Адриан Боненбергер: Кремль открывает новый фронт информационной войны

890x675_jykD2s3Bz77E86sLT5VH

Чтобы выиграть, Киеву нужно перейти в наступление, сообщая обо всем честно и откровенно

Военный конфликт на востоке Украины зашел в тупик. Сепаратистам недостает человеческих ресурсов и мотивации, чтобы захватывать новые территории. Россия же надеется получить влияние на украинскую власть без отправки в страну новых солдат. Для этого Кремль делает ставку на дипломатию, пытаясь убедить США и Европу в том, что Украина неправа и ее силой нужно усадить за стол переговоров. Противостояние ведется как на политическом фронте, так и в СМИ. И тут стоит признать: Россия побеждает.

Когда я служил в американской армии, большую часть времени США занимались восстановлением инфраструктуры в Афганистане. Мы строили дороги, больницы, школы. Мы отдавали мечетям одеяла, коврики и Кораны. Мы с уважением относились к культуре Афганистана и пытались дать афганцам доступ к тому, что на Западе воспринималось как нечто само собой разумеющееся.

Но армия не умела общаться с медиа, поэтому история Афганистана стала историей войны и коррупции. Профессиональных обозревателей в Афганистане тогда было немного. На каждого хорошего репортера, которого я там встретил, приходились два или три готовых уцепиться за первую попавшуюся историю. Именно эти журналисты писали о том, что Америка не справляется. Хотя они не тратили время на то, чтобы ходить с нами в патрули, не встречались с местными старейшинами, не слышали слова благодарности и не видели маленьких мальчиков и девочек, махавших нашим патрулям, когда те входили в деревню.

Хуже того, оказалось, что Талибан как раз умел отлично общаться с прессой. Как только происходила стычка, представители движения тут же сообщали о нападении на американский конвой и убийстве солдат. На деле же им удавалось это редко, но неудивительно, что люди, читавшие газеты, например, в Китае, об этом не знали: из правды (что на самом деле ничего не случилось) не вышло бы сделать красивые заголовки, а вот ложь Талибана проскальзывала без проблем. Так со временем и сложился образ американцев, охотившихся за афганцами. Более далекой от истины вещи нельзя было представить, но мы сами виноваты в том, что позволили Талибану распространять свою версию событий.

В Украине работа с информацией тоже далека от идеала. Например, каждый украинец осведомлен об ужасных событиях, происходивших в стране в ХХ веке, но на Западе об этом почти никто не знает. Украинские политики и граждане понимают, что СССР провел первый осознанный геноцид собственного народа — голодомор. Но большинство украинцев и представить себе не могут, что многие американцы о голодоморе никогда не слышали. По сути, если американцы и вспоминают о связи украинцев с событиями Второй мировой, то в контексте коллаборационизма некоторых украинцев с нацистами и участии их в холокосте.

До того как я приехал в Украину, чтобы писать о войне, я никогда не слышал о голодоморе. Когда говорю о нем с друзьями, для них это чаще всего оказывается новостью. Казалось бы, общество должно знать о пяти миллионах смертей, но не знает. Почему Украина не предает огласке катастрофу, из‑за которой ее гражданам приходилось заниматься каннибализмом?

Как я понимаю, причины две. С одной стороны — активно пропагандируемая российская интерпретация истории, которая уже 80 лет подает Украину в наихудшем свете. С другой — неготовность части украинских политиков и военных подпустить западных журналистов ближе.

Украина не в состоянии контролировать фальшивки, запускаемые Россией. Но украинские военные и политики могут открыться западным журналистам, придерживающимся в своей работе научных методов, принципов гуманизма и опирающимся на факты. Украина должна верить, что факты на ее стороне и что честная публикация этих фактов создаст на Западе необходимое сочувствие для долгосрочного политического успеха Украины (не только для выживания — выжить она в состоянии и самостоятельно).

Недавно моему коллеге Нолану Петерсону на восемь дней предоставили доступ к отряду Нацгвардии — первому из западных журналистов. Репортажи Петерсона привлекли жизненно важное внимание к передовой, страданиям и героизму рядовых украинских солдат и задокументировали, как россияне и сепаратисты неоднократно нарушают режим прекращения огня. Хорошее начало, но этого недостаточно: ручеек правды должен превратиться в бурлящий поток.

У Украины проблемы с пиаром, ее образ заслоняет личина, созданная Россией. Поэтому Киеву пора убедить весь мир в том, что страна достойна помощи и сочувствия. А ради победы в информационной войне с РФ, Украине лучше перейти в наступление. Такой шаг реален, не требует лишних затрат, и это то, что нужно было сделать еще вчера.

Адриан Боненбергер, nv.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Добавить комментарий