Дело Савченко: в чем смысл?

1422361021_1

Ситуация отдает абсурдом. Идет война. Между РФ и Украиной. РФ нападает, Украина защищается. Человек идет добровольцем защищать свою страну. Попадает в плен. И против нее выдвигают обвинение в убийстве.

Вообще, на войне убивают. Там убийцы – все, кто воюют. Это в самом деле так, как бы к этому ни относился человеческий закон. Человеческий закон обычно солдата на войне убийцей не считает, ведь это убийство санкционировано государством – источником человеческого закона. Но надчеловеческий закон любое убийство признает убийством и выносит соответствующие решения. Но это – разговор о высоком. Земная же суть состоит в том, что за убийства на войне обычно не судят. Кроме некоторых особо тяжких случаев. Ведь война – это и есть совместный акт массового убийства. Начинать судить – придется судить очень многих.

Но в случае с Савченко оказалось еще, что она и к смерти журналистов непричастна. Что, в общем, конечно, ничего не меняет – солдаты мало разбирают, кого убивают. Особенно когда противник формы не носит и опознавательных знаков для невоенных не имеет.

И начинается странная судебная бодяга, имеющая две совершенно самоочевидные цели. Первая – добавить негатива к образу-репутации РФ – страны и народа – в глазах остального мира. Вторая – создать для Украины народного героя масштаба, минимум, Зои Космодемьянской, а пожалуй, и много бОльшего: сделать человека-легенду, по которому будут строить жизнь многие поколения.

И та, и другая цели выглядят совершенно бессмысленными, чтобы не сказать – антироссийскими. Один негатив без какого бы то ни было позитива.

В чем же смысл? Что РФ выигрывает от дела Савченко?

Ну, про РФ тут как раз ясно – ничего не выигрывает. Но определенные группы, действительно, выигрывают. Выигрывают от демонстрации своей “беспредельности”, “безбашенности”. Во – какие мы крутые пацаны! Нам всё по… – дальше идет нецензурщина.

В самом ли деле они такие крутые или только берут наших уважаемых геополитических партнеров “на понт” – здесь не так уж и важно. Имидж крутизны, безбашенности, нежелания считаться с приличиями они себе создают вполне успешно. И одновременно создают его нам всем.

Что с этим имиджем будут делать они, более менее понятно – обналичивать его в политических торгах: не тронь, я психический, а потом – про конфетку в потной ладошке. Вся эта дворовая дипломатия детей из не самых благополучных семей известна хорошо. И “меня ничего не колышит – ни приличия ваши, ни логика, ни ваше мнение” не является изобретением сегодняшних руководителей нашего государства.

Так что в явной этой бессмысленнице их логика, тем не менее, просматривается совершенно отчетливо: крики, катание по земле и размахивание кулаками, прерываемое на мгновение рассматриванием реакции окружающих – линия поведения, которая способна принести определенные дивиденды.

А вот что с этим же самым, добытым стараниями руководителей нашего государства имиджем будем делать мы – это в самом деле большой вопрос. Нам-то этот имидж зачем? Чтобы усилить страх при упоминании нашего имени?

Так мы ведь не только и не столько страх усиливаем. Сколько – презрение. И даже – отвращение.

В этом и состоит наш национальный интерес? Позвольте мне с нашими геополитиками не согласиться. Наш интерес в другом – вызывать к себе любовь и восхищение. А вызывать страх, ненависть, презрение – это прямо против нашего национального интереса. Если называть РФ “Россией”, то это, как я уже заметил, и в самом деле получается антироссийская деятельность.

Александр ЗЕЛИЧЕНКО, российский публицист

Добавить комментарий