Что означают требования Турции по поводу Крыма

Турция перешла от традиционных заклинаний о «непризнании аннексии» Крыма к более интересным заявлениям. Запад начал забывать о Крыме, посетовал глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу, и задался вопросом: что будет с полуостровом, если «завтра что-то случится с Украиной»? Какой была цель заявления Чавушоглу?

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу раскритиковал европейские страны, которые стали уделять меньше внимания «вопросу Крыма». По его словам, западные страны «начали забывать о Крыме». «Если вы сегодня забудете о Крыме, а завтра что-то случится с Украиной, то вы будете нести за это ответственность», — подчеркнул он. «Турция не признает и не будет признавать аннексию Крыма», — традиционно добавил глава турецкой дипломатии.

С таким заявлением Чавушоглу выступил во время ужина в Центре культуры и помощи крымским татарам в Анкаре. На ужине присутствовали глава МИД Украины Павел Климкин и Мустафа Джемилев, депутат Рады, один из лидеров запрещенной в России организации «Меджлис крымско-татарского народа». Впрочем, посланцы Киева вряд ли были главными адресатами заявления Чавушоглу.

Во-первых, не следует забывать, что 24 июня в Турции пройдут досрочные парламентские и президентские выборы. Около 5 миллионов турецких граждан относят себя к потомкам крымских татар, эмигрировавших из российской Таврии в конце XVIII — середине XIX веков. Очевидно, что заявление Чавушоглу было сугубо предвыборным обещанием этой части турецкого электората — пусть и ассимилированной, но помнящей о своих корнях. Это просто традиционная риторика, правда усилившаяся начиная с 2014 года, — сказал газете ВЗГЛЯД научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Андрей Болдырев.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и правящая Партия справедливости и развития имеют репутацию «неоосманистов», которые не забывают о бывших провинциях бывшей империи. Репутацию надо поддерживать.

Во-вторых, Турция демонстрирует верность евроатлантической линии — что особенно важно в свете непростых отношений Анкары и Вашингтона. Момент был выбран неспроста.

«Сейчас началось сближение Турции и США. Первый шаг — это сирийский Манбидж, откуда были выведены курдские отряды самообороны» после встречи Чавушоглу и главы Госдепа Майкла Помпео, — напомнил в комментарии газете ВЗГЛЯД директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров.

С другой стороны, заявления Чавушоглу и даже Эрдогана — это всего лишь слова. «Турецкий поток», миллион россиян на пляжах Антальи и возможные поставки российских вооружений для Турции, очевидно, интереснее, нежели ссора с Москвой из-за Крыма.
Но возникает вопрос — не распространяются ли неоосманские планы Эрдогана на бывшее вассальное Крымское ханство? Нынешний турецкий лидер известен своей тяге к пересмотру договоров, определивших нынешние границы Турции. В частности, он не раз говорил о недействительности Лозаннского договора 1923 года, определившего границы Турции с Грецией, Сирией и Ираком, — напомнил Багдасаров.

Справедливости ради, ни одно из турецких официальных лиц прямо не заявляло о правах Турции на «потерянный» Крым. Из неофициальных выступлений на этот счет самым «серьезным» можно считать публикацию в стамбульской газете Hürriyet в 2014 году, в разгар киевского майдана, и до воссоединения Крыма с Россией. Автор предположил (впрочем, довольно иронично): если ситуация на Украине пойдет вразнос, то Турция заберет полуостров себе. «Руководство Крыма говорит об отделении, но подписанный 230 лет назад между Османской и Российской империями Кючук-Кайнарджийский договор гласит, что полуостров не имеет права на подобные своевольные шаги», — отмечало издание.

Неожиданно в том же духе, причем сравнительно недавно, высказался украинский националист — лидер партии «Свобода» Олег Тягнибок сказал, что в конечном счете, Турция «все-таки имеет виды на Крым».

Действительно, до воссоединения Крыма с Россией турки планомерно осуществляли мягкую экспансию на полуострове. Активно работая с крымскими татарами при слабости центральных украинских властей, Анкара добивалась распространения здесь своего влияния. Но теперь поддержка местных радикалов дается труднее — Турция опасается обострить более-менее наладившиеся отношения с Москвой. «В Крым турки не сунутся. Максимум — они продолжат поддерживать радикальное крыло запрещенного „Меджлиса“, — полагает Семен Багдасаров.

»У турок нет планов захвата Крыма. Мы там разместили и сформировали 32-й армейский корпус в составе сухопутных войск Черноморского флота, размещены и усиливаются подразделения собственно ВМФ и ВКС. Там никому ничего не светит», — уверенно подчеркнул в комментарии газете ВЗГЛЯД военный эксперт Виктор Мураховский.

Таким образом, если у нынешних турецких властей и есть мечты о реванше за «времена Очакова и покоренья Крыма», то эти мечты разобьются о Черноморский флот.

Непосредственной угрозы для России Турция не несет, но учитывать потенциал турецких вооруженных сил необходимо, подчеркивает Мураховский. Он отмечает:

«Мы являемся ситуационными союзниками в борьбе с ИГИЛ в Сирии, но турецкая армия входит в структуру НАТО, на территории Турции расположены базы альянса, с ее территории выполняются разведывательные полеты самолетов НАТО». В этой связи не могут не беспокоить контакты Анкары и Киева. В том числе по линии поддержки окопавшегося в Киеве «Меджлиса», который уже предпринимал попытки устроить водную и энергетическую блокаду Крыма.

Рамблер

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.