Что прикрывает завеса секретности, окутавшая «китайский» газовый контракт

537deee40945c381474875_600_400

Официальные лица один за другим проговариваются о засекреченных подробностях «китайского» газового контракта. Эти сообщения свидетельствуют о том, что определенности с ценой будущих поставок газа нет и китайцы смогут как угодно выкручивать руки «Газпрому».

Когда «Газпром» объявлял конкурс на название будущей газопроводной системы в Китай, одним из самых популярных предложений было окрестить будущую трубу «Золотым потоком» по аналогии с другими газоэкспортными «потоками» российского монополиста – «Голубым», «Северным» и «Южным» – и с намеком на его колоссальную стоимость.

Разрекламированному проекту, все детали которого спрятаны под грифом корпоративной тайны, не везет. То одно, то другое официальное лицо то и дело проговаривается, раскрывая секреты «Силы Сибири» – так в конце концов назвали систему, по которой природный газ из Якутии и Иркутской области должен пойти в Китай.

Оценки стоимости строительства разнятся. В мае, при подписании контракта с китайцами в Шанхае, общие затраты на трассу с российской стороны оценивались в $55 млрд. Летом глава администрации президента Сергей Иванов оценил стоимость проекта в $60–70 млрд (не оговаривая, идет ли речь только о российских затратах). По расчетам же газпромовских плановиков и экономистов, капиталовложения в проект превысят $100 млрд.

Затем в конце сентября член правления «Газпрома» Александр Медведев признал, выступая в Южно-Сахалинске, что китайцы так и не приняли решение взять на себя часть финансирования проекта в виде предоплаты за поставки газа на сумму $25 млрд (по его словам, вопрос «повис в воздухе»). Он также добавил, что такой аванс мог бы служить инструментом корректировки цены, из чего можно сделать вывод, что окончательной договоренности о цене – даже плавающей – на российский газ в Шанхае достигнуто так и не было. В таком случае контракт на самом деле был очередным ни к чему не обязывающим меморандумом о взаимопонимании, коих в архиве «Газпрома» накопилось уже немало за добрый десяток лет. Возможно, статус документа повысили, уговорив китайцев согласиться на такой камуфляж, чтобы отрапортовать российскому руководству об успехе и начать грандиозную стройку – к вящему восторгу подрядчиков.

Новая утечка информации не заставила себя ждать. Один из менеджеров компании «Газпром добыча Ноябрьск», Виктор Селин, сообщил журналистам, что российский газ пойдет через границу КНР только в 2020 году в первоначальном объеме около 5 млрд куб. м в год, а к 2024 году ежегодный поток достигнет только 25 млрд куб. м. Селин должен знать, о чем говорит: его компания занимается освоением Чаяндинского месторождения – основного источника газа для первого этапа строительства «Силы Сибири». В «Газпроме» поспешили опровергнуть его слова, хотя, по сведениям источников автора в компании, Селин просто озвучил рабочий график, утвержденный руководством монополии.

Заместитель руководителя «Газпром добыча Ноябрьск» Виктор Селин был уволен со своего поста.
Увольнение произошло после того, как Селин сообщил журналистам о переносе сроков поставок по «Силе Сибири» на два года.

По графику, озвученному этим газпромовцем-практиком, выйти на заявленный максимальный годовой объем поставок 38 млрд куб. м компания не сможет и в 2024 году. Это отчасти объяснило бы нерешенность вопроса о деньгах: никто не в состоянии сейчас предсказать, какие цены будут господствовать на газовом рынке через десять лет. Ясно одно: Китай, который станет единственным покупателем газа на дальнем конце инфраструктуры стоимостью более $100 млрд, начнет диктовать поставщику коммерческие условия – как по ценам, так и по объемам.

При этом объемы более 30 млрд куб. м в год из России китайцам попросту не нужны, как убедительно доказал на недавнем семинаре в Институте мировой экономики и международных отношений в Москве вице-президент и главный экономист компании «ВР Россия» Владимир Дребенцов. Расчеты, что «Газпром» сможет продавать в КНР ежегодно более 60 млрд куб. м, не основаны на анализе реальных потребностей и служат лишь оправданием архизатратного проекта.

Если проект все-таки осуществится и у России появится инфраструктура для отправки газа через китайскую границу, «Газпрому» предстоит выбор из трех возможных сценариев. По первому из них газ пойдет в Китай на китайских условиях, что может привести к его продаже даже ниже себестоимости, то есть субсидированию чужих потребителей за российский счет.

Второй сценарий – продление трассы газопровода до тихоокеанского побережья и строительство там крупного завода по производству сжиженного природного газа. Вот только экономическая рентабельность такой торговли под большим вопросом: цены в Азии демонстрируют устойчивую тенденцию к сокращению, и «Газпрому», возможно, придется и здесь торговать себе в убыток.

Сценарий номер три, озвученный президентом Владимиром Путиным, – соединить «Силу Сибири» с российской газотранспортной системой на западе и перебрасывать потоки газа с европейского рынка на китайский и обратно, добиваясь максимальной прибыли. Однако доставка газа за тысячи километров из Якутии в Европу прибыльной точно не будет, да и объемы газа, которые можно реализовать в Китае, никак не заменят те объемы, которые «Газпром» продает на европейском рынке. Даже если принять на веру не раз объявленный на самом высоком уровне объем будущего экспорта в китайском направлении в 68 млрд куб. м в год, то стоит учесть, что в Западную Европу в прошлом году «Газпром» отправил 138 млрд, а в «ближнее зарубежье» – 58 млрд куб. м. Простая арифметика опровергает домыслы о том, что европейских потребителей можно будет шантажировать угрозой переброски потоков газа с запада на восток.

В свете этих сценариев «Сила Сибири» смотрится как заведомо нерентабельный проект, выгодный только подрядчикам – владельцам трубостроительных компаний. Похоже, именно это его качество и прикрывает завеса секретности, окутавшая все детали пресловутого шанхайского «контракта».

Михаил Крутихин

Китайский газовый контракт: обидный урок для Путина

1101190

Лично меня сообщения о срыве подписания газового контракта между Россией и Китаем совершенно не удивили (хотя контракт в итоге и был подписан). Еще в марте 2006 года Владимир Путин подписал в Пекине меморандум о намерении заключить с Китаем контракт на поставки российского газа, после чего началась бесконечная мыльная опера. Все эти долгие годы с периодичностью раз в несколько месяцев наши официальные лица начинают предрекать скорое подписание окончательного контракта во время очередного саммита или форума, но потом все срывается. За это время успел умереть изначально обсуждавшийся «западный» маршрут поставок газа из Западной Сибири в КНР через Алтай – сейчас обсуждаются только поставки газа по «восточному» маршруту, из Якутии и Сахалина на Северо-Восток Китая.

Сейчас Путин ехал в Китай прежде всего с целью показать европейским партнерам: наши разговоры об уходе «Газпрома» на Восток теперь обретают материальную основу, так что не России нужно бояться ваших санкций, а Европе – потери поставок «Газпрома».

В чем причина долгой неуступчивости китайцев? Тут нужны некоторые пояснения, так как общественность явно не до конца представляет себе суть китайских энергетических потребностей. Существует представление, что Поднебесная – это такая огромная ненасытная воронка, потребности которой в импорте энергоресурсов настолько велики, что в итоге Китай никуда не денется и никак не обойдется без российского газа.

Применительно к природному газу эти представления страшно далеки от реальности. Начнем с того, что в балансе потребления первичных энергоресурсов КНР доля газа составляет… менее 5%. Китай – угольная держава, безраздельное доминирование угля в энергобалансе мотивируется соображениями энергетической безопасности (уголь добывается дома, его не нужно импортировать), которые часто перевешивали соображения экологии. Еще в 90-е, когда, собственно, и начинались переговоры о возможных поставках российского газа в Китай (прежде всего с Ковыктинского месторождения), китайцы ставили вопрос очень просто: нам невыгодно покупать ваш газ сильно дороже, чем собственный уголь. Поэтому за два десятилетия все переговоры шли очень трудно.

Аналитики-оптимисты вам скажут: но Китай будет уходить от угольной энергетики, потому что экология и так далее, так что без российского газа ему не обойтись. Будет уходить, спору нет. Но процесс этот идет черепашьими темпами: доля газа в энергобалансе Китая 10 лет назад составляла 2,5%, сейчас 5%. Прирост потребления в абсолютном выражении – около 100 млрд кубометров. Мягко говоря, не тектонический сдвиг, он сопоставим с приростом российского внутреннего потребления газа с конца 90-х.

И тут вступает в действие второй фактор: Китай сам является крупным производителем природного газа, занимая по этому показателю 7-е место в мире. Собственная добыча газа в Китае выросла с менее 30 млрд кубометров в год в 2000-м до более 100 млрд сейчас и в последнее десятилетие росла в среднем на 7–8% в год. Разрыв между собственной добычей и потреблением газа – нетто-импорт – составляет всего около 40 млрд кубометров, это меньше, чем мы поставляли на Украину в лучшие годы. И это весь газовый импорт Китая! Образ индустриальной державы, неимоверно страдающей от энергетического голода, таким образом, улетучивается, и по части потребности в импорте мы получаем не более чем одну из европейских стран типа Франции или Турции. Не стоит забывать и о том, какие у Китая огромные возможности закрыть эту относительно небольшую нишу путем импорта СПГ из любых точек мира – хоть из Австралии, хоть из Юго-Восточной Азии, хоть из Африки или с Ближнего Востока.

Вот вам и секрет китайской несговорчивости. Тем более что за это время китайцы успели прагматично решить вопрос со строительством газопровода из Туркмении, которая предложила не только более выгодную цену, но еще и доступ к месторождениям и контроль над самим газопроводом – нечто до сих пор немыслимое в отношениях с Россией. Так что у Китая времени вагон, Пекин вовсе не торопится утереть нос Западу – он преследует свои прагматичные национальные интересы и не собирается разбрасываться деньгами.

Зато по части разбрасывания деньгами с нашей стороны китайская газовая сделка рискует побить все предыдущие рекорды – и Олимпиаду в Сочи, и саммит АТЭС, и предстоящее вливание денег в Крым. В прошлом году глава «Газпрома» Миллер озвучил фантастические цифры стоимости освоения Чаяндинского газового месторождения в Якутии и строительства газопровода «Сила Сибири» (прошлое название – «Якутия-Хабаровск-Владивосток») – $15млрд и $25 млрд соответственно. Экономика китайского проекта придавлена с двух сторон. Снизу давят высокие капитальные (и операционные, т.к. работать придется в удаленных дальневосточных территориях без всякой инфраструктуры) издержки, сверху – китайская несговорчивость по цене. Возьму на себя смелость утверждать, что вся эта история с поставками Китаю якутского газа глубоко убыточна и на самом деле не только не принесет России выгод, а еще и обойдется в копеечку. Пока не раскрыты данные об экономике проекта, обратным утверждениям нет доверия.

Но, впрочем, путиномика не так работает. У нас в топ-30 крупнейших компаний России по рейтингу «Эксперт-400» входят подрядчики «Газпрома», «Стройгазконсалтинг» и «Стройгазмонтаж». Главное не создать стоимость, главное – распилить бюджет. Китайский газовый контракт открывает для этого поистине безграничные горизонты – пусть и ценой подсаживания России на китайские кредиты, которые придется отдавать будущим поколениям. По нефтяной сделке мы уже взяли кредит $25 млрд, превышающий объем заимствований России у МВФ в 90-е годы, а сейчас эта сумма как минимум удвоится. Ну и когда мы на самом деле стояли на коленях?..

Путин косвенно подтвердил убыточность китайской газовой сделки, предложив обнулить НДПИ на газ, поставляемый в Китай. Коротко для тех, кто не понял: бюджет не получит от экспорта в Китай вообще ничего. Помните, у нас широко обсуждались условия сделок 90-х по СРП? Их называли «кабальными», «колониальными», державные комментаторы исходили слюной. Так вот, по тем сделкам Россия получает доходы, пусть не такие большие, как хотелось бы, но получает. А тут планируется просто взять причитающиеся государству доходы от разработки восточносибирских недр и подарить китайцам. Вот что скрывается за красивыми словами «обнуление НДПИ».

В сухом остатке есть две новости. Хорошая – Путин не вечен, и когда-нибудь все это безумное вышвыривание национального богатства на ветер закончится. Плохая – китайский газовый контракт все же подписан, а значит, Россия (прежде всего ради геополитики) готова идти на колоссальные уступки. Так что в свое время придется его изменять или расторгать в связи с неприемлемыми для страны условиями, и это будет очень болезненный процесс.

Slon.ru

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.