Джихадизм и государственная измена

Европейцев, примкнувших к джихадистам, следует судить за совершённые ими преступления, которые не являются государственной изменой.

Граждане европейских стран, которых склонили примкнуть к прозападным наёмникам и принять участие в войне против Сирии, не могут быть осуждены за сотрудничество с врагом или государственную измену, так как война против Сирии поддерживалась НАТО и странами, входящими в этот альянс. В Европе их должны судить, приняв во внимание ответственность собственных руководителей за войну против Сирии.

Президент Трамп потребовал от западных союзников возвратить в свои страны джихадистов из числа своих граждан, находящихся в плену у Сирийских демократических сил, и судить их на своей территории. Соединённое Королевство отказалось от этого требования, а Франция осуществляет их возвращение лишь от случая к случаю.

Выводя свои войска из Сирии, США исходят из того, что Сирийские демократические силы не являются армией в полном смысле этого слова, а представляют собой лишь вспомогательную силу под командованием кадровых американских военных. Так же они считают, что на территории Сирии не существует никакого Курдского государства – Роджавы, и что последнее представляет собой фикцию, созданную джихадистами. Так называемую «Курдскую юстицию» они считают постановкой, и оснований для её применения не будет уже через несколько дней. Так что находящиеся в плену джихадисты должны будут либо освобождены, либо переданы Сирийской Арабской Республике, которая будет из судить по законам, основанным на французском праве. Однако следует учитывать, что в Сирии существует смертная казнь, а в Европе она отменена.

С токи зрения права, граждане европейских стран, отправившиеся воевать за джихад в Сирию, могут быть обвинены в «сотрудничестве с врагом»», а в ряде случаев в «государственной измене», так как боролись они против европейских интересов. Однако ввиду участия европейских стран в этой войне ни один западный джихадист в своей стране по этим статьям не должен быть осужден.

Война кончается, и возвращается мирная жизнь. Восемь лет европейцы твердили о «народном восстании» против «алавитской диктатуры». Однако сегодня действия европейских стран легко показать и доказать. Они совсем не похожи на их утверждения. События, начавшиеся в 2011 г. готовились ими с 2003 г., они сами их организовали и руководили ими вплоть до сегодняшнего дня. И война эта длилась столько, сколько потребовалось времени для того, чтобы об их лжи узнал весь мир.

Хотя европейских джихадистов следовало бы судить по статьям за сотрудничество с врагом или даже государственную измену, суд может предъявить им в вину лишь злодеяния, совершённые ими против сирийского народа, а, возможно, и преступления, совершённые против собственных граждан — сам по себе фанатизм не является преступлением. Тогда за государственную измену следовало бы судить руководителей западных стран.

Прежде всего, заметим, что утверждения о том, что такие джихадистские организации, как Аль-Каида и ИГИЛ, не имеют никакого отношения к западным странам, не выдерживают критики. Ведь структур, располагающих подобными военными средствами без поддержки государств, быть не может.

Я, к примеру, если бы проживал во Франции, построил бы защиту эти фанатиков следующим образом.

Джихадисты не являются предателями, они — воины

- 1. Обвиняемые, отправляясь на войну против Сирийской Арабской Республики и её президента Башара аль-Ассада, действовали по призывам французского правительства. Французские власти постоянно называли Сирийскую Арабскую Республику «алавитской диктатурой» и призывали убить президента Башара аль-Ассада.

Например, действующий председатель Конституционного совета г-н Лоран Фабиус, будучи в то время министром иностранных дел, заявил: «Выслушав леденящие душу свидетельства очевидцев (…) и представив себе это, я заявляю, сознавая силу слов, которые я произношу: Башар аль-Ассад не заслуживает права быть на Земле». И это позиция страны, отменившей смертную казнь!

А для большей ясности и чтобы призыв к убийству, кроме сирийцев, услышали и все французы, в Париже по инициативе мэра у Эйфелевой башни был проведён «день солидарности» с сирийской оппозицией. Тогда прямо у подножия Башни работал пункт по найму боевиков, о чём пресса незамедлительно сообщила.

Конечно, в дальнейшем поддержка скрывалась, а с 2016 г., то есть через пять лет после начала войны, французские власти приняли меры по сдерживанию притока джихадистов из числа своих граждан. Но они никогда не опровергали предыдущие заявления, и обвиняемые не могли знать о том, что Франция намерена соблюдать международные обязательства. Они считали, что Франция не изменила своей позиции по этому вопросу.

- 2. Во время джихада обвиняемые косвенно поддерживались французским правительством. Все джихадистские формирования финансировались и вооружались из-за рубежа. Заказы Пентагоном вооружений свидетельствуют о том, что последний установил постоянные каналы по поставке вооружений в Сирию. Расследования, проведённые независимой прессой, позволили установить, и это подтверждено документально, что в Сирию в процессе операции под кодовым названием Timber Sycamore (Древесина Сикамора) в Сирию было нелегально поставлено несколько десятков тысяч тонн оружия. Эти каналы первоначально контролировались ЦРУ, а затем фондом частных инвестиций KKR [3]. В незаконном трафике оружия и боеприпасов принимали участие, по меньшей мере, 17 стран, в числе которых Германия и Соединённое Королевство. Франция, хотя и не доказано, что она принимала в этом непосредственное участие, причастна к распределению и распространению этого оружия через LandCom (командование сухопутными силами) НАТО, которому она подчинила свой штаб ВС.

- 3. Обвиняемые, принадлежащие к группировкам под общим названием Аль-Каида, пользовались непосредственной поддержкой французского правительства. Это подтверждается письмом, переданным 14 июля 2014 г. в СБ ООН постоянным представителем Сирии Башаром Джафари. В этом письме, датированном 17 января этого же года и подписанном главным командующим Свободной сирийской армии (ССА), содержатся указания о распределении боеприпасов, поставленных Францией джихадистам, в частности, что третью часть Париж поставил для Свободной сирийской армии, а другие две трети должны быть переданы Аль-Каиде (в Сирии её называют «Фронт аль-Носра). Разве это не г-н Фабиус сказал, что «аль-Носра делает хорошую работу»?

Обвиняемые, действуя согласно призывам французского правительства и получая напрямую французские боеприпасы, а через третьих лиц французское оружие, не могут быть осуждены за сотрудничество с врагом или государственную измену.

Настоящие предатели – это руководители европейских стран

Руководители европейских стран, которые публично заявляли о своей приверженности правам человека и в то же время тайно поддерживали джихадистов, должны ответить за свои деяния перед судом. Они должны также разъяснить, какой ущерб Сирия, которую они называют врагом Франции, нанесла жизненным интересам Франции.

Когда война только началась, говорили, что в 1981 г. во время гражданской войны в Ливане Сирия уничтожила французского посла Луи Деламара. Однако это событие имело место за тридцать лет до того, как была начата война против Сирии. Кроме того, Сирия уже была наказана за это терактом на призывном пункте Дамаска, жертвами которого стали 175 человек. Впоследствии ответственность за этот теракт взял на себя тогдашний директор Главного управления внешней безопасности генерал Пьер Лакост.

Утверждалось также, что Сирийская Арабская республики нанесла ущерб жизненным интересам Франции убийством бывшего Премьер-министра Ливана Рафика Харири. Франция поддерживала и до сих пор поддерживает международную организацию «Специальный трибунал по Ливану» для привлечения к уголовной ответственности ливанского и сирийского президентов Эмиля Лахуда и Башара аль-Ассада. Кстати, эта организация, наделённая полномочиями и прокуроров, и судей, отозвала свои обвинения после того, как было доказано, что свидетельства, по которым они установлены, оказались ложными и были получены с помощью угроз. Кроме работников этой организации и их заказчиков, никто, включая детей погибшего, в эту ложь не верит. Так, Бахаа Харири, старший сын Рафика Харири, в прошлом месяце нанёс президенту Башару аль-Ассаду визит и был им тепло принят.

В войне против мирной Сирии французские власти без колебаний поддерживали джихадистов. Этим они нанесли ущерб не только имиджу Франции, но и её жизненным интересам: они разорвали и покончили с сотрудничеством по борьбе с терроризмом, сознательно встав на сторону террористов. Некоторые из тех, кому они покровительствовали, вернулись во Францию и уже по собственной инициативе принялись совершать в этой стране теракты.

По этой причине руководители стран Запада должны предстать перед судом за их пособничество в преступлениях, совершённых на территории Франции террористическими организациями, за сотрудничество с врагом и за государственную измену.

Тьерри Мейсан, Réseau Voltaire

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.