Как федерализация оказалась грехом на Украине

1098366

Затянувшийся общественно-политический кризис на Украине оказался серьезным вызовом не только для государства, но и для церквей. Основным субъектам религиозной жизни страны пришлось искать себе место в сложных обстоятельствах и определяться с приоритетами. Ведь главный вопрос военного и революционного времени одинаков для всех: ты с кем?

УПЦ: в поисках баланса

Во времена правления Виктора Януковича и Партии регионов Украинская православная церковь Московского патриархата была однозначным фаворитом власти. Пророссийский внешнеполитический вектор и преобладание «канонического» православия в опорных регионах Януковича делали бело-голубое государство верным союзником УПЦ. Церковь отвечала взаимностью.

Когда в сентябре прошлого года Янукович резко развернул оглобли в сторону евроинтеграции, митрополит Владимир (Сабодан) новый курс поддержал. Правда, внутри УПЦ это вызвало весьма неоднозначную реакцию. Например, монахи Свято-Успенского монастыря назвали поддержку митрополита не более чем его личной позицией, а руководитель пресс-службы УПЦ вообще охарактеризовал действия митрополита как «неконституционные». Возмутилась и часть прихожан УПЦ, львиная доля которых приходится на пророссийский юго-восток. Так, прошлогодний «Русский марш» в Луганске прошел по благословению местного архиепископа и под лозунгом «Митрополит, ты не прав». С тех пор УПЦ пытается балансировать между украинским государством, московским руководством, внутренними течениями и собственными прихожанами.

Серьезной проблемой для УПЦ стал Евромайдан. В целом УПЦ всячески пыталась минимизировать собственное участие в событиях и держать нейтралитет. Официальные заявления были крайне осторожными и обтекаемыми: церковь призывала остановить кровопролитие и сесть за стол переговоров. Но на низших ступенях церковной иерархии единодушия не было. В декабре группа священников публично высказалась в поддержку протестующих, а митрополит Павел (Лебедь), наоборот, говорил о проплаченной молодежи на площади и похвалил силовиков. Протоиерей Алексий Ефимов и вовсе обозвал майдановцев «беснующимся отребьем», в то время как протоиерей Георгий Коваленко проводил параллели между требованиями Майдана и Божьими заповедями.

Угроза российского вторжения на Украину заставила УПЦ занять более однозначную позицию. В конце февраля фактическим главой УПЦ стал митрополит Онуфрий (Березовский) – местоблюститель Киевской митрополичьей кафедры УПЦ. Уже в начале марта он напрямую обратился к Владимиру Путину, призывая его не допустить войны. Такую же просьбу он направил и патриарху Кириллу. Кроме того, УПЦ дала весьма недвусмысленный сигнал своему московскому руководству. «Ни одного политического заявления патриарха Кирилла мы не воспримем, если он одобрит агрессию России», – заявил пресс-секретарь УПЦ Георгий Коваленко.

Параллельно с этим в УПЦ развернулась кампания по поддержке украинской армии. В апреле священники начали сбор средств на военные нужды и занялись духовным окормлением солдат, выдвинутых к российско-украинской границе в Донбассе, Сумщине, Херсонщине и в других регионах.

Что касается внутриукраинских проблем, то в УПЦ легитимность новой киевской власти признали и осудили сепаратизм. «Весь епископат и Священный Синод УПЦ высказались за единство и целостность Украины», – уверяют в пресс-службе церкви. В УПЦ настаивают на мирном урегулировании конфликтов и призывают граждан вернуться в рамки закона. «УПЦ просит и умоляет украинских политиков и другие внешние и внутренние силы прекратить раздувать огонь гражданского противостояния в Украине», – заявил после трагедии в Одессе митрополит Онуфрий.

Казалось бы, УПЦ сделала однозначный выбор в пользу новой власти, яснее некуда задекларировала свою лояльность Киеву. Но на деле ситуация внутри церкви гораздо сложнее. Многие священники УПЦ открыто поддерживают пророссийских повстанцев в Славянске. Один из них даже освятил для «православных воинов» боевую хоругвь, а о приближении украинской армии повстанцев оповещают колокола местной церкви. Сергей Журиков, командир одного из подразделений славянских повстанцев, убитый в ходе АТО, был еще и пономарем Киево-Печерской лавры. УПЦ ведет активную работу и среди луганских повстанцев. У захваченного здания СБУ установили три палаточные часовни, и около двух десятков священников духовно окормляют паству, не признающую легитимность «киевской хунты».

Так что положение УПЦ остается сложным. «Проукраинскую» линию руководства церкви не разделяет не только значительная часть прихожан юго-востока, но и многие священники, представляющие пророссийскую группу в УПЦ. Некоторые эксперты поговаривают даже о возможности раскола.

УПЦ КП: патриотическое православие

А вот УПЦ Киевского патриархата встретила украинский кризис в полной боевой готовности. УПЦ КП всегда делала ставку на «проукраинские» политические силы. В 1990-х годах Киевский патриархат тесно сотрудничал даже с национал-радикалами вроде УНА-УНСО, а во время президентства Януковича не скрывал своей оппозиционности к его пророссийскому режиму в частности и Русскому миру в целом. Оппозиционные (а ныне правящие) партии ценили благосклонность патриарха Филарета (Денисенко) и отвечали ему взаимностью. В прошлом году, когда Янукович и Путин праздновали 1025-летие Крещения Руси в компании патриарха Кирилла, Арсений Яценюк шел в рядах прихожан УПЦ КП. С его стороны это был чисто политический жест, так как сам он – греко-католик.

Поэтому с началом кризиса в УПЦ КП не раздумывали, на чью сторону встать, и активно включились в революционную борьбу. Священники Киевского патриархата постоянно присутствовали среди протестующих, а в Михайловском соборе развернули полевой госпиталь. На официальном уровне патриарх Филарет не стеснялся чисто политических заявлений. «Если мы присоединяемся к России, мы идем в неволю, новую неволю. А если мы присоединяемся к Европе – мы к свободным государствам присоединяемся», – заявил он в конце января. Ранее патриарх обратился к сенату США с просьбой «действенно посодействовать» евроинтеграции Украины. Впрочем, несмотря на явную поддержку Майдана, Филарет призывал к диалогу между тогдашней властью, оппозицией и гражданским обществом и высказывался против эскалации уличного насилия – как со стороны силовиков, так и со стороны протестующих.

Потеря Крыма и угроза российского вторжения на материке еще сильнее радикализовала риторику Киевского патриархата. В конце марта Филарет даже сравнил Путина с Гитлером. «Россия осуществила такую же агрессию, как Гитлер в 1941 году. В итоге агрессор был побежден… Бог не может быть на стороне неправды, с нами правда, поэтому мы победим», – заявил патриарх. Кстати, эти слова прозвучали во время съезда партии «Батькивщина».

По всей видимости, в УПЦ КП взяли курс на укрепление своих позиций за счет сближения с новой властью. Удастся ли ей добиться положения «придворной церкви», пока сказать трудно. Но политическими заявлениями деятельность Киевского патриархата не ограничивается. В марте церковь перечислила на счет Минобороны полмиллиона гривен, а в апреле инициировала сбор средств для армии. Также священники занимаются духовной и материальной поддержкой пограничников и военнослужащих.

События на востоке в УПЦ КП связывают с российским вмешательством. В марте архиерейский собор УПЦ КП категорически осудил «сепаратизм, призывы к отделению от Украины ее частей или к федерализации». По мнению архиереев, «руководители России, их приспешники из числа сепаратистов» нарушают Божьи заповеди, поэтому украинская армия и народ получили благословение на защиту своей страны. Неудивительно, что на востоке православные священники Киевского и Московского патриархата иногда оказываются по разные стороны баррикад. Но если в случае УПЦ это следствие внутрицерковных противоречий, то УПЦ КП демонстрирует последовательную «проукраинскую» позицию. Сегодня Киевский патриархат имеет все шансы пополнить ряды своих прихожан за счет патриотически настроенных верующих, да и политическая конъюнктура сложилась для филаретовцев благоприятная.

УГКЦ: большая игра

Активное участие в еврореволюции принимала и Украинская греко-католическая церковь. Ее клирики были на Майдане с самых первых дней, а руководство открыто выражало симпатии к протестующим. Патриарший собор УГКЦ в Киеве также открыл двери для майдановцев. «Мы заявляем про нашу поддержку и солидарность со всеми теми, кто на Майдане свидетельствуют о своем достоинстве, своих ближних и своего народа», – читаем в заявлении постоянного Синода УГКЦ от 12 декабря прошлого года. Впрочем, церковь также призывала все стороны противостояния избегать насилия.

Как и в Киевском патриархате, греко-католики считают, что за эскалацией конфликта на востоке стоит Россия, и осуждают действия кремлевского руководства, но надеются на мирный исход дела. Впрочем, к худшему варианту событий там тоже готовы: «Если, не дай Бог, нужно будет вместе стать на поле боя со своими солдатами, со своим войском… УГКЦ готова к капелланскому служению», – заверил Святослав Шевчук, предстоятель УГКЦ. К сепаратизму он также относится скептически: «Даже в свете последних событий, когда я наблюдаю за реакцией людей в Донбассе, то вижу, что и там никто из простых людей не хочет разделения Украины. Все понимают, что это наш общий дом».

В целом УГКЦ лояльна новым властям в Киеве, хотя использует более сдержанную риторику, чем Киевский патриархат. Вместе с тем стратегия УГКЦ принципиально иная. Учитывая сравнительно небольшое количество прихожан (5–6 млн человек), Греко-католическая церковь вряд ли может претендовать на доминирующий статус в преимущественно православном государстве. Поэтому греко-католики стремятся стать самостоятельным субъектом общественно-политической жизни страны. И предпосылки к этому есть.

Прежде всего, стоит принять во внимание антиклерикальный курс папы Франциска. «Я хочу, чтобы мы противостояли всему светскому, всему комфортному, всему, что связано с клерикализмом», – заявил понтифик во время празднования Всемирного дня молодежи в Рио. Спустя некоторое время в том же ключе высказался и предстоятель УГКЦ: «Думаю, что сегодня для всех церквей в Украине, с одной стороны, действительно нужно быть партнерами государства… но с другой стороны, оставаться свободными от чрезмерной государственной опеки». Такое «легковесное» отношение к местной конъюнктуре – вовсе не пустое бахвальство, ведь у греко-католиков за спиной Ватикан, который им очень благоволит.

Папа Франциск – воспитанник греко-католического священника, и с предстоятелем УГКЦ его связывают давние отношения. В октябре прошлого года Святослав Шевчук был удостоен чести возглавить торжественное богослужение на главном престоле базилики Святого Петра в Ватикане. Как известно, во время украинского кризиса папа неоднократно молился за Украину, а в конце апреля встретился с Арсением Яценюком. Кстати, кардинала Любомира Гузара на Майдане слушали куда внимательнее, чем будущего премьер-министра. Сам же предстоятель УГКЦ вошел в топ-10 людей года по версии издания Inside the Vatican.

По всей видимости, нынешнее руководство УГКЦ настроено весьма решительно и готово на риск. Например, после первой попытки силового разгона майдановцев Украинский католический университет заявил о гражданском неповиновении действующему правительству – тогда исход борьбы был еще не ясен. Впрочем, и в мирное время греко-католики гнут свою линию. Например, в прошлом году УГКЦ добилась от католической церкви Польши подписания «примирительной» декларации о «волынской резне». Межцерковный диалог оказался эффективнее официальной украинской дипломатии.

Пока украинский кризис далек от завершения, делать окончательные выводы проблематично. Но, несмотря на особенности положения каждой из крупнейших украинских церквей, их объединяет одно: все они сейчас стали гораздо ближе к пастве. Раньше украинцы видели священников за кафедрами, в эфирах ток-шоу, на демонстрациях, за рулем дорогих и не слишком дорогих авто. Но священник на баррикаде – это совершенно новая фигура для Украины. Майдан, военная угроза и жестокое гражданское противостояние вытряхнули клириков из тишины храмов и бросили в самую гущу событий. Теперь церквям не остается ничего другого, кроме как обживаться в новой, не всегда благосклонной к ним действительности.

Слон

Добавить комментарий