Андрей Пионтковский: Сирийская операция Путина опаснее Афганистана

60_main

Кремль выступает в Сирии в рискованной роли – покровителя, спонсора и защитника шиитских радикальных организаций

Вчера РФ нанесла первые авиаудары в окрестностях сирийского города Хомс, что привело к жертвам среди мирного населения. Пока на действия России очень резко отреагировала Саудовская Аравия – в новостных лентах появилось ее требование прекратить российскую операцию. Довольно резко высказалась Франция, а вот Соединенные Штаты, на мой взгляд, отреагировали просто позорно.

Путин демонстративно нанес удар по позициям сирийской Свободной армии, которую Соединенные Штаты много лет, пусть в последнее время и не очень энергично, поддерживали. А после этого Керри дружески стоял на пресс-конференции с Лавровым, ссылаясь на него: «Мы с Сергеем договорились продолжать обсуждение» и так далее.

Почему Путин решился на такую операцию, не имеющую ничего общего с борьбой против ИГИЛ, а направленную на защиту Асада, палача суннитской общины, который уже уничтожил 200 000 человек, и на истребление какой-либо альтернативы нынешнему сирийскому президенту, уничтожение умеренной оппозиции, чтобы оставить его у власти? Дело в том, что Путин знал, как жалко и беспомощно будет реагировать администрация Соединенных Штатов.

Но это не означает, что сирийская операция Путина закончится удачно. Он ввязался, не понимая, видимо, этого по своей безграмотности, в средневековую религиозную войну между суннитами и шиитами. Причем ввязался он в эту войну в очень рискованной роли – покровителя, спонсора и защитника шиитских радикальных организаций.

Путин влез в неврологический центр мировой политики на Ближнем Востоке

Посмотрите на ту коалицию, которую он создал на Коалиционном совете в Багдаде: это корпус стражей исламской революции, шиитская милиция Ирака и Хезболла, матерая террористическая организация почти такого же пошиба, как и ИГИЛ.

Мы помним, чем кончился Афганистан, а эта авантюра еще более опасна. Афганистан, в конце концов, был захолустной деревней, далекой от центральных мировых проблем, и там можно было нагадить, а потом уйти. А здесь Путин влез в неврологический центр мировой политики на Ближнем Востоке и, несмотря на беспомощность Соединенных Штатов, а также нежелание его останавливать, сирийская авантюра кончится для Кремля очень плачевно.

Андрей Пионтковский, nv.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Добавить комментарий