Руслана: Россияне напрасно молчат

73136

Популярная певица Руслана (Лыжичко), победительница Евровидения, — активная участница киевских протестов, «голос Евромайдана». На этой неделе она устроила мини-Майдан в Брюсселе — певица призвала Евросоюз ввести финансовые санкции против режима Виктора Януковича. В интервью «Граням» Руслана говорит о требованиях народа, «руке Москвы» и об украинском примере для россиян.

— В российских СМИ утверждается, что на Майдане господствуют антирусские настроения.

— Когда мы вышли с протестом и речь зашла о Таможенном союзе, мы сразу же начали отсекать любые попытки поссорить украинцев с простыми людьми из России. Сеять вражду между двумя близкими народами — это политическая безграмотность. Если вы хотите подняться над своими меркантильными интересами — я обращаюсь сейчас к политикам как Украины, так и России — и хотите выйти на уровень действительно высокой политики, то не должны ссорить между собой людей!

— Чего хотят добиться граждане, которые сейчас митингуют? Если не говорить общими фразами о процветании Украины.

— Отставки Януковича.

— А что потом?

— Мы считаем, хуже уже не будет (хохочет). Он не имеет права называться президентом Украины после всего того, что сделал. Это настоящее унижение. Унижение для целого народа. Когда он принимал последние законы (пакет репрессивных законов, принятых Верховной радой 16 января. — Ред.), вообще непонятно, чем он думал. Янукович уже трижды совершил публичные преступления против украинцев. Первое — он продал нас России. Второе — он на глазах у всего мира попытался своими законами опозорить нас как нацию, решив показать, что готов поставить простых людей на колени. И теперь начал уничтожать народ. Отставка Януковича — это конкретное наше желание.

Мы хотим исключить любую возможность поступать так с нами в будущем. Для этого и существует Майдан. Мы вышли для того, чтобы отбить желание у любых политиков когда-либо поступать с украинскими людьми в таком духе. Ни один политик не имеет права так с нами разговаривать! Всё!

— Представьте себе такую ситуацию: Янукович покаялся и просит у народа прощения. Сможет ли украинский народ его простить? Или точка невозврата уже пройдена?

— Точка невозврата пройдена. Мы два месяца этого ждали. Он видел, что люди стоят на морозе! Знаете, как я потеряла здоровье? Я дважды срывала голос. Я, певица, потеряла самое дорогое. Врачи мне говорили: «Руслана, у тебя может быть безвозвратная потеря голоса, что ты делаешь?» Тем не менее, друзья, я стояла (Руслана регулярно исполняла украинский гимн со сцены Майдана. — Ред.). Где он был все эти два месяца?! Почему не реагировал? Теперь никто и ничего от него не ожидает. В чем он может покаяться? Воскресить мертвых? Прийти и отдать наворованные деньги? Ну, пусть отдает!

— Насколько Путин повлиял на последние решения Януковича?

— Не берусь судить, но лично меня смущают два факта, касающихся Кремля. Меня смущает, что во время Оранжевой революции Лужкова отправили на слет в Северодонецк, целью которого было в случае прихода Ющенко к власти оставить за собой право на отсоединение Юго-Восточной автономии. Они были готовы к отделению от Украины. У них этот план был еще в 2004 году. Это план Януковича и Лужкова, а за Лужковым стоял Путин. Мне даже не надо быть грамотным политиком, чтобы понять, что в дела моей страны однажды уже вмешались. Можно предположить, что сейчас они захотят занять такую же позицию. Они поймут, что теряют Украину, и попытаются сохранить лакомый в финансово-индустриальном значении кусочек.

Второе, что меня смущает, — заявление Медведчука (бывшего главы администрации президента Леонида Кучмы. — Ред.), сделанное в ноябре. Он заявил, что сейчас быстро разгонят всю эту манифестацию на Майдане. И заявил он это опять же из России, где был по приглашению Путина на каком-то спортивном мероприятии в Питере (чемпионате мира по самбо. — Ред.).

Третий момент, который мы с удивлением, мягко говоря, восприняли, — это давление Кремля на украинскую политику и власть. Манипуляция газом — один из методов заставить Украину поступать так, как это выгодно Москве. Извините, это конкретные поступки. Агрессия всегда вызывает настороженность. Естественно, когда Кремль обещает Януковичу каких-то там пятнадцать миллиардов, мы все задаем себе вопрос: а что взамен Украина должна будет отдать? Ведь никто до сих пор так и не видел этих документов. Даже не озвучили, что грозит Украине! Это означает, что Янукович продал независимость Украины. А чем еще Украина будет расплачиваться? Независимостью. Вам это любая бабушка сейчас расскажет.

— Вы следите за происходящим в России?

— Насколько получается. У меня родственники на Урале. Я не уверена, что всем в России все нравится. Просто россияне молчат. Но, поверьте, если вас по одному начнут сажать, то это не остановится. Вас так и дальше будут сажать, а вы будете терпеть. Будете испытывать унижение. А почему украинцам не страшно? Потому что мы все вместе. Никто никого не бросает. Это простая человеческая солидарность, которая работает во всем мире. Когда одного украинского активиста отправили в тюрьму, то пришло сразу пол-Киева. Подняли всех на уши. В результате людей начали отпускать…

Когда украинцы одержат победу, это будет примером для очень многих соседних стран. Простые люди из Украины покажут гражданам соседних государств важный пример.

— А почему же Болотная не Майдан?

— Очень трудно сказать. Мне кажется странным, что у россиян нет амбиций. Амбиций в хорошем смысле этого слова. Я говорю о национальных амбициях, позволяющих им быть по-настоящему свободолюбивыми. Речь не идет о том, что Украина или Россия должны перенимать чужие законы. У нас у каждого своя ментальность. У каждого должен быть свой стиль жизни. Но если вас политики запугали и вы не в состоянии выйти на улицу и высказать свой протест, это плохо. Значит, у вас в обществе проблемы. То есть общество напугано. Если вас запугивают и вы не можете преодолеть страх, значит, вы будете жить так, как вам скажут, будете делать то, что вам скажут. А вот мы попытались сбросить плохого наездника. Нам не понравилось, как нас держат в узде. Мы не хотим, чтобы этот наездник вообще на нас ездил. И мы, как очень свободолюбивые лошади, сбросили его. Потому что это чужеродное тело.

Это наша ситуация. Однако у России, очевидно, будет свой путь. Мне кажется, что Россия сама должна подумать и понять, почему страх сейчас доминирует.

— А вы не боитесь гражданской войны?

— Я даже таких слов боюсь. Сейчас нужно молиться и говорить согражданам, несмотря на происходящее, что украинцы по сути своей мирные люди. Мы не агрессивные и не жаждем крови. Поэтому я уверена, что это перепрограммирование случится с помощью большого количества людей, которые будут молиться и переводить ситуацию в мирное и спокойное русло.

— Как вы считаете, надо ли агитировать западное сообщество против посещения Олимпиады в Сочи?

— Я считаю, что есть события, которые должны объединять всех людей земли и ставить их выше политики, прагматики, выше национального или регионального эгоизма. Олимпиада — одно из таких событий. В принципе я не поддерживаю подобных бойкотов, ведь россияне узнают больше о тех, из кого часто для них делают идеологических врагов. А гости со всего мира узнают больше про Россию и ее самобытный народ.

Татьяна Голяндрина — специально для «Граней»

Грани.Ру

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.