила все пределы насилия. Мы собираем средства, чтобы помочь заключенным и их семьям. Продвижение нашей борьбы за границей также является приоритетной задачей. Дело в том, что в отличие от классических диктатур, путинский режим уязвим по отношению к Западу, так как именно там, в свободном мире, находятся богатства и дети олигархов и бюрократов. Любое конкретное давление, например, закон Магнитского, может нанести смертельный удар путинскому режиму. Ведь он потеряет свой статус защитника права олигархов и бюрократов грабить страну и прятать украденное за границей.

— Может ли Путин пойти на уступки, например, освободить Pussy Riot?
— Путин не знает, что такое компромисс. Он хочет сохранить тотальный контроль. Вопрос — не в том, отдаст ли когда-нибудь Путин приказ открыть огонь, — он готов на все. Главное — это понять, будет ли у него достаточно исполнителей, готовых следовать его распоряжениям. Вот почему такие меры, как закон Магнитского, настолько важны. Они ударяют по нижним эшелонам. И это может их напугать. Если подчиненные Путина поймут, что он не в состоянии их защитить, они дважды подумают перед тем, как выполнить его приказ. В этой связи противодействие принятию закона Магнитского в западных странах стало приоритетом для внешней политики режима.

ИноСМИ.ru

Оригинал

1 comments

Полностью поддерживаю Путина и власть в отношении оппозиции. Жаль, что к предателям и всей либеральной нечисти сегодня не применяются сталинские методы зачистки. И радует то, что всё больше и больше людей вспоминают такие понятия как Честь, Совесть, Отечество, Долг и, наконец-то, включаются в прямое противостояние всем этим недолюдкам. Россия вам не по зубам, господа предатели, себя успейте спасти. Ваше существование — явление болезненное, но временное.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.