Дело о трагических событиях 1991 года — справедливость должна восторжествовать

1991.01.13 во время нападения на радиотелевизионную станцию в Вильнюсе

В Вильнюсском окружном суде продолжается рассмотрение дела о трагических событиях 13 января 1991 года в Вильнюсе. Фигурантами процесса стали более 60 бывших советских военных и должностных лиц, которые обвиняются в военных преступлениях и преступлениях против человечности. Однако, всего двое обвиняемых присутствуют на процессе лично, остальные проживают на территории России и Беларуси, которые отказались сотрудничать с Литвой в этом процессе.

«Это – прежде всего вопрос справедливости»

Как отметил в разговоре с корреспондентом «Голоса Америки» преподаватель Института международных отношений и политических наук Вильнюсского Университета, политолог Нериюс Малюкявичюс, и символическое и практическое значение этого процесса для Литвы заключается, прежде всего, в восстановлении исторической справедливости.

«Очень интересно взглянуть, какой контекст придает этому событию МИД России. С точки зрения Москвы, данный процесс, якобы имеет политический оттенок. Я же считаю, что это – прежде всего вопрос справедливости, которая должна восторжествовать», – убежден литовский политолог.

Действительно, после начала процесса представитель Министерства иностранных дел Российской Федерации Мария Захарова сделала заявление, согласно которому «инкриминируемые Литвой росгражданам действия оцениваются необъективно, в нарушение норм международного права».

В ответном заявлении МИД Литовской Республики говорится: «Суды в Литве независимы и беспристрастны. Дела в них рассматриваются, и решения по ним принимаются только на основании установленных во время досудебного расследования фактических обстоятельств и собранных данных. Мы констатируем, что именно Россия пытается политизировать этот судебный процесс. Последнее заявление представителя МИД России по печати – еще одно тому доказательство».

Еще один собеседник «Голоса Америки» – Артурас Паулаускас – во время январских событий 1991 года был Генеральным прокурором Литвы. Он считает, что нынешний процесс призван дать правовую оценку событиям с 11 марта 1990 года, когда Литва провозгласила независимость, до августовского путча 1991-го. По его словам, этот период отмечен множеством инцидентов, связанных с нападениями советских военнослужащих на литовских таможенников. «Приезжали, переворачивали и поджигали вагончики, где они жили, избивали наших таможенников», – вспоминает Паулаускас.

Апогеем этих событий стал расстрел литовских таможенников под Мядининкаем 31 июля 1991 года. И при расследовании этого трагического инцидента советские военные также отказались сотрудничать с литовской прокуратурой. И лишь после провала путча ГКЧП Артурас Паулаускас получил доступ к материалам, собранным представителями генпрокуратуры СССР.

Нынешний процесс он также расценивает, как попытку восстановления справедливости: «Люди боролись за независимость своего государства, они ее отстояли против танков и вооруженных солдат, некоторые погибли, другие были ранены, стали инвалидами. И Литва всегда стремилась назвать имена виновных», – напоминает первый – после восстановления суверенитета – генеральный прокурор Литовской республики.

Витаутас Ландсбергис в январе 1991 года был председателем Верховного Совета Литвы. Отвечая на вопрос о значении данного судебного процесса, он отмечает: «Он имеет более, чем символическое и более, чем практическое значение. Он имеет принципиальное значение для всех народов и для всех стран, которые подвергались агрессии и были жертвами преступлений. Поэтому, это – очень важный процесс и не только для Литвы. Так же, как освобождение Литвы было очень важным фактором для народов, порабощенных Советским Союзом, советской диктатурой».

Учитывать опыт судебных процессов в Германии

Среди обвиняемых в военных преступлениях и преступлениях против человечности находится и бывший министр обороны СССР маршал Дмитрий Язов. Его интересы в суде представляет адвокат, назначенный Литовским государством. В обвинительном акте говорится, что Язов со своими соратниками поручил другим должностным лицам «подготовить план перенятия власти в Литве, составить список стратегически важных объектов, подлежащих захвату, включив в него государственные органы власти и управления, объекты массовой информации, коммуникации, путей сообщения». Согласно обвинительному заключению, 11 января 1991 года при реализации этого плана была развязана советская агрессия, приведшая к вооруженному конфликту в Литве.

В российской прессе уже появились высказывания, что представителям литовского правосудия следовало бы руководствоваться соображениями гуманности в отношении престарелых обвиняемых и закрыть дело в их отношении «по истечению срока давности». Подобную точку зрения, в частности, выразил Александр Невзоров, который 25 лет назад снял телевизионный фильм о событиях в Вильнюсе, отражающий официальную кремлевскую позицию.

Артурас Паулаускас заметил, что ему трудно комментировать данную ситуацию, поскольку это – компетенция суда. «Но я знаю, что подобные случаи были. Скажем, в Восточной Германии судили одного из руководителей спецслужб. Он был очень болен, и после оглашения приговора он был освобожден. Поэтому, все может быть», – полагает Паулаускас.

Нериюс Малюкявичюс считает, что в данном случае нужно руководствоваться не «давностью лет», и правосудием. «В Литве сейчас идет процесс по делу Партии Труда. Много лет шла дискуссия по поводу их налоговых манипуляций, и сейчас у нас идет оживленная дискуссия, как такое могло произойти? Поэтому и в данном случае нужно руководствоваться не возрастом Язова, а действиями тогдашнего советского руководства – кто отдавал приказы ОМОНу идти против людей», – убежден преподаватель Института международных отношений и политических наук Вильнюсского Университета.

Витаутас Ландсбергис вспомнил, что нацистских преступников Третьего Рейха судили вне зависимости от срока давности совершенных ими злодеяний и их возраста на момент ареста. «Если там поступали так –последовательно и принципиально, почему здесь должны поступать иначе», – задается он вопросом.

«Конечно, его (Язова – А.П.) судят заочно, и сама Россия его не выдаст и не посадит, хотя по международному договору так должно было бы быть. Ну, и так как реального наказания не будет, то принципиальное решение о виновности – очень важно», – подчеркивает Витаутас Ландсбергис в разговоре с корреспондентом «Голоса Америки».

«Россия сама себе копает нравственную яму»

В настоящее время в Литве также обсуждается инициатива группы консерваторов в Сейме запретить публичное использование георгиевской ленты, которая после аннексии Крыма и вооруженного вмешательства России в дела Украины в ряде стран считается символом агрессии.

Не опасаются ли в Литовской республике, что этот запрет, наряду с вынесением обвинительного вердикта бывшим советским военнослужащим, еще больше осложнит отношения с Москвой?

Нериюс Малюкявичюс в этой связи отмечает, что у российского руководства в последнее время много поводов для внешнеполитического беспокойства: «Это и расследование по делу Литвиненко, и расследование о деятельности русской мафии в Испании, и сообщения американской администрации о коррумпированности Путина». И еще раз подчеркивает, что продолжающийся в Вильнюсском окружном суде процесс не имеет политической окраски.

Артурас Паулаускас призывает не смешивать ответственность России и СССР: «Тогда (в январе 1991 года – А.И.) действовали вооруженные силы Советского Союза, – напоминает он. – Здесь была совместная операция советской армии, КГБ и МВД. А Россия как таковая как раз выступала против агрессии. Ельцин предупреждал, что этого нельзя делать, а правозащитники приезжали в Вильнюс после этих событий. Россия всегда была на стороне Литвы, поддерживала нас. И я думаю, что Россия помнит еще об этих событиях, и не думаю, что она изменила свое отношение», – предполагает бывший генпрокурор Литовской Республики.

Со своей стороны, Витаутас Ландсбергис задается вопросом: «Почему Россия должна заступаться за преступников? Почему Россия должна брать на себя преступления отдельных личностей? Это же – отдельно взятые преступники, взять хоть Лугового, или кого-то еще! Нет – Россия все берет на себя, и все сталинские преступления тоже берет на себя», – констатирует собеседник «Голоса Америки».

И вспоминает, что после вильнюсских событий января 1991-го года шла оживленная международная дискуссия о причинах и возможных последствиях кровопролития в литовской столице. И в беседе с одним из российских журналистов тогдашний председатель Верховного Совета Литвы, по его воспоминаниям, сказал: «Или – или. Или Россия сама – жертва сталинизма, и тогда мы на одной стороне баррикад. Или Россия берет на себя эти преступления, становится соучастницей и наследницей (этих преступлений)».

Далее Витаутас Ландсбергис констатирует: «Тогда мне казалось, что Россия должна определится. К сожалению, Россия определилась в самую худшую сторону: что она – соучастница сталинизма и наследница преступлений. И заступается за преступников и впредь». И подытоживает сказанное: «Это не мы портим с ней отношения. Это Россия сама себе копает нравственную яму».

Анна Плотникова, Голос Америки

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.