Бежать от войны. Трагедии стариков в зоне конфликта. ФОТОРЕПОРТАЖ

1426001280__81359797_couple

Минские соглашения о прекращении огня приняты. Временное затишье установилось. Бомбардировки стихли. Но лишения, тяжелые испытания, нескончаемые трудности лежат тяжелым бременем на плечах стариков. По обе стороны конфликта.

Более одного миллиона человек стали внутренними переселенцами в Украине, по оценкам Организации Объединенных Наций 60 % из них -пенсионеры. Многим пришлось покинуть свои дома, в буквальном смысле спасаясь бегством, но они стараются найти безопасное пристанище недалеко.

Страдая от хронических болезней и постоянного страха, они вынуждены вести непрерывную борьбу за выживание. Эти фотографии сняты благотворительной организацией HelpAge International, которая помогает пожилым людям. На них — люди, которые находятся в отчаянном положении. Но они остаются стойкими и сильными духом.

1426001280__81359797_couple

Леониду — 73, и его жене Надежде — 71. Они жили в Первомайске, пригороде Луганска, который сейчас находится в руках про-российских сепаратистов. Когда-то Первомайск был домом для 38 000 человек, но после боев с украинскими войсками лежит в развалинах. Пара переехала не далеко на север, теперь зарегистрированы как внутренне переселенцы, и живут на окраине контролируемого Украинским правительством Северодонецка. Их дети -по разные стороны конфликта. Леониду трудно ходить. Надежда потеряла зрение на один глаз, у нее очень высокое кровяное давление.

1426001279__81405988_valentina

Валентине – 76. Когда-то она работала машинистом- оператором на заводе в городе Первомайске, расположенном между Донецком и Луганском. Когда бои дошли до них, она пряталась в бомбоубежище завода. Но и завод, и ее дом были разрушены, и ей пришлось спасаться бегством. Она нашла приют в доме своей племянницы в нескольких километрах к северу, в селе Боровское. «Раньше я ничем не болела, но теперь у меня катаракта и глаукома,» — говорит она.

1426001368__81359799_yastrebok

Для некоторых стариков-беженцев домом теперь служит бывший детский летний спортивно-оздоровительный лагерь в лесу в Донецкой области. Многие из здешних постояльцев — из города Дебальцево, транспортного узла, который стал местом битвы в прошлом месяце, и был захвачен сепаратистами после минских соглашений о прекращении огня.

1426001505__81360836_vladimir

Для 70-летнего Владимира, впечатления о битве за Дебальцево еще свежи. Он сравнивает их с бомбардировками, которые он пережил во время осады Сталинграда немцами во время Второй мировой войны. Он говорит : «У меня не было времени, чтобы собрать вещи. Некоторые люди забежали в автобус, в который сразу же попал снаряд, и несколько человек погибли”. Владимир недавно перенес инсульт и сейчас ходит очень медленно. Ему очень горько, потому, что война расколола его родной край и разделила его семью. «Мы все говорим по-русски. Не было проблем с этим ни у кого. И мы никогда не хотели отделиться от Украины». Его сын остался в Дебальцево.

1426001484__81394785_raisa

Раиса, 68 лет. Бежала в августе со своими внучками, которым 11 и 14 лет, когда находящийся в руках сепаратистов город Донецк подвергся ракетному обстрелу. « Я — опекун девочек, потому, что оба их родителя умерли. Нам повезло, что мы сбежали еще тогда»,- говорит она. Их разместили в летнем лагере, сейчас они обеспечены бесплатными обедами и ужинами и бесплатными продовольственными ваучерами от Всемирной продовольственной программы ООН.

1426001563__81404769_pavel

Павел, 87 лет. Живет в Славянске, который в начале конфликта был в руках про-российских сепаратистов, а сейчас контролируется украинским правительством. Его дочь Лариса (справа) и его внучка потеряли свой дом во время боев за Дебальцево, и теперь переехали к нему. Для Павла война не в новинку. В возрасте 14 лет, во время Второй мировой войны, он был арестован нацистскими солдатами и отправлен на принудительные работы на авиазавод, а затем был отправлен в Дахау, концлагерь на Юге Германии.

1426001548__81405993_annatkachova

В отличие от многих стариков, вынужденных переселиться, 77-летняя Aнна ухитрилась забрать с собой некоторые пожитки перед тем, как бежать из находящегося в руках сепаратистов Лисичанска. Квартал, в котором находилась ее квартира, был полностью разрушен во время бомбардировок. «Жилой дом сложился, как «карточный домик», выдержали и остались стоять, как башни, только две крайние секции»,- рассказывала она. Ее пятеро детей живут и в России, и в подконтрольной украинскому правительству Украине, и в Луганске, подконтрольном сепаратистам.

1426001576__81406185_zina

Зинаида. 78 лет. Делит комнату с подругой в захудалом летнем лагере для рабочих вблизи Святогорска, Донецкой области. Теперь это дом для 150 переселенных украинцев, лагерь находится не далеко от буферной зоны. Она приехала сюда из Горловки, которая находится на линии фронта, и в которой по-прежнему не спокойно. Она страдает от высокого кровяного давления и еле-еле в состоянии купить себе лекарства, за которые должна платить из собственного кармана. Ее бесит, что война превратила в развалины школы и больницы.

1426001661__81406187_nadezhda

Еще одна постоялица бывшего летнего пансионата для рабочих — это Надежда, дом которой тоже в Горловке. Она говорит, что ее дом уцелел, хотя соседние дома были разрушены во время боев. Она 38 лет проработала в угольной промышленности. Надежда страдает от гипертонии, вызванной постоянным стрессом. Несмотря на это, по словам ее дочери Марины, с большим трудом удалось убедить ее покинуть зону военного конфликта. Только после уговоров волонтеров она дала согласие на переезд.

Оригинал на ВВС

Перевод: Андрей Сабадыр

UAINFO

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.