Яков Гилинский – Обыкновенный русский фашизм

987678f9-2d0f-4914-93d5-2109e4250025

Ксенофобия

Разгул нацизма-фашизма в современной России не вызывает сомнений. Проявлениям нацизма, ксенофобии (многочисленные убийства и избиения лиц “некоренной национальности” – африканцев, азиатов, “лиц кавказской национальности” – в Москве, Санкт-Петербурге, Воронеже, Краснодарском крае, далее – везде; совсем недавно – “Русский марш” 5 ноября 2005 года в Москве, выступление Макашева по телевидению в программе В. Соловьева, антисемитское “Письмо пятисот” и многое другое) посвящены статьи в газетах, радиопередачи, многочисленные дискуссии в СМИ. Появились научные и околонаучные публикации, журналистские и правозащитные исследования [1].
Вместе с тем многое остается не проясненным, “за кадром”. Многие “объяснения” слишком легковесны. Вызывает многочисленные споры о “квалификации” нынешнего этапа ксенофобии в России: нацизм? фашизм? хулиганство (по версии не только многочисленных судебно-следственных решений)? Каковы причины происходящего (“кто виноват”)? И, конечно же, “что делать?”.

Да, это фашизм
Один из крупнейших исследователей фашизма вообще, русского в частности, Уолтер Лакер (Walter Laqueur) в авторском предисловии к своей книге “Черная сотня. Истоки русского фашизма” (1994) говорит: “Когда я писал эту книгу, я не думал, что фашистское движение появится на российской политической арене так стремительно и будет иметь столь массовую поддержку избирателей…” И далее слова, вынесенные в эпиграф: “Опасность фашизма в России останется надолго”.

Напомним, что фашизм в России имеет давние исторические традиции. И это не только “Черная сотня”, “Союз Михаила Архангела”, погромы времен Российской империи, не только “младороссы” Александра Казем-Бека, поклонявшегося Муссолини (начало 20-х годов минувшего столетия), но и “настоящий” русский фашизм. “Русские фашистские партии существовали в 1930-е годы в Германии и Маньчжурии”. Русские фашисты “публиковали “Протоколы сионских мудрецов” и читали лекции о злодеянии масонов в России Они восхищались деятельностью итальянских и немецких фашистов Так было положено начало Русской фашистской организации (РФО), впоследствии ставшей Русской фашистской партией (РФП), которая печатала регулярные выпуски “Наш путь” и “Нация””. “Фюрером” РФП в 1931 году стал Константин Родзаевский. Были и другие русские фашистские организации. Например, Всероссийская фашистская организация, основанная в 1933 году в… штате Коннектикут (США).

Но не в этих малоизвестных сегодня фашистских партиях прошлого суть дела. О них можно было бы и не вспоминать. Если бы не постоянно тлеющий уголек нацизма-фашизма среди населения России. А что это так – свидетельствуют и массовый антисемитизм в годы советской власти, и столь быстро растущие как грибы националистические группы и отряды типа “Памяти” Д.Васильева, “Русского национального единства” А.Баркашева, а теперь еще и “Белый патруль” Ю.Белова…
Объективности ради заметим, что ксенофобия и националистические интенции существовали и существуют не только в России. С первых шагов человечества зародились подозрительность и нелюбовь к “чужим”, не “своим”, нередко переходящие в открытую вражду (впрочем, это присуще всем стадным животным). Сегодня это проявляется в страшных “преступлениях ненависти” (“hate crimes”), известных большинству современных государств.

Социально-экономическая “почва” русского националистического “почвенничества”

Да, существует традиционный националистический (чтобы не сказать нацистский) менталитет россиян [6]. Но ведь традиции и ментальность вырастают, существуют, тлеют и вспыхивают не на пустом месте. Имеются объективные и “субъективные” факторы ксенофобии – нацизма – фашизма вообще и ультрасовременного российского в частности. Начнем с объективных предпосылок.
Объективно нетерпимость, ксенофобия, злоба, зависть есть закономерный, необходимый и неизбежный результат непомерного разрыва уровня и образа жизни сверхбогатого меньшинства (“включенных”, “included”) и нищего и полунищего большинства населения (“исключенных”, “excluded”) [7]. Этот разрыв, экономически отражаемый децильным коэффициентом и индексом Джини, все возрастает, сопровождаясь ростом убийств, самоубийств, алкоголизма и других девиаций [8]. Так, официальный фондовый (децильный) коэффициент [9] в 1990 году составлял 1:4,5, а к 1994-1999-му вырос до 1:15 (по данным экспертов, 1:25, в Москве – 1:60).

Такой разрыв уровня доходов богатых и бедных – гарантия нестабильности, конфликтности общества. Самое страшное – фактическая невозможность “исключенных” “включиться” в экономическую, политическую, социальную, культурную жизнь. “За годы реформ уже сотни тысяч жителей бывшего СССР стали “отходами” трансформационного процесса, еще многие тысячи беженцев оказались в России без всяких перспектив найти работу, жилье и обрести достойный образ жизни. Для многих Россия стала “транзитным пунктом” на пути в никуда” [10]. По мнению профессора Ф. Бородкина, “свыше 50% населения России – “исключенные”” [11], то есть люди, вынужденные существовать на обочине жизни, не будучи включены в активные трудовые, социальные, политические, культурные процессы. В стране 36 миллионов, или четверть населения, бедняков, чьи доходы ниже нищенского прожиточного минимума (по данным проф. Наталии Римашевской, “Новая газета”, 16-19 октября 2003 г.), и полунищенское существование влачат как минимум еще две четверти населения. А вот данные Всемирного банка, основанные на официальной российской статистике: доля населения за национальной чертой бедности в России – 30,9% [12].

Большинство “исключенных” – подростки и молодежь – без образования, без профессии, без работы, без легальных доходов, но окруженные “гламуром”, иномарками, ресторанами, бутиками… Совершенно очевидно, что безнадежность существования большинства россиян не может не вызывать соответствующую реакцию, “канализируемую” властью. И здесь мы подходим к “субъективным” факторам.

Cui prodest? [13]

В 1990 году я попытался проследить систему мифов тоталитарного общества на примере СССР [14]. Основные вехи мифологизированного сознания, по-моему, таковы: “Человек создан для счастья” – “Светлое будущее” – “Светлый путь” – знающий этот путь Вождь (Фюрер)… Но: “До “светлого будущего” было что-то далековато, а настоящее – несмотря на все “небывалые успехи”, мрачновато. Значит – виноваты “враги”! Кулаки и “подкулачники”, правые и левые, вредители и саботажники, “враги народа” и члены семей врагов народа, крымские татары и немцы Поволжья, космополиты и “врачи-отравители”, и несть им числа… Поиск “врагов народа” (то бишь “козлов отпущения”) и “борьба” с ними – самая страшная страница прошлого” [15]. Не думал я в 1990 году, что прошлое станет будущим.

В политике неудачливой власти искать “врагов” и натравливать на них “народ” нет ничего нового. Это старо как мир.

Вот почему прав бывший депутат Госдумы и правозащитник Юлий Рыбаков: “Национализм сегодня стал инструментом государственной политики” [16]. И далее он поясняет свою мысль: “Безнаказанность, в условиях которой действуют националисты, наталкивает на мысль, что государство взяло на вооружение эту силу и придерживает ее на случай, если в один прекрасный момент понадобится сказать “фас”. Власть предержащие (а сегодня это, если называть вещи своими именами, чекисты и чиновники) пытаются построить новую империю. Они понимают, что на этом пути их ждут сложности, а народ, который становится все беднее на фоне баснословно богатеющей элиты, будет искать виноватых. Естественно, власти не хотят, чтобы люди в один прекрасный момент показали пальцем именно на них. Поэтому нужно найти “крайних”, виноватых. Как правило, на эту роль лучше всего подходят инородцы – армяне, евреи, азербайджанцы, не важно кто”. И народ, увы, готов проглотить эту наживку. Так, в ответ на создаваемый Рыбаковым Санкт-Петербургский антинацистский Центр, ему звонят возмущенные жители “культурной столицы”. “Спрашивают, что мы имеем против нацизма, говорят, что приезжие заполнили город, что нужно что-то с этим делать…” [17] И это мнение возмущенных граждан может быть страшнее самих фашиствующих молодчиков…
Фашизм выполняет минимум три функции в современной России.

Во-первых, служит “страшилкой” для режима перед грядущими выборами: или мы (ВВП, преемник), или – фашисты!
Во-вторых, как уже упоминалось, “инородцы” – превосходный “козел отпущения” для бездарной власти, не способной решить ни одну из социальных проблем (бедность, жилье, армия, образование, медицина, наука и т. п.).
В-третьих, фашисты – социальная база, “резерв главного командования” в борьбе с предполагаемой “оранжевой революцией”, до смерти напугавшей власть.
А кроме того, существует некое “родство душ”: “фашисты (нацисты) – сукины дети. Но это наши сукины дети”.

Что делать?

Знание факторов, провоцирующих фашизацию страны, позволяет в принципе выстроить хорошо обоснованную систему мер противодействия фашизму. Но я не вижу сегодня реальных оснований для такого противодействия. Социально-экономический разрыв сверхбогатого меньшинства и нищенствующего большинства не сокращается. Напротив, богатые становятся богаче, бедные беднее (если не абсолютно, то относительно). Доступ молодежи к профессиональному образованию сокращается. Недовольство взрослых и подростков увеличивается. Соответственно растет ненависть, которую так легко обратить против “инородцев”, за недоступностью собственной власти… Разрыв между властной “элитой” и “народом” достиг небывалых размеров. Функции фашизма для режима сохраняются полностью. А посему и нет “политической воли”, без коей в современной России ничего происходить не может…

Более того, ксенофобия усиливается межконфессиональными распрями и религиозным мракобесием (РПЦ собирается внедрять в общество православную этику; школьница Маша затевает второй в истории человечества “обезьяний процесс”, предъявив иск департаменту образования о необходимости обучения школьников “божественному сотворению” человека; бросается в качестве пробного камня идея введения в школах уроков православия и т. п.). Межэтнические и межконфессиональные конфликты дополняются гомофобией – преследованием гомосексуалистов. Достаточно вспомнить запрет, а затем разгон в мае 2006 года демонстрации геев в Москве. А ведь гомофобия во всех цивилизованных государствах – такое же “преступление ненависти”, караемое уголовным законом и судом, как и насилие по мотивам расовой, национальной, религиозной ненависти! Идет все ускоряющийся откат (какое соблазнительное слово для коррумпированных чиновников!) от демократических свобод конца 80-х – начала 90-х.

Приложение

Хроника нападений на иностранцев – только то, что стало известным, только в Санкт-Петербурге, только в начале 2006 года.

5 января – избит 25-летний гражданин Китая (стажер отдела хореографии Консерватории).
11 января – избит 25-летний студент Петербургской медицинской академии из Индии.
15 января – избит неизвестный из Египта.
25 января – избит студент Лесотехнической академии из Камеруна.
30 января – избит студент Медицинской академии из Уганды.
5 февраля – убит гражданин Мали, 1967 г. р.
19 февраля – избит гражданин Израиля, 23-летний студент РГПУ.
24 февраля – избит абитуриент, 33-летний гражданин Кот Д’Ивуар.
В феврале избит 24-летний африканский студент Медицинской академии; ранены две гражданки Киргизии…
2 марта – нападение на студента из Ливана.
23 марта – избит 34-летний гражданин Республики Гана Стенли Джефферон Квауто.
25 марта – тяжело ранена 9-летняя Лилиана Сесоко.
7 апреля – убит из ружья студент Университета телекоммуникаций Лампсар Самба из Сенегала.
В апреле убита студентка из Китая…

Примечания
1 Верховский А., Михайловская Е., Прибыловский В. Политическая ксенофобия: Радикальные группы, представления лидеров, роль церкви. М., 1999; Лихачев В. Нацизм в России. М., 2002; Мониторинг дискриминации и национал-экстремизма в России. М., 2005; Другой – чужой – враг // Индекс / Досье на цензуру. 2005, N 22.
2 Лакер У. Черная сотня. Истоки русского фашизма. Вашингтон, 1994. С. 5.
3 Лакер У. Там же. С. 127.

4 Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. М., 1966.
5 Combating Hate Crimes in the OSCE Region: An Overview, Legislation and National Initiatives. Warsaw, 2005; Hall N. Hate Crime. Willan Publishing, 2005; Jacobs J., Potter K. Hate Criminal Law and Identity Politics. Oxford University Press, 1998.
6 Ох, какой огонь я вызываю на себя!..
7 Подробнее см.: Гилинский Я.И. “Исключенность” как глобальная проблема и социальная база преступности, наркотизма, терроризма и иных девиаций // Труды Санкт-Петербургского Юридического института Генеральной прокуратуры РФ. 2004, N 6. С. 69-77.
8 См., например: Ольков С.Г. О пользе и вреде неравенства (криминологическое исследование) // Государство и право. 2004, N 8. С. 73-78.

9 Децильный коэффициент показывает, во сколько раз доходы 10% самых богатых превышают доходы 10% самых бедных жителей страны.
10 Яницкий О.Н. Модерн и его отходы // Социологический журнал. 2004, N 1/2. С. 205.
11 Бородкин Ф. Социальные эксклюзии // Социологический журнал. 2000, N 3/4, С. 5-17.
12 Доклад о мировом развитии 2005. Как сделать инвестиционный климат благоприятным для всех. М., 2005. С. 261.
13 Кому выгодно? (лат.). Формула, позволяющая искать виновного, преступника.
14 Гилинский Я. Мифологизированное сознание и тоталитаризм // Радуга, 1990, N 9. С. 29-31. Воспроизведено в: Гилинский Я.И. Девиантность, преступность, социальный контроль. СПб., 2004. С. 43-46.
15 Гилинский Я.И. (2004) Указ. соч. С. 46.
16 Новая газета, 21-23.03.2005. С. 21.
17 Там же.

Яков Гилинский
Обыкновенный русский фашизм

Яков Гилинский – известный российский криминолог.

Опасность фашизма в России
останется надолго.
У. Лакер

Добавить комментарий