Ко Дню чекиста

1384198_692506310866297_165054882623974823_n

«Палачи московские творили свое ежедневное кровавое дело в специально приспособленных подвалах с асфальтовым полом, с желобом и стоками для крови. Один из таких подвалов был на Сретенке в доме № 13—14. По рассказам одного из свидетелей, расстрелы производились так: «В одном конце подвала стоит вправленная в станок винтовка, направленная дулом на мишень, куда должна приходиться голо…ва убиваемого. Если преступник ниже ростом, ему подставляют ступеньки под ноги».

«Каждую ночь, редко когда с перерывом, водили и водят смертников «отправлять в Иркутск». Это ходкое словечко у современной опричнины. Везли их прежде на Ходынку. Теперь ведут сначала в № 11, а потом из него в № 7 по Варсонофьевскому переулку. Там вводят осужденных — 30—12—8—4 человека (как придется) — на 4-й этаж. Есть специальная комната, где раздевают до нижнего белья, и потом раздетых ведут вниз по лестницам. Раздетых ведут по снежному двору, в конец здания, к штабелям дров и там убивают в затылок из нагана. Иногда стрельба неудачна. С одного выстрела человек падает, но не умирает. Тогда выпускают в него ряд пуль; наступая на лежащего, бьют в упор в голову или грудь. 10—11 марта Р. Олеховскую, приговоренную к смерти за пустяковый поступок, который смешно карать даже тюрьмой, никак не могли убить. 7 пуль попало в нее, в голову и грудь. Тело трепетало. Тогда Кудрявцев (чрезвычайник из прапорщиков, очень усердствовавший, недавно ставший «коммунистом») взял ее за горло, разорвал кофточку и стал крутить и мять шейные хрящи. Девушке не было 19 лет.
Снег на дворе весь красный и бурый. Все забрызгано кругом кровью. Устроили снеготаялку, благо — дров много, жгут их на дворе и улице в кострах полсаженями.

Высшие чины ЧК, не палачи по должности, в десятках случаев производят убийство своими руками ради удовольствия. Одесский Вихман расстреливал в самих камерах по собственному желанию, хотя в его распоряжении было 6 специальных палачей (один из них фигурировал под названием Амур).
Ровер в Одессе в присутствии свидетеля убивает некоего Григорьева и его 12-летнего сына… Другой чекист в Одессе «любил ставить свою жертву перед собой на колени, сжимать голову приговоренного коленями и в таком положении убивать выстрелом в затылок»

Смерть стала настоль привычным, обыденным явлением, что ей придумали свою упрощенно-циничную терминологию. Ею пестрят большевистские газеты по всей стране, сообщая о расстрелах: «пустить в расход», «разменять», «нацокал» (Одесса), «идите искать отца в Могилевскую губернию», «отправить в штаб Духонина», «сыграл на гитаре» (Москва), «больше 38 я не мог запечатать», то есть собственноручно расстрелять (Екатеринослав), или еще более цинично: «отправить на Машук — фиалки нюхать» (Пятигорск); комендант петроградской ЧК громко говорит по телефону жене: «Сегодня я везу рябчиков в Кронштадт».

Рустем Адагамов

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Добавить комментарий