«Разделение России» как альтернатива утопиям евразийства

51224_original

Концепцию «деления России» разработал в своей одноименной книге 1941 Украинский историософ и культуролог Юрий Липа. Олег Баган отмечает: «В книге» Распределение России «Ю. Липа доказывает, что Украина является геополитически решающим фактором для развала Российской империи как искусственного, деспотического и антинационального монстра международной политики». Главный вывод книги, по Баганом, такой: «Россия до тех пор будет обузой и угрозой для соседей, пока не сосредоточится на развитии собственно русской нации на своих этнических территориях, пока не откажется от своей имперской политики».

Тезисы Юрия Липы соответствуют общей направленности геополитических стратегий украинского национализма в плоскости решения российской проблемы (уничтожение России как империи при признании права россиян на собственное национальное государство). При этом украинские националисты не ограничивались одним лишь теоретическим. Национально-освободительная борьба, проводилась под руководством ОУН, также была определенно антиимперской борьбой, направлялась не просто на освобождение украинских земель из-под власти московско-большевистских оккупантов, но и на уничтожение московской империи в любой ее форме. Для этого украинские националисты вели активное сотрудничество с представителями других народов, которым пришлось испытать на себе влияние московского империализма (участие в УПА иностранных отделов Конференция порабощенных народов Восточной Европы и Азии в ноябре 1943 года, деятельность Антибольшевистского Блока Народов т.п.). Украинские националисты не отказались от своих взглядов на проблему московского империализма и в условиях независимости, проявлением чего мы можем считать разностороннюю поддержку ими сил антироссийского сопротивления (прежде всего, на Кавказе).

Уничтожение России как империи было, есть и будет стратегической целью украинского национализма. Это вытекает из жизненных интересов украинской нации. Но пока выделим еще одну позицию, учитывая которую уничтожение московской империи чрезвычайно важным. Речь идет о позиции традиционалистского, консервативно-революционных, антилибералистичних и антиглобалистических стремлениями.

Идея написания данной статьи возникла во время моей дискуссии с одним из «френдов» в социальной сети Facebook. Человек, с которым я вел дискуссию, — англичанин, сторонник идеи консервативной революции, который также имеет значительные симпатии концепции евразийства. Думаю, таких, как он, на Западе довольно много. И на то существует несколько причин.

Современный Запад — это территория деградации. По неоном реклам и богатой жизнью западного человека кроется цивилизационная гниль — труп некогда величественной цивилизации. Жизнь в этом болоте заставляет тех, кто не принадлежит к мейнстриму, искать какую-то альтернативу. И некоторые находит эту альтернативу на Востоке — Еx Oriente lux не перестает привлекать тех европейцев, которые остаются жаждущими Истины. При этом свет с Востока нередко ожидается из России. Если в эпоху прогрессирующего Модерна западноевропейцы смотрели на Россию как на страну варварства, непременно понимая под «варварством» что-то негативное, то сегодня перед ними существует соблазн увидеть в России островок традиционности, бастион сопротивления тотальному (и, фактически, тоталитарном) либерализма.

Вере в московское мессианство способствует и тот факт, что Россия дала миру большое количество бесспорно талантливых (если не гениальных) мыслителей консервативно-христианского направления: К. Леонтьев, Н. Данилевский, Достоевский, В. Соловьев, Н. Бердяев, П. Флоренский, Г. Флоровский и другие. Подобную интеллектуальную марку Россия держит до сих пор. Этому, в частности, способствует незаурядная деятельность известного философа и социолога Александра Дугина. Последний сумел удачно совместить интеллектуальный труд со своего рода «маркетингом» своих идей. Смелость мысли, оригинальность высказанных концепций, аргументированный анализ истории и современности, уверенность в футуристических прогнозах — все это заставляет многих интеллектуалов не только уважать философскую позицию А. Дугина, но и с выразительной симпатией относиться к реактуализованих им идей евразийства.

Собственно, пассионарность А. Дугина сегодня, очевидно, и является едва ли не главным фактором возникновения промосковских симпатий в среде западных интеллектуалов консервативного направления. Для многих из них Россия превратилась в центр традиционалистского мысли. Здесь достаточно красноречивым может быть мнение, высказанное гостем Первого российского съезда традиционалистов Клоудио Мутти: «Я поражен тем, что увидел здесь после 20 лет после моего первого визита … Я не мог представить, что через 20 лет вопрос традиционализма будут трактоваться здесь на таком уровне и с таким энтузиазмом. Это в значительной степени отличается от всех традиционалистского мероприятий, на которых мне приходилось бывать в Западной Европе. Я хотел бы отметить, что … в Западной Европе царит совсем другая атмосфера. Во-первых, аудитория, там собирается, даже в крупных европейских столицах, практически не имеет шансов собрать такое количество людей, заинтересованных в проблематике традиционализма, как здесь … Во-вторых, в то время, как в Западной Европе традиционализм преимущественно представляет собой консервативный направление … то здесь, в России, я увидел, что традиционализм пронизан творческим новаторским духом. Даже сам факт, что этот конгресс посвященный постмодерна, является знаком креативности и оригинальности подхода «. Симпатии к среде российских традиционалистов имеет не только Мутти, но и ряд других европейских мыслителей, в частности Ален де Бенуа, Гийом Фай и некоторые другие идеологи «новых правых».

Достижения российских интеллектуалов отрицать бессмысленно, и проблема, собственно говоря, не в этих достижениях, а в том, что за их ширмой на Западе видят мессианское предназначение России. Что же, такое положение вещей можно понять. Идя пустыней, жаждущая человек видит то, что хочет видеть. Живя в темноте европейского упадка, те, кого дурман либерализма НЕ разучил думать, верить и мечтать, пытаются видит свет в черной дыре агонизирующей империи.

Чем современная Россия? Насколько ее реалии соответствуют западным иллюзиям? Одни предпочитают видеть в России мощного противника США, вторые — оплот христианства, третьи — «белую империю», четвертые — удачный пример сосуществования христианских и мусульманских народов (слава Богу, на Западе все чаще обсуждается идея христианско-мусульманского примирения во имя общего сопротивления сатанинским силам). Но что представляет собой Россия на самом деле?

Прежде охладим горячие головы тех, кто, видя демографическое самоуничтожения собственных народов, верит в Россию как спасителя белой расы. Им стоит поинтересоваться статистическим данным, выяснить, какой процент русские составляют, например, в Москве. Для россиян характерны такие же демографические процессы, как и для представителей европейских наций. Несколько иные процессы можно наблюдать в мусульманских народов, находящихся под властью имперской Москвы, и эти процессы далеко не в пользу россиян (правда, мусульманам от этого тоже мало пользы, но об этом ниже). Немалую роль в уменьшении удельного веса русских в якобы «собственной» государству начинают играть и мигранты, в частности китайцы.

Причины депопуляции белого населения в России чем-то похожи на причины аналогичных процессов в Европе, а чем-то от них отличаются. Общей чертой является низкий уровень морали, является следствием не только дехристианизации, но и, по сути, недостаточной христианизации в прошлом. Же время, если на Западе мигранты прибывают из других стран, то в России наблюдается переселение на этнически русские земли нерусских, которые являются представителями порабощенных Москвой народов. Этому способствует не только неравномерность регионального развития, но перманентная война на Кавказе. Топя в крови право кавказских народов на самостоятельное государственное жизни, имперская власть тем самым стимулирует потоки беженцев, которые, между прочим, оседают не только на русских землях, но и в Европе.

Важно помнить, что описанные выше процессы не следует рассматривать исключительно как процесс исламизации. Приезжая в ту же Москву, мусульманин нередко отходит от принципов собственной религии и соблазняется секулярной культурой. Вместо демографического джихада Муслим ступают на путь этнической и религиозной маргинализации. Поэтому, вместо синергии христианской и исламской культур имперская действительность России создает условия для исчезновения русских как нации и религиозного вырождения порабощенных мусульманских народов.

Что касается религиозности самих россиян, то стоит отметить следующее. Христианство на территории Московии нельзя считать бесплодным. Оно породило уникальный тип духовности, немало светлых душ искренне приняло Христову Правду. Однако сам характер московского христианства был отчетливо интровертным, полным «духовно-аскетического общественного исихазма» (о. Иван Гаваньо). По духовными подвигами отдельных монахов крылась недостаточная евангелизация общества. Вместо религиозного воспитания населения подавляющее большинство московского духовенства занималась созданием «обрядославия», религиозная жизнь заменялось духовно пустым исполнением обрядов. Сущностной чертой московского христианства его цезарепапизм, противоестественное угодничество светской власти. Все это стало непосредственной причиной победы большевистской революции, о чем говорили как иностранные авторы (например, украинской Е.Маланюк), так и сами россияне (упоминавшийся нами Н. Бердяев).

Характер московского христианства иллюстрирует элементарная статистика. Около половины приходов Московской патриархии находятся в Украине, в которой на все исторические перипетии существовали лучшие обстоятельства для проповеди Благой новости. При этом среди самих украинского высокий уровень духовности и морали наблюдается на западе страны — в регионе, менее всего пострадал от московского империализма (в т.ч. и церковного).

Сегодня, к сожалению, московское христианство не изменило своей сущности. Московская патриархия является скорее государственным ведомством, чем Церковью. Имперская рация и путь истинного бытия Церкви в случае России несовместимы вещами. Следовательно, Россия обречена на дальнейшую дехристианизацию. Единственная тому альтернатива — наконец отказаться от практики преподносить кесарево более Боже, стать на путь нонконформизма относительно сатанинской империи. Исторические прецеденты этого существуют, и, возможно, только молитвы мучеников, были верными Христу и не покорились «православном» или коммунистическом царю, спасают русский народ от окончательного упадка. Но пока христианского нонконформизма нет. Есть патриарх Кирилл, который отчитывается Путину, и есть русские — народ, веками жил без полноценной духовной опеки, впоследствии стал жертвой большевистского эксперимента, а сейчас успешно осваивает западные псевдоценности. Может такая Россия противостоять другому центру сатанинского империализма — Соединенным Штатам?

Евгений Маланюк однажды очень правильно заметил, что между западным протестантизмом и московским православием существует одна общая черта — неспособность стать в оппозицию к «сильных мира сего», по «мамоне, Материи, минуя» кесарево «и всякого лже-духа». Возможно, именно эта общая черта и является причиной того, Москва не может быть истинной противовесом США. Противостояние квази-православной России и пост-протестантской Америки — это скорее симулякр противостояние Добра и Зла, «традиционализма» и «Дияволополису».

Нельзя отрицать, что США и РФ геополитическими соперниками. Но, по сути, такое соперничество является соперничеством Сатаны и Антихриста. Между ними существуют определенные различия: США является инструментом утверждения мондиализма, локомотивом глобализационных процессов, Россия представляет собой явление империализма в более классическом понимании. Однако за этими различиями, по соперничеством кроется определенная метафизическая единство, манифестируется в процессе развертывания мировой истории.

США устанавливали мировую гегемонию, держа марку борца с коммунизмом. Примерно такая же геополитическая логика наблюдается и сегодня. Реваншистские настроения в России заставляют многие народы искать защиты на Западе. Этим путем пошли страны бывшего соцлагеря и некоторые народы, которые находились под непосредственной московской оккупацией в составе СССР (прибалты и грузины). Следовательно, один империалист заставляет независимые народы попадать в лапы другого имперского монстра.

Фактически, логика глобализации следующей: Россия теряет тот или иной регион влияния, и его сразу же «подбирает» либералистического Запад. При этом Америке невыгодно окончательное уничтожение России как империи — такое количество геополитического материала США не смогут «переварить». Неудивительно, что Буш-старший в свое время призвал украинского оставаться в составе Российской империи — западным империалистам ни была, не является и не будет выгодной Украины как самостоятельный геополитический игрок. США предпочитают иметь дело с единственной российской империей, чем с рядом национальных государств или конфедеративных образований.

Какие перспективы открывает собой уничтожение России как империи?

Во-первых, исчезновение русской угрозы приведет к тому, что страны Центральной и Восточной Европы смогут чувствовать себя более независимо в отношении Запада. Если антилибералистични силы в Западной Европе и ожидают свет с Востока, то оно может прийти именно с территорий Центральной и Восточной Европы. Именно этот регион еще сохранился как действительно европейский, именно здесь сильны позиции консервативных и националистических сил, именно отсюда может разгореться пламя Реконкисты, или, если этот мир все же окончательно катится к своему концу, именно на территории Центрально-Восточной Европы может сформироваться один из важнейших очагов сопротивлением.

Во-вторых, на руинах Российской империи предстоит национальный ренессанс как самих россиян, так и других народов (в частности, угро-финских), что смогут интегрироваться в «отформатированной» Европы. Совокупность этих новых государственных образований станет своеобразной буферной зоной между Европой и Азией. Вот такую Археофутуристической картину рисует логика уничтожения России как империи …

Бесспорно, делать однозначные прогнозы на будущее нельзя. Однако однозначной может быть оценка текущего состояния дел, выбор врагов и друзей, выбор правильных ставок. Поэтому, тот, кто хочет бороться против современного безумия, должен четко осознавать, что в борьбе с Сатаной не стоит полагаться на Антихриста, а в борьбе с Антихристом бессмысленно рассчитывать на помощь Сатаны …

Как человек, интересующийся вопросами философии и смотрит на мир глазами традиционалиста, я действительно уважаю Дугина-интеллектуала. Как украинским, я воспринимаю его бесспорно враждебно. Ни когнитивного диссонанса при этом не возникает, поскольку понятие враждебности и уважения в моем понимании взаимно друг друга не исключают, а скорее органично сочетаются в определенных случаях (к сожалению, сегодня доминирует другой подход, подход плебеев, и согласно этому подходу врага нужно бессильно ненавидеть и пренебрегать). Разделяя ряд идей реактуализованого Дугиным традиционализма, я категорически не воспринимаю его имперской бредовые. Собственно, именно этот бред служит яркой иллюстрацией того, как мыслитель может пожертвовать собственными убеждениями, принципами, последовательностью и превратиться в слугу «сильных мира сего».

Ранее Дугин был более независимым. Но сегодня он окончательно превратился в послушного герольда агонизирующей империи. Как пел когда-то Егор Летов, «пластмассовый мир победил», и Дугину приходится быть всего лишь идеологом пластмассовой России. Все же те, кто презирает искусственность и любит органику, должен бороться против этой пластмассовой чудовища. Жизнь — под ее поверхностью, где бурлит потенциал освобожденных из-под имперской власти народов. Жизнь — в моджахедам Кавказа, в борцах за независимость Татарстана и Мари Божий, у тех, кто выходит на митинги с плакатами «Отдел Москву от России!», «Сибирь будет свободна!», «Даешь Дальневосточного республику!», В партизанах Приморье ‘я — тех героях, которые собственной самопожертвованием пытались пробудить собственный народ от имперского сна. Во всех упомянутых случаях мы действительно видим жизнь, голос органики, бастионы Бытия. А в созданном Дугиным ЕСМи жизни нет. Несмотря на все финансовые вливания со стороны газпромовско-бандитского правительства …

В названии данной статьи я употребил словосочетание «утопии евразийства». Это понятие, по моему мнению, очень удачно отражает характер современной «традиционной» («белой», «православной», etc.) России. Противоестественная евразийская империя существует, а вот империи-мессии нет. Такая империя — это фейк, симулякр, утопия, мираж. Зато существуют народы, стремящиеся Свободы, и именно эти народы способны изменить онтологический статус мира.

Игорь ЗАГРЕБЕЛЬНЫЙ

(1883 — 1973)

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.