Цугцванг для Путина: уйти нельзя остаться

119353_original

Демонтаж чекистского режима возможен только революционным путём

События, последовавшие за парламентскими «выборами» и, главное, реакция режима на эти события, показали, что для установления в стране легитимной власти не остаётся иных вариантов, кроме как путь революции.

Отчасти это объясняется ловушкой, в которой оказался Путин, лучше всего подходящей под определение шахматного термина цугцванг. Самостоятельно он уйти уже не может, по крайней мере, без твердых гарантий личной и финансовой безопасности, и чем дальше, тем ситуация будет только усугубляться.

Замечательно описал создавшуюся ситуацию киевский аналитик Борис Кушнирука:

«В далеком 1999 году российские спецслужбы привели к власти своего ставленника Путина. Сверхвысокие цены на сырьевые ресурсы в течение первого десятилетия 2000-х годов давали власти возможность, сохраняя преимущественно сырьевой характер российской экономики и не проводя социально-экономических реформ, повышать благосостояние большинства россиян.

Вместе с тем тотальная коррупция, концентрация основных активов страны у очень узкого круга представителей олигархического экспортно-сырьевого капитала и высокопоставленных российских спецслужб, привели к ещё большему расслоению населения.

Сотрудники спецслужб в силу своих специфических качеств в принципе неспособны создать качественную модель построения экономики.

Они умеют разрушать планы противника, подрывать жилые дома, убивать, дискредитировать тех или иных лиц, коррумпировать чиновников в своей и других странах, делая их зависимыми от себя. Но не знают, каким образом развивать эффективную экономику, с помощью какого инструментария формировать новые секторы экономики и создавать новые рабочие места, как формировать и стимулировать деловую активность. Поэтому получение власти сотрудниками спецслужб объективно могло быть направлено только на её монополизацию и установление собственного (прямого или косвенного) контроля над существующими наиболее прибыльными секторами экономики.

В условиях существенного ограничения свободы слова в российских СМИ, прежде всего на телевидении и радио, полной зависимости судебной системы от исполнительной власти, отсутствия реальной политической конкуренции, деградация политической системы и всего российского общества во второй половине первой десятилетки 2000-х становится все более очевидной.

В то же самое время происходило несколько важных общественных процессов, которые неизбежно будут влиять на развитие России. Бизнес активность всё больше концентрировалась в крупных городах, прежде всего в Москве и Санкт-Петербурге. Там формировалась значительная прослойка среднего класса из представителей малого и среднего бизнеса, а также высококвалифицированных работников компаний и органов государственного управления.

Средний класс проявляет всё большую неудовлетворенность экономической и политической системами в стране, в которой он является заложником действий правящей касты гебистов и олигархов. Ведь в случае экономического кризиса от него больше всего страдает именно средний класс. Теряет свой бизнес, высокооплачиваемую работу, оказывается наедине с проблемами обслуживания кредитов под залог квартир, домов, автомобилей.

Такая ситуация не может длиться вечно. Поэтому массовый выход представителей среднего класса на Болотную площадь и площадь Сахарова с протестами против режима был вполне понятен. Рано или поздно такое должно было произойти.

Ещё одним важным процессом, который существенно меняет ситуацию в российском обществе, является возрастание роли производства, распространения информации благодаря Интернету, в частности социальным сетям, которые власть может контролировать в значительно меньшей степени, чем телевидение и радио.

Складывается ситуация, когда власть может рассчитывать на значительную электоральную поддержку в подавляющей степени среди пожилых людей и жителей сел и малых населенных пунктов, которые получают информацию, прежде всего, через телевидение. Вместе с тем активная, трудоспособная часть российского общества, которая пользуется Интернетом, к власти относится все более критически, если не враждебно.

Современные информационные технологии позволяют обеспечить значительно больший уровень контроля русского общества над властью. Это контроль пассивный. Он не может противодействовать, например, хищению бюджетных средств или фальсификации выборов. Однако позволяет обществу распространять информацию о реальном лице власти, предоставлять документальное подтверждение того, что большинство российских граждан, и так сознательно или подсознательно понимает, – страной руководит шайка воров.

Всё это снижает рейтинг власти в глазах граждан. В условиях снижения электоральной поддержки «партии власти» во главе с Путиным и одновременно отсутствие реального правового механизма смены режима, возникает всё больше причин для политической дестабилизации. Для взрыва может быть достаточно любого повода.

Как показали события ноября-декабря 2011 года, это может произойти в любой момент. И не так важно, что Путин и «партия власти» ещё имеет довольно существенную электоральную поддержку. Эта поддержка находится НЕ ТАМ и НЕ В ТЕХ слоях населения, на которые в случае чего сможет опереться режим.

Как показали события в Египте, достаточно мощных и продолжительных протестов в крупных городах страны, прежде всего Москве – и власть, которая кажется монолитной и непоколебимой, может поколебаться и упасть.

Такой сценарий просчитывается в том числе и в аналитических центрах России, связанных с властью. Недаром в декабре в российских СМИ промелькнула информация о том, что окончательное решение относительно третьего президентского срока Путина принималось исходя из оценки реалистичности сценария политической дестабилизации. Очевидно, что Медведев слишком слаб, чтобы противостоять этому. Если бы он стал президентом России, то в условиях острого политического кризиса армия и правоохранительные органы были бы вынуждены выполнять именно его приказы, а не реального правителя России – Путина.

Учитывая многовековые традиции, если в России начнется острый политический кризис, то она будет иметь характер мощного бунта. Никакого многодневного стояния с песнями и шутками «а-ля Майдан» в России не будет. Именно поэтому в узком кругу верхушки российских спецслужб было принято решение: власть может удержать только Путин – более жесткий и более связанный со спецслужбами.

Однако эти предположения относительно способности Путина действовать жестко и эффективно могут оказаться ложными. Он пришел в систему советских спецслужб в 70–80 годы прошлого века – во времена их полной моральной и интеллектуальной деградации. Никто о высоких материях победы коммунизма во всём мире там уже давно не мыслил. Всё было пропитано атмосферой угодничества, желанием повысить собственное благосостояние, получить хорошее место работы на капиталистическом Западе, что загнивает.

Эти люди с довольно специфической моралью и специфическими навыками могут совершить любое преступление. Но главная их особенность – исполнитель, а тем более тот, кто отдает приказ о преступлении, пытаются любой ценой остаться в тени, неизвестными обществу.

Одно дело, провести спецоперацию по подрыву жилых домов и на эмоциональной волне общества, которое желает «замочить в сортирах террористов», прийти к власти. Совсем другое – отдать личный публичный приказ стрелять по многотысячным демонстрациям в Москве, Петербурге – с неизвестными последствиями для того, кто такой приказ отдал. Вряд ли Владимир Путин решится на это.

Но главное, если даже путинизму удастся удержать на время власть, ничего не изменится к лучшему. Экономическая система олигархического экспорто-ориентированного сырьевого капитализма останется та же. Деградация не остановится. Путин не перестанет быть «гебистом-семидесятником». Он ни интеллектуально, ни морально не сможет отказаться от сырьевого проклятия России и изменить направление ее развития. А значит, после первой волны протестов неизбежно разразится вторая, еще более разрушительная.

Никто не сомневается, что следующим президентом Путин. У критически настроенных к режиму граждан нет альтернативной политической программы развития России, организации и лидера. На сегодня в принципе нет того, кто мог бы на президентских выборах быть альтернативой Путину.

Это одно из главных противоречий самоорганизации Интернет-сообществ. Они могут организовать и скоординировать акции протестов из сотни тысяч человек. Но не способны заменить собой политические партии и политиков, которые должны стать трибунами и политическими представителями и выразителями интересов протестующих.

Но для самого Путина от этого ничего не меняется. Его рейтинг теперь только будет падать. Всё, что раньше работало как позитив, в дальнейшем будет восприниматься с сарказмом и раздражением. С каждым днем власть в глазах русских будет иметь все меньше легитимности.

Скорее всего, сам Путин это прекрасно понимает, но он не может просто уйти. Слишком много в этом гебистском режиме, который сейчас правит Россией, завязано именно на него.

Слишком много собственности, которая в действительности принадлежит Путину, оформлена на доверенных лиц. А потому уход от власти будет означать риск быть убитым по их заказу – чтобы и собственность им и осталась. Цена вопроса, по утверждению как российских, так и западных экспертов, – многие десятки миллиардов долларов. Поэтому никто церемониться не станет.

Путин давно не «раб на галерах», как он сам себя однажды обозвал. Для раба на галерах он слишком роскошно живет. Путин – заложник гебистской власти, представителем которой он является».

svobodoff

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.