Кремль медленно убивает свой народ

Налицо явное противоречие между запросом российского населения на заботу от государства и фактом того, что это самое государство с легкостью делает из своего «электората» очередную «сакральную жертву» во имя своих бессмысленных военных авантюр.

Более двух лет назад, в ноябре 2015 года я писала статью под заголовком «Угроза красного реванша», где отмечала, что, вопреки прогнозам многих аналитиков, в ближайшем будущем в России может ожидаться рост левых, а не правонационалистических идей, притом именно в советском варианте социализма.

В частности, я отмечала, что «наряду с имперскими комплексами, готовностью к лишениям и одобрением милитаристской политики властей советский миф прочно связан в сознании россиян с идеей социальной справедливости и тотальным неприятием олигархии и коррупции…»

«Пока Владимиру Путину удается держать идейных борцов под контролем, выводя из-под удара их обличений не только себя, но и свое ближайшее окружение… Однако, чем дальше будет продолжаться агрессивная внешняя политика в сочетании с ростом репрессий, культом сталинизма и игрой на ностальгических настроениях, тем больше вероятность того, что все большая часть искусственно погруженного в прошлое населения начнет требовать «подлинного социализма»: с гарантированными рабочими местами, отсутствием преступности, бесплатным образованием и здравоохранением. То есть именно того, что российская власть не в состоянии им предоставить», – говорилось в статье.

Сегодня, спустя два с половиной года, появились признаки, свидетельствующие о том, что прогноз начал сбываться. В частности, на прошлой неделе в «Московском комсомольце» было опубликовано интервью с ведущим научным сотрудником Института социологии РАН Леонтием Бызовым. Среди прочего, социолог отмечает, что сегодняшний запрос на перемены «носит преимущественно левогосударственнический характер».

«Такой запрос нельзя назвать просто левым, потому что это понятие предполагает определенную гражданскую активность — создание профсоюза, борьбу за свои права и так далее. Здесь же никаких таких желаний не прослеживается. Люди не готовы ничего делать сами, они лишь апеллируют к власти. Это запрос на патерналистское государство, государство, которое бы начало обо всех заботиться. Тем не менее власть удовлетворить его не в состоянии. Динамика очевидна: левогосударственническая составляющая путинского большинства активно вытесняет правую, связанную с национальной идентичностью, «русской весной» и тому подобными вещами. На первое место выходит недовольство людей крайней социальной несправедливостью», – отмечает Леонтий Бызов.

От себя добавим, что власть не просто не в состоянии удовлетворить запрос на социальную справедливость, но фактически обрекает свой народ на нищету и вымирание. Приведем только несколько самых ярких примеров на этот счет.

Одним из ярких и довольно знаковых событий конца прошлого года стал выброс рутения в Челябинске. Первые публикации СМИ на эту тему появились в конце октября. Немецкое Федеральное ведомство по радиационной защите (BfS) опубликовало данные о фиксации радионуклида в воздухе сразу нескольких крупных городов Европы. 9 ноября специалисты Французского института ядерной и радиационной безопасности (IRSN) также зафиксировали над Европой радиоактивное облако, которое, предположительно, возникло после утечки на объекте в России или Казахстане. Однако тогда российские власти опровергли сообщение о возможной аварии на опасном объекте. Лишь 21 ноября Росгидромет сообщил, что с 25 сентября по 1 октября произошло превышение нормы предельно допустимой концентрации рутения, и выброс имел место в Челябинской области.

При этом представители Росгидромета продолжают уверять, что опасности для населения выброс не представляет, и превышение содержание рутения в сотни и даже в тысячу раз считается от прежних показателей, а не от предельно допустимого порога. Главный онколог Челябинской области Андрей Важенин и вовсе посоветовал тем, кто переживает из-за инцидента, «смотреть футбол и пить пиво».

Однако западные специалисты, мягко говоря, не разделают российского оптимизма. Так, по оценкам Института ядерной и радиационной безопасности Франции (IRSN), утечка была серьезной, и, если бы авария такого масштаба произошла во Франции, понадобилась бы эвакуация людей или укрытие в защитных сооружениях в радиусе нескольких километров от места инцидента. Даже проправительственная «Комсомольская правда» привела комментарий эксперта по энергетике Гринписа России Рашида Алимова о том, что «как и любой радиоактивный элемент, в больших количествах рутений провоцирует вероятность возникновения онкологических заболеваний».

Не меньше тревоги ситуация вызывает и у российских оппозиционных политиков. В сети Челябинский выброс уже окрестили «вторым Чернобылем», а СМИ проводят аналогии со взрывом на предприятии «Маяк» 1957 года.

«Конечно, это повлияет на онко-заболеваемость. Челябинск и Курган и так лидируют в части онкологических заболеваний на душу населения, это традиционная проблема для региона. При этом точных данных по поводу выброса рутения нет, а потому нет и объективного представления о масштабах случившегося. Замеры скрываются, но очевидно, что это прежде всего усугубит онкологическую ситуацию», – заявил российский оппозиционный политик и экономист Владимир Милов в комментарии нашему сайту.

Тем не менее, российские власти не только до последнего скрывали сам факт выброса, но и продолжают строительство неэффективных и опасных для населения производств, вроде Томинского ГОКа вблизи Челябинска.

Риски увеличения онкологических заболеваний невольно поднимают другую тему – российского здравоохранения. Еще в мае прошлого года детский омбудсмен Анна Кузнецова заявила о катастрофической нехватке детских хосписов в России. В декабре это вынужден был признать и Миндрав, отметив, что в 19 регионах страны они в принципе отсутствуют. Не лучше обстоит ситуация и со взрослыми хосписами. Так, еще пять лет назад в Екатеринбурге у мемориала жертвам политических репрессий застрелился бывший заместитель начальника свердловского УФСБ Леонид Плотников. По сообщениям СМИ, причиной самоубийства стала тяжелая онкология и вызванные ею боли. К слову, главный радетель открытия хосписов, в том числе на Урале, столь любимая российскими СМИ Елизавета Глинка («доктор Лиза») погибла в катастрофе самолета ТУ-154 по пути на очередную развязанную Россией войну – в разбомбленную российскими войсками Сирию, став одновременно соучастником и жертвой агрессивной политики Кремля.

Даже оставив в стороне тему хосписов, лечение любых болезней (как онкологических, так и всех остальных) в России становится все труднее. В апреле прошлого года даже официальный кремлевский сайт «Вести» признал, что в России массово закрываются больницы и поликлиники. При этом отмечается, что «по финансовым показателям улучшение также отсутствует. Сотрудники ЦЭПР пересчитали расходы на здравоохранение с учетом инфляции и выяснили, что в 2017 году они снизились по сравнению с 2015 годом на 6%, а деньги, поступающие из фонда ОМС, не в полной мере покрывают потребности больниц и поликлиник».

Не лучше обстоят дела и у желающих лечиться дома. Еще в начале 2016 года уральцы жаловались мне на увеличение смертности даже из-за банального гриппа, вызванного отсутствием импортных лекарств. Напомним, что запрет на ввоз лекарственных средств из-за рубежа тоже напрямую связан с российскими войнами, и был введен лично Путиным в рамках так называемых «антисанкций» – ответа на западные санкции за аннексию Крыма и вторжение на Донбасс, который, в отличие от принятых Европой и США ограничений, напрямую ударил по российскому населению.

Примерно в то же время появились сообщения об остановке производства недорогих жизненно важных лекарств в самой России. Осенью 2017 года даже проправительственная газета «Известия» вынуждена была констатировать, что в аптеках и больницах есть только 65% наименований из перечня жизненно необходимых препаратов. Как отмечается в статье, ни в одном субъекте Федерации не представлены все медикаменты из списка жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов.

Даже если бы необходимые лекарства были в наличии, далеко не факт, что у среднестатистического россиянина хватило бы денег на их покупку. Как отмечает Интерфакс, снижение реальных доходов населения в октябре ускорилось даже в сравнении с аналогичным периодом 2016 года. Еще одним «достижением» путинской экономики за 2017 год стало окончательное исчерпание и ликвидация Резервного фонда России. Официально все дополнительные доходы российского бюджета отныне будут направляться в Фонд национального благосостояния, однако экономисты отмечают, что при запланированном в 2018 году дефиците бюджета дополнительных доходов ждать не стоит.

Не улучшилась ситуация и в области коррупции. В последние годы Кремль попробовал повернуть ситуацию в этой сфере в свою пользу, и использовать тему борьбы с коррупцией для укрепления своего авторитета. Так, пытаясь составить конкуренцию Навальному, некоторые организации и отдельные лица, действующие по прямому указанию или при поддержке Кремля (к примеру, ОНФ), не только «проводят в массы» идеи о правильности основных решений, но и поднимают антикоррупционные вопросы – разумеется, лишь те, которые им разрешают «сверху».

Однако за несколько лет эта тактика проявила свои издержки – люди стали лучше осведомлены о творящемся в стране коррупционном беспределе, и спрос на антикоррупционную тему существенно расширился, чем смогла воспользоваться и либеральная оппозиция.

Таким образом, с одной стороны, налицо явное противоречие между запросом российского населения на заботу от государства и фактом того, что это самое государство с легкостью делает из своего «электората» очередную «сакральную жертву» во имя своих бессмысленных военных авантюр. С другой стороны, именно упование на государство как источник благ и единственную надежду на изменение ситуации блокирует протестные настроения и потребность в политических изменениях. Неизвестно, сколько еще времени такая «мировоззренческая шизофрения» будет уживаться в сознании российского большинства, однако рано или поздно экономическое и социальное недовольство начнет преломляться в политическую плоскость.

Ксения Кириллова

Яков Миркин: Пока мы спорим о какой-то хрени, из России уходят люди, как вода из песка. Скоро нужно будет опять заселять пустынные территории. Кто будет держать под контролем всю эту территорию? Сельское население России в современных границах: 1917 г. – 74, 2 млн. чел., 1959 г. – 56,1, 1996 г. – 40,0, 2017 г. – 37,8 млн. чел. Убыль в два раза.

Точно также убывает население в небольших городах и поселках.

Пропагандируемая сейчас идея согнать население в крупные городские агломерации = жить в России по вахтовому методу среди пустынных пространств и в будущем ее не удержать.

Идея как всегда – ровным счетом наоборот.

Источник: база данных Росстата

Эхо России

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.