Дело Навального: знаковые импровизации Кремля и «зов площади»

1183

Инакомыслие в России практически уничтожено патриотической пропагандой и сильной поддержкой политики Путина в уходящем году. Однако то, как Россия обходится с одним из ведущих диссидентов, показывает, что власти боятся беспорядков в стиле Майдана, пишут СМИ, рассказывая о «подлом приговоре» суда, сделавшем «заложником» брата оппозиционера, и о вчерашней протестной акции около Кремля.

«То, как Россия обходится с одним из ведущих диссидентов, явно свидетельствует о ее встревоженности», — указывает The Washington Post. Путин утверждает, что располагает поддержкой подавляющего большинства россиян после года, когда он начал вторжение на Украину, аннексировал часть этой страны и позиционировал свой режим как автократический и гомофобский противовес демократическому Западу. Если дело обстоит именно так, почему Путин, похоже, боится Алексея Навального?

Когда десятки тысяч россиян сообщили в соцсетях, что 15 января придут на демонстрации в поддержку Навального, власти неожиданно перенесли оглашение приговора на 30 декабря. Кроме того, суд приговорил младшего брата Навального, Олега, который не занимается политикой, к 3,5 годам тюрьмы.

30 декабря, несмотря на полицейские заграждения и сильный мороз, на площадь около Кремля вышли несколько тысяч демонстрантов. «Вы не сможете посадить всех нас!» — кричали они. В 2015 году этот лозунг, вполне возможно, будет преследовать Путина неотступно, говорится в статье.

Доныне ОМОН без труда сдерживал протесты в Москве. «Но, если бы Путин не тревожился из-за этой оппозиции, в деле Навального не было бы таких паникерских импровизаций», — считает газета.

Разрастется сопротивление путинскому режиму или нет, во многом будет зависеть от политики США и ЕС. Чтобы сохранить санкции ЕС против России, потребуются решительные лидерские действия Обамы и Меркель. «Поддерживать российское диссидентское движение — это тоже важно», — говорится в редакционной статье. «Судья и работники прокуратуры, причастные к суду над Навальным, были бы хорошими кандидатами для следующего раунда санкций», — полагает издание.

«Кремлевские захватчики заложников» — таков заголовок в The Wall Street Journal. «По-видимому, новая стратегия Кремля состоит в том, чтобы оставлять своих критиков на (относительной) свободе, чтобы они не сделались политическими мучениками, но брать в заложники их родственников», — пишет газета, комментируя приговоры Алексею и Олегу Навальным.

Есть «явная угроза: если Алексей не будет вести себя так, как положено, они будут пытать его брата в тюрьме или даже убьют», — написал в газету по электронной почте Уильям Браудер, управляющий инвестфонда и организатор антикремлевской кампании.

Нельзя допускать, чтобы Навальный в одиночку пытался переупрямить Кремль, считает газета. США могут наложить санкции в духе «закона Магнитского» на «российских чиновников, причастных к делу Навального» (формулировка издания). «Кремль делает ставку на то, чтобы Алексей постоянно помнил, что Олег сидит в тюрьме. Вашингтон может продемонстрировать, что тоже об этом помнит», — пишет WSJ.

Алексей Навальный в знак протеста против приговоров, вынесенных ему и его младшему брату, нарушил закон и вышел на площадь, где был задержан и препровожден домой, пишет Лючия Сгуэлья в газете La Stampa.

Олег, не имеющий отношения к политике, был приговорен к 3,5 годам заключения по завершении процесса, на котором их судили по обвинению в хищении у компании Yves Roches East 400 тыс. евро. Виновным был признан и Алексей, но его приговорили к условному сроку: «подлый приговор», который действует как «пытка», используя родственников оппозиционеров как «заложников», отмечает журналистка.

Зов площади оказался непреодолимым для харизматичного антипутинского лидера, находящегося под домашним арестом с февраля этого года. «Я больше не могу здесь находиться, я слишком сильно хочу быть с вами», — написал он в Твиттере и опубликовал селфи на выходе из метро.

На площади, глотая морозный воздух, его ждали его люди под огромным новогодним светящимся шаром. Несколько тысяч человек. Они выкрикивали старые лозунги: «Всех не арестуете!» — но были и новые: «Мы все братья Навального!», «Нет Путину, нет войне!», «Крым не наш!», «Героям слава!» (лозунг Майдана), сообщает журналистка.

Они — ветераны «белой весны», массовых протестов против Путина, вспыхнувших в 2011 году после выборов в Думу и обернувшихся заключением в тюрьму нескольких активистов. Тогда они вернулись по домам, подавленные, напуганные, разочарованные. Сегодня короткое замыкание может быть спровоцировано экономическим кризисом, санкциями, падением рубля. Но за год в России изменилось все: любое инакомыслие было уничтожено патриотической пропагандой и сильной поддержкой политики Путина, признает автор статьи.

«Революция вроде Майдана — кошмар для Владимира Путина, поэтому российское государство все туже затягивает петлю на шее оппозиционера Алексея Навального», — пишет Юлия Смирнова в Die Welt.

«Больше всего в Кремле хотели бы посадить Навального за решетку, как еще одного лидера российской оппозиции — Сергея Удальцова, приговоренного к 4,5 годам, — полагает Смирнова. — Но, в отличие от Удальцова, симпатизирующего Сталину и российской аннексии Крыма, Кремлю приходится использовать по отношению к Навальному другую стратегию, поскольку многие молодые россияне готовы выйти на акции протеста в случае его ареста». Журналистка добавляет, что из-за условного срока Навальный не имеет права принимать участия в выборах.

«Согласно новой российской военной доктрине, самую большую внутреннюю угрозу Кремль усматривает не в терроризме, а в дестабилизации политической обстановки в стране и попытке государственного переворота», — подчеркивает автор.

Кремль с помощью пропаганды распространяет среди россиян страх перед протестами: на примере Украины Путин хочет показать своим подданным, что протесты — это кровопролитие. Политически активное меньшинство россиян, которое еще три года тому назад надеялось на перемены, превращают в «пятую колонну» и неких маргиналов. «Инакомыслящим в путинской России становится все труднее дышать, — пишет Смирнова. — Остальным россиянам приходится лишь наблюдать, как их страна скатывается к агрессивной диктатуре, в которой нет места свободным гражданам».

«Навальный, российский диссидент XXI века, представляет новый вид угрозы путинскому режиму. Он стал первым активистом в России, использовавшим интернет как эффективное средство политического сопротивления», — утверждает Эмили Паркер в The New York Times

«Когда я жила в Москве в 2010 году, рунет был пространством свободы главным образом потому, что Кремль не воспринимал его всерьез», — повествует журналистка. «И вот появился Навальный, который понял, что его соотечественники устали от бесполезных уличных демонстраций. Он не призывал людей к восстанию, он просто просил их подавать жалобы онлайн. Эти кампании, продолжавшиеся несколько лет, показали отдельным россиянам, что вместе они способны добиться своего», — пишет автор статьи.

«Тем не менее, Кремль не беспокоила деятельность онлайн-активистов до конца 2011 — начала 2012 года, когда десятки тысяч россиян вышли на улицы, протестуя против правительства, что было организовано, главным образом, через социальные сети», — отмечает Паркер.

«Главным препятствием для оппозиции по-прежнему остается апатия общества — лучшая защита авторитарного режима. Одного интернета недостаточно, чтобы одержать над ним победу. Но это может сделать разрушающаяся российская экономика», — полагает Паркер. По ее мнению, из-за экономического кризиса Путин станет более уязвимым и массовое восстание не исключено. «И, благодаря интернету, у Навального и его сторонников будут средства для того, чтобы воспользоваться революционной ситуацией, если она возникнет».

Inopressa

Добавить комментарий