Ученые: Евромайдан – это освободительная, а не экстремистская акция неповиновения

1386684335_evromaydan

Специалисты в области украинского национализма сделали коллективное заявление о том, что киевский Евромайдан является освободительной, а не экстремистской массовой акцией гражданского неповиновения и подчеркнули, что отдельные «антифашистские» сообщения из Киева могут служить поддержкой российскому империализму.

Предлагает русский перевод текста обращения, опубликованного на сайте Change.org на английском языке.

«Данное заявление принято нами – группой исследователей, которые являются специалистами в области изучения украинского национализма и включают большинство немногочисленных экспертов по постсоветскому правому экстремизму в Украине. Некоторые из нас регулярно публикуют свои книги в академических издательствах и статьи в научных журналах. Другие осуществляют свой мониторинг и анализ проявлений ксенофобии в Украине в разных государственных либо неправительственных организациях. В силу нашей профессиональной специализации и исследовательского опыта мы хорошо осведомлены о проблемах и рисках вовлеченности определенных праворадикальных группировок в недавние протесты в Украине. Благодаря многолетнему изучению данной тематики мы лучше других наблюдателей осознаем ту опасность, которую может повлечь за собой участие в Евромайдане правых экстремистов. Некоторые из ранних высказанных нами критических замечаний о националистических тенденциях в Украине вызывали гневные ответы украинских этноцентристов и представителей диаспоры Украины на Западе.

Критически оценивая заметную деятельность на Евромайдане правых радикалов, мы, тем не менее, также обеспокоены другой опасной тенденцией, проявляющейся в некоторых репортажах международных СМИ, освещающих недавние события в Украине. В ряде публикаций роль, значение и влияние правых радикалов в контексте протестного движения интерпретировалась искаженно. В таких материалах высказывались предположения, что украинское массовое проевропейское движение подрывалась и даже подчинялась или возглавлялась фанатическими националистическими группировками. Некоторые репортажи формировали обманчивое впечатление, будто ультранационалистические идеи и деятели находились в сердцевине протеста в Украине, если не управляли им. Для достижения такого эффекта активно использовались яркие визуальные образы, эффектные отдельные цитаты, смелые международные сравнения и настораживающие исторические параллели. Эти инструменты сочетались с назойливой демонстрацией одной особенно заметной и бесспорно существующей, но политически всё же второстепенной части пестрой мозаики, состоящей из сотен тысяч протестующих, у каждого из которых свои собственные взгляды, мотивы и цели.

Среди тех, кто протестовал, применяя насилие, и среди сторонников мирного протеста в Киеве были представители самых разных политических лагерей, да и много таких, которые, наверное, затруднились бы однозначно определить свою политическую позицию. Не только мирные демонстранты, но и те, кто вооружался и противостоял отрядам «Беркута» и нанятым властью т.н. «титушками», представляли собой широкое движение, единый центр которого отсутствовал.

Большинство демонстрантов было изначально мирным и встало на путь вооруженных протестов лишь в ответ на все большую жестокость и радикализацию умирающего режима Януковича. Среди протестующих были как либералы, так и консерваторы, как левые, так и правые, как националисты, так и космополиты, как христиане, так и верующие других конфессий или неверующие.
Бесспорно, в число как мирных, так и вооруженных протестующих входили и представители как крайне правых, так и крайне левых. Однако движение в целом лишь представляло украинский народ: и стар и млад. Поэтому сосредоточение некоторых СМИ на правых радикалах иногда приводило к искажению медийной картины реальной ситуацию. Такой чрезмерный интерес, возможно, был скорее отражением особых впечатлений от взбудораживающих лозунгов этнонационалистов или их визуально эффектных символов и форм, чем результат сбалансированной оценки реальной обстановки на месте.

Мы даже полагаем, что в тех случаях, когда подобные журналистские репортажи появляются в пророссийских, а особенно в явно поддерживаемых Кремлем СМИ, их чрезмерный интерес к крайне правой части протестного движения был обусловлен отнюдь не антифашистскими мотивами. Парадоксальным образом распространение таких искажающих реальность репортажей можно в свою очередь объяснить воплощением политикой имперского национализма – в данном случае его современной российской разновидностью. Путем целенаправленной дискредитации одной из самых значительных массовых акций гражданского неповиновения в истории Европы этими репортажами, возможно, стремятся создать предлог для вмешательства Москвы в украинские события – возможно, даже в виде интервенции российской армии, как это было в случае с Грузией в 2008-м году. (Недавно Антон Шеховцов раскрыл деятельность и связи некоторых очевидно прокремлевских организаций на Западе. См.: «Как Россия раздувает антиукраинскую истерию на Западе: сеть и агенты» http://argumentua.com/stati/kak-rossiya-razduvaet-antiukrainskuyu-isteriyu-na-zapade-set-i-agenty Наверное, этот список не полный перечень всех московских манипуляций потока информации об Украине на Западе.)

В связи с этим мы призываем наблюдателей и журналистов, пишущих о сегодняшней Украине и особенно тех придерживающихся левых взглядов формулировать свою критику украинского радикального этнического национализма взвешенно. Материалы, рисующие тревожный образ Евромайдана как выражение, в первую очередь, правого радикализма, могут быть использованы кремлевскими политтехнологами для воплощения своих геополитических замыслов. Поставляя Москве, в ее попытке подрыва украинской независимости, риторико-пропагандистскую амуницию, авторы таких материалов, хотят они этого или нет, косвенно помогают политической силе, являющей собой значительно более серьезную угрозу для социальной справедливости, прав меньшинств и политического равноправия, чем все украинские этноцентристы вместе взятые.

Мы также призываем западных наблюдателей и репортеров проявить понимание к молодой украинской политической нации и ее все ещё хрупкому государству существующему в условиях серьезной внешней угрозы. Шаткое положение украинской государственности и невероятные сложности повседневной жизни в условиях переходного периода порождают большое разнообразие странных, противоречивых и даже деструктивных форм поведения. В такой ситуации поддержка фундаменталистских, этноцентристских или ультранационалистических взглядов иногда объясняется не столько убеждениями, сколько растерянностью и тревогами людей, вынужденных жить в таких тяжелых обстоятельствах.

В заключение, мы призываем не выносить поспешных суждений о сложной национальной проблематике в Восточной Европе теми, кто не обладает глубокими познаниями об Украине и не занимается специальными исследованиями в этой области. Некоторые из нас, будучи специалистами по правому экстремизму, ежедневно боролись с тем, чтобы адекватно оценивать политическую радикализацию и пара-милитаризацию украинского протестного движения последних недель. Ввиду того, что нельзя назвать иначе как государственный террор уходящего режима Януковича против украинского народа, все больше как простых украинцев, так и высоколобых киевских интеллектуалов приходили к выводу о неэффективности и бесперспективности мирного протеста, сколь бы желательным он ни был.
Тем, кто собирается писать о национальных вопросах в Украине, следует найти время, силы и возможности, чтобы либо лично посетить страну и на месте изучить ту проблематику, либо заняться серьёзным чтением по той теме, которую они будут освещать. Тем, у кого таких возможностей нет, лучше переключить свое внимание на что-либо не столь сложное и неоднозначное. Это позволит в дальнейшем избежать разнородных штампов, фактических ошибок и искаженных суждений, которые часто сопровождают обсуждение последних событий в Украине».

ПОДПИСАНТЫ:

§ Татьяна Безрук, исследователь правого радикализма в Украине, Киево-Могилянская академия, Украина;
§ Ирина Бекешкина, исследователь политического поведения в Украине, Институт социологии НАН Украины;
§ Александра Бинерт, исследователь расизма и гомофобии в Украине, группа «ПРАВО. За права человека в Украине», Германия;
§ Максим Буткевич, исследователь ксенофобии в постсоветский Украине, проект «Без границ» киевского Центра «Социальное действие», Украина;
§ Тарас Возняк, исследователь интеллектуальной жизни и национализма в Украине, журнал «Ї» (Львов), Украина;
§ Марта Дычок, исследователь украинских национальной идентичности, средств массовой информации и исторической памяти, Западный университет, Канада;
§ Кирилл Галушко, исследователь украинского и российского национализма, Институт истории Украины, Украина;
§ Мридула Гош, исследователь нарушения прав человека и праворадикальных движений в Украине, Институт развития Восточной Европы, Украина;
§ Алексей Гарань, исследователь украинских политических партий, Киево-Могилянская академия, Украина;
§ Ола Гнатюк, исследователь праворадикальных тенденций в Украине, Варшавский университет, Польша;
§ Ярослав Грицак, исследователь истории украинского национализма, Украинский католический университет во Львове, Украина;
§ Александр Зайцев, исследователь украинского интегрального национализма, Украинский католический университет во Львове, Украина;
§ Евгений Захаров, исследователь украинских ксенофобии и преступлений на почве ненависти, Харьковская правозащитная группа, Украина;
§ Герхард Зимон, исследователь современной истории и национализма Украины, Кельнский университет, Германия;
§ Иосиф Зисельс, исследователь антисемитизма и «языка ненависти», Ассоциация еврейских организаций и общин (ВААД), Украина;
§ Адриан Ивахив, исследователь религиозно-националистических групп в постсоветской Украине, Вермонтский университет, США;
§ Вахтанг Кипиани, исследователь украинского национализма и самиздата, «Историческая правда» (www.istpravda.com.ua), Украина
§ Владимир Кулик, исследователь украинских национализма, идентичности и средств массовой информации, Институт политических и этнонациональных исследований в Киеве, Украина;
§ Наталья Лазарь, исследователь истории Холокоста в Украине и Румынии, Университет им. Кларка, США;
§ Вячеслав Лихачев, исследователь ксенофобии в Украине и России, Евроазиатской еврейский конгресс, Израиль;
§ Михаил Минаков, исследователь политической модернизации в Украине и России, Киево-Могилянская академия, Украина;
§ Майкл Мозер, исследователь языковой политики и идентичности в Украине, Венский университет, Австрия;
§ Богдан Нагайло, исследователь межэтнических отношений в Восточной Европе и СНГ, Франция;
§ Владимир Паниотто, исследователь постсоветской ксенофобии, Киевский международный институт социологии, Украина;
§ Елена Петренко, исследователь украинского национализма периода Второй мировой войны, Рурский университет в Бохуме, Германия;
§ Анатолий Подольский, исследователь истории геноцидов и антисемитизма, Украинский центр изучения истории Холокоста, Киев, Украина;
§ Алина Полякова, исследователь праворадикальных движений, Бернский университет, Швейцария;
§ Андрей Портнов, исследователь современного украинского, польского и российского национализма, Университет им. Гумбольдта, Германия;
§ Юрий Радченко, исследователь украинского национализма периода Второй мировой войны, Центр изучения межэтнических взаимоотношений в Восточной Европе, Украина;
§ Уильям Риш, исследователь украинских националистических идей и политики, Джорджский колледж, США;
§ Константин Сигов, исследователь постсоветских дискурсных стратегий о «другом», Киево-Могилянская академия, Украина;
§ Тимоти Снайдер, исследователь истории украинского национализма, Йельский университет, США;
§ Кай Струве, исследователь украинского радикального национализма и Холокоста, Университет г. Галле, Германия;
§ Михаил Тяглый, исследователь геноцида и антисемитизма, Украинской центр изучения истории Холокоста, Украина;
§ Андреас Умланд, исследователь правого радикализма в постсоветской России и Украине, Киево-Могилянская академия, Украина;
§ Оксана Шевель, исследователь украинской национальной идентичности и исторической памяти, Университет им. Тафта, США;
§ Антон Шеховцов, исследователь западно- и восточноевропейского правого экстремизма, Университетский колледж Лондона, Великобритания;
§ Мирослав Шкандрий, исследователь межвоенного украинского радикального национализма, Университет Манитобы, Канада;
§ Иван-Павло Химка, исследователь участия украинского националистического движения в Холокосте, Университет Альберта, Канада;
§ Валерий Хмелько, исследователь этнонациональных структур в украинском обществе, Киевский международный институт социологии, Украина;
§ Виталий Чернецкий, исследователь современной украинской и российской культуры в контексте глобализации, Канзасский университет, США.

Координатор проекта: Андреас Умланд. Первую английскую версию этого обращения можно подписать на сайте Change.org В интернете также опубликованы украинская, немецкая и польская версии текста.

Обозреватель

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.