Далекое детство на карте войны

1510393_664852756978804_5883613228005058443_n_500x317

Луганская область – это молодость моих родителей и моё детство. Папа был археологом и несколько лет возглавлял экспедиции Киевского института археологии, проводившие раскопки курганов на территории Луганской области. Мама, по образованию историк, тогда ездила вместе с ним. Когда меня не удавалось втюхать бабушке, родители тащили меня с собой на раскопки. Бабушка, правда, долго не выдерживала такого издевательства над ребёнком и забирала к себе – против моей воли, между прочим, потому что я очень любила атмосферу экспедиции: раскаленное степное солнце над разрытым курганом – днём и весёлые археологи в палаточном лагере – каждый вечер. И вообще, чувствовала я себя там очень важной и крутой: во-первых, дочка начальника экспедиции, не хухры-мухры))) во-вторых, я умела копать (ну, я так думала) – в общем, столько достижений в 5 лет, а меня, как маленькую, к бабушке…

В экспедиции я и ходить научилась: когда мне было 9 месяцев, родители выгрузились со мной в селе Капитановка Новоайдаровского района. И вот в этом селе, рассказывает мама, почти все говорили на украинском. И хозяйка дома, в котором родители снимали комнату, бабулька такая, таким извиняющимся тоном говорила маме: «Ви кажете «кровать», а ми говоримо «ліжко». Ну, ви з Києва, там більше російською говорять…». Маме становилось неловко и она шла в сельмаг покупать альбомы по искусству древнего мира, которые там почему-то продавались свободно, а в Киеве найти их было очень сложно..

Мама, которая сама родом из Донбасса, хорошо разбирается в политике и считает клеветой и провокацией все разговоры о том, что её родной регион всегда был исключительно российскокультурным. Потому что если уж говорить о «всегда», то всегда там было много поселений украинцев, говоривших на своём языке, включая её собственную маму.

Все эти мои воспоминания, сплюсованные с воспоминаниями родителей – естественная матрица подсознания, на которой Украина прописана как большая и неделимая Родина, состоящая из разнообразных географических, социальных и культурных ландшафтов. И нынешняя моя, уже ставшая тупой от своей продолжительности боль – от того, что кучка адских политтехнологов искусственно разделила Украину на две части – Восток и Запад – и объявила, что эти части несовместимы категорически и взаимные враги по определению.

И теперь у нас война. И теперь Новоайдаровский район Луганской области ассоциируется у меня не с моими первыми шагами и альбомами по искусству древнего мира, а с кровью, смертью и бесконечным человеческим горем. И это то, что мой мозг упорно отказывается принять

Елена ЧЕРЕДНИЧЕНКО

Добавить комментарий