Команда Мюллера желает допросить президента Трампа, ситуация обостряется

Началось предварительное обсуждение возможного допроса президента США Дональда Трампа в рамках расследования российского вмешательства в выборы, которое возглавляет спецпрокурор Роберт Мюллер, сообщил в понедельник канал NBC.

Как сообщает канал со ссылкой на три близких к ситуации источника, адвокаты Трампа встречались с представителями команды Мюллера в конце декабря, чтобы обсудить организационные вопросы, связанные с подобной беседой.

Сообщается, что в числе обсуждаемых вопросов были место проведения и длительность интервью, а также юридические стандарты и опции его формата, в том числе письменные ответы вместо официальной встречи.

Мюллер по поручению Минюста ведет расследование предполагаемого российского вмешательства в президентские выборы 2016 года и возможного сговора между Москвой и приближенными Трампа. Американские разведслужбы пришли к выводу, что Россия вмешивалась в ход выборов в попытке помочь победе Трампа. Сама Россия любое вмешательство отрицает, а Трамп настаивает на том, что сговора с Москвой не было.

Сенатор-демократ Ричард Блюменталь в понедельник рассказал MSNBC News, что Мюллер, скорее всего, попытается добиться личной беседы с президентом.

«По моим прогнозам, он проведет беседу с президентом лицом к лицу», – заявил Блюменталь, входящий в состав Сенатского юридическом комитета, который проводит собственное расследование российского вмешательства.

В настоящее время в рамках расследования Мюллера двое приближенных Трампа – бывший советник по национальной безопасности Майкл Флинн и сотрудник предвыборного штаба Джордж Пападопулос – признали себя виновными в даче ложных показаний ФБР.

В рамках расследования были предъявлены обвинения и бывшему менеджеру предвыборной кампании Полу Манафорту и его партнеру Ричарду Гейтсу, однако они своей вины не признали. Манафорт на прошлой неделе подал в суд на команду Мюллера, заявив, что расследование выходит за рамки полномочий.

Адвокат Трампа Тай Кобб заявил, что Белый дом не будет комментировать переговоры с офисом специального прокурора, однако подчеркнул, что администрация по-прежнему сотрудничает с ним, чтобы обеспечить скорейшее завершение разбирательства.

Другие юристы президента, в том числе Джон Дауд и Джей Секулоу, пока не ответили на запрос о комментариях. Представитель офиса спецпрокурора Питер Карр от комментариев отказался.

Трамп неоднократно подчеркивал, что в отношении него лично расследование не ведется.

В субботу, отвечая на вопрос о том, согласился ли бы он побеседовать с командой Мюллера, Трамп сказал, что готов это сделать. При этом он также выступил в защиту своей команды: «Никакого сговора не было. Никакого преступления не было, – сказал он, выступая перед журналистами в президентской резиденции Кэмп-Дэвид в Мэриленде. – В теории, все говорят мне, это что в отношении меня расследование не ведется».

«Мы ведем себя очень открыто, – сказал Трамп. – Мы могли бы вести себя закрыто, и тогда на это ушли бы годы. Но когда не сделал ничего плохого, лучше быть открытым и покончить с этим».

Зачем Манафорт лезет на рожон?

Бизнесмен и политтехнолог Пол Манафорт подал в суд на минюст США, замминистра юстиции Рода Розенстайна и назначенного им в мае спецпрокурора Роберта Мюллера, которому поручено расследовать предполагаемое вмешательство России в американские выборы 2016 года.

В конце октября Манафорт и его партнер Рик Гейтс были привлечены к уголовной ответственности за сокрытие офшорных счетов, уклонение от регистрации в качестве иностранных агентов, отмывание денег и ложь в официальных документах.

Иск Манафорта, возбужденный в том же вашингтонском федеральном суде, где слушается его уголовное дело, оспаривает право спецпрокурора Мюллера привлекать людей за преступления, выходящие за пределы порученного ему “русского расследования”.

Консервативные юристы, такие как бывший федеральный прокурор Эндрю Маккарти, считают, что Манафорт поднимает весьма важный вопрос о границах юрисдикции Мюллера, но думают, что его иск не имеет судебной перспективы.

По словам Маккарти, который был главным прокурором на историческом процессе слепого шейха Омара Абдель-Рахмана, обвинявшегося в попытке взрыва ряда нью-йоркских достопримечательностей, если обвиняемый отвергает юрисдикционную правомочность предъявленных ему обвинений, то обычно он обрашается к своему судье с ходатайством закрыть дело.

Но в данном случае защитники Манафорта предпочли возбудить против его обвинителей гражданский иск, который будет рассматривать другой федеральный судья.

Так обычно не делают.

Во-вторых, не исключено, что это маневр разозлит федеральную судью Эми Берман-Джексон, которая рассматривает уголовное дело Манафорта.

Его судьбу будут решать присяжные, а не она, но от судьи тоже многое зависит, и знающие люди не понимают, ради чего защита Манафорта полезла на рожон.

В отличие от других лиц, привлеченнных на данный момент спецпрокурором Мюллером, – Джорджа Пападопулоса и генерала Майкла Флинна, – Манафорт не признал вину в расчете на снисхождение, а пошел ва-банк и бросил прокурорам вызов.

Рано или поздно подавляющее большинство американских обвиняемых по федеральным делам решают пойти по пути Пападопулоса и Флинна. Судя по обвинительным документам, дело Манафорта имеет весьма солидную доказательную базу, поэтому в один прекрасный день он может передумать и начать договариваться с прокуратурой.

Но поскольку он начал с того, что подал на нее в суд, не исключено, что прокуратура будет менее расположена проявлять к нему снисхождение.

Назначая Мюллера, Розенстайн поручил ему расследовать “контакты и/или координацию между русским правительством и лицами, связанными с избирательным штабом президента Дональда Трампа, или обстоятельства, которые выявились или могли выявиться в ходе расследования”.

Адвокаты Манафорта пишут, что минюст таким образом выдал Мюллеру не предусмотренную законом индульгенцию расследовать все, на что он может наткнуться в ходе своей работы, и привлекать людей к суду за вещи, не имеющие касательства к предмету, который ему первоначально поручили расследовать.

В США полагается сначала удостовериться в наличии конкретного преступного деяния и лишь потом назначить прокурора, который будет им заниматься.

Прокуроров не полагается отправлять в так называемые “рыболовные экспедиции” на поиски преступлений.

Как говорится в исковом заявление Манафорта, расследование Мюллера сосредоточилось на его деловых операциях, произведенных аж в 2005 году, “почти за десятилетие до начала президентской кампании Трампа”. К тому же эти операции были известны властям США уже много лет, отмечают адвокаты Манафорта.

27 октября 2017 года Мюллер получил санкцию большого жюри на привлечение Манафорта к суду. В обвинительном заключении нет ни слова о связях Манафорта с российским правительством.

Ни одно из предъявленных ему обвинений не имеет касательства к недолгому периоду, когда он возглавлял в 2016 году избирательный штаб Трампа.

Как говорится в исковом заявлении, Мюллер вышел за рамки своих полномочий и расследовал дела давно минувших дней, а именно, участие Манафорта в качестве консультанта в предвыборных кампаниях на Украине и лоббирование в США, закончившееся в 2014 году.

Все это не имело ни малейшего отношения к предвыборной кампании 2016 года в США.

Что же до доказательной базы обвинений Мюллера, то она была собрана отнюдь не в ходе порученного ему минюстом расследования.

Еще в 2007 году СМИ сообщили, что за два года до этого Манафорт начал работать у Виктора Януковича, и что фирма Манафорта не зарегистрировалась в качестве лоббиста в минюсте США.

По словам его защитников, 30 июля 2014 года Манафорт добровольно встретился с прокурорами из минюста и следователями ФБР для беседы о своем лоббировании за границей.

Он также рассказал им о своих офшорных счетах на Кипре. Сотрудники минюста заверили его, что беседа связана с их попытками помочь Украине в поисках похищенных у нее активов.

Расследование минюста по поводу Манафорта было без последствий закрыто вскоре после беседы, многозначительно пишут его адвокаты.

Скептики отмечают, что если от Манафорта отвязались в 2014 году, то это не значит, что власти не могут снова привязаться к нему сейчас. Хотя такие случаи бывали.

Минюст назвал претензии Манафорта “вздорными”, но философски заметил, что “обвиняемый волен подавать в суд, сколько ему заблагорассудится”.

Либеральные комментаторы пишут, что его иск против минюста являет собой прозрачную попытку включиться в кампанию дискредитации Мюллера и его расследования, любезную сердцу Трампа и его сторонников.

В последние месяцы эта кампания набирает силу.

“До недавнего времени это была одинокая битва, – заметил Washington Post в конце декабря Том Фиттон, возглавляющий консервативный аналитический центр Judicial Watch. – Но наши тревоги по поводу Мюллера начали приносить плоды”.

Трамп поначалу обещал Мюллеру полное содействие, но потом стал называть его расследование “крупнейшей охотой на ведьм в истории”.

В начале декабря его претензии к спецпрокурору зазвучали с новой силой после того, как СМИ рассказали, что Питер Строк, заместитель начальника контрразведывательного управления ФБР, не переносит Трампа и называл его “идиотом” в переписке со своей любовницей Лизой Пейдж, которая работала юристом в том же ФБР.

Сторонников Трампа взбудоражило то, что Строк играл одну их ключевых ролей в расследовании дела о частном почтовом сервере Хиллари Клинтон, которая в конце концов отделалась легким испугом, а потом подключился к расследованию связей Трампа с Россией, возглавляемому Мюллером.

Правда, в конце июля Мюллер узнал о настроениях Строка и немедленно отстранил его от расследования по Трампу. Строк был переведен в отдел кадров ФБР, что расценивалось как понижение.

Заступники этого ведомства парировали, что в нем служат люди самых разных взглядов, но это не мешает им относиться к делу непредвзято.

Это, однако, не развеяло сомнений трампистов в отношении Мюллера. Они также быстро установили из открытых источников, что примерно половина юристов, которых он набрал в свою команду, отправляла политические пожертвования демократам.

Видную роль в кампании против Мюллера играет вышеуказанный Judicial Watch, который не давал покоя еще Биллу Клинтону многочисленными исками против его администрации. Пользуясь исками и “Законом о свободе информации”, эта некоммерческая организация с ежегодным бюджетом в 35 млн долларов и штатом в 50 сотрудников сумела вытребовать у правительственных ведомств кучу закрытых документов.

Например, в ходе предвыборной кампании 2016 года она получила тысячи имейлов, отправленных Хиллари Клинтон в бытность ее госсекретарем.

Сотрудники Тома Фиттона вытребовали осенью, согласно “Закону о свободе информации”, электронное письмо, которое отправил в январе прошлого года один из старших помощников Мюллера, бывший федеральный прокурор Эндрю Вайсман.

Он писал, что очень гордится поступком Сэлли Йейтс, исполнявшей в тот момент обязанности главы минюста и принципиально отказавшейся отстаивать в судах указ Трампа, ограничивающий въезд лицам из ряда мусульманских стран.

Защитники Трампа давно относились в Вайсману с сомнением. Этот имейл лишь подкрепил их подозрения.

Рассуждая о мотивах необычного иска Манафорта к своим прокурорам, комментаторы либерального сайта Politico предполагают, что он включился в кампанию против Мюллера в надежде на содействие Трампа, например, на президентское помилование.

Проблема в том, что пока Трамп не выказал желания помочь Манафорту. Президент неоднократно говорил теплые слова о Флинне, но ни разу не упомянул Манафорта после того, как его бывшего начштаба привлекли к суду.

Кроме того, возможности Трампа в любом случае не безграничны. Он не в состоянии миловать людей, осужденных не федеральными судами, а судами штатов.

Сообщают, что Мюллер взаимодействует с генеральным прокурором Нью-Йорка, который может привлечь Манафорта и в своей юрисдикцции.

Эхо России

Добавить комментарий