«Медиапарт»: Марин Ле Пен попросила в России 40 млн евро в кредит

FRANCE_136

Французское издание «Медиапарт», ранее сообщавшее о том, что крайне правая французская партия «Национальный фронт» получила кредит в 9 млн евро в Первом Чешско-Российском банке, продолжает проводить свое журналистское расследование. Де-факто банк принадлежит Роману Попову, который был связан с Геннадием Тимченко через компанию «Стройтрансгаз».

В новом расследовании «Медиапарт» сообщает, что сумма российского кредита партии «Нацфронт» составляет 40 млн евро, так что первоначально сообщение о 9 млн евро кредита было лишь верхушкой айсберга. «Медиапарт» цитирует свой источник в «Нацфронте»: «Первый транш 40-миллионного кредита был получен, он составляет 9 млн евро. Оставшиеся 31 млн евро последуют».

Издание также цитирует евродепутата от «Нацфронта» Бернара Моно: «До президентских и парламентских выборов (2017 год) нам необходимо собрать 45 млн евро, нам необходимо комплексное финансирование. Мы к нему шаг за шагом приближаемся».

Одновременно с этим, казначей партии Марин Ле Пен Веллеран де Сен-Жюс заявил, что ему ничего не известно о кредите на большую сумму. Но отметил, что партии необходимо получить от 35 до 40 млн евро до выборов 2017 года.

В четверг Марин Ле Пен в своем твиттере написала: « “Медиапарт” совсем потерял разум, суммы, о которых они говорят, – чистая выдумка. “Нацфронт” получил кредит в 9 млн евро. Точка».

Марин Ле Пен также заявила агентству Франс-Пресс, что считает обвинения «Медиапарта» «бредовыми». «Мы никогда не обсуждали сумму в 40 млн евро. Мы попросили 9 млн евро в кредит, мы их получили», — добавила она. «С нашей стороны было бы глупостью лгать на эту тему: счета “Нацфронта” находятся под контролем двух комиссий», — заявила лидер крайне правой партии, — «Если есть 40 млн евро, то пусть они представят мне доказательства».

Однако, Марин Ле Пен подтвердила тот факт, что «Нацфронту» необходимо собрать 30 млн евро на предвыборную кампанию. На вопрос Франс-Пресс о том, есть ли у партии другие источники для получения кредита, кроме Первого Чешско-Российского Банка, Марин Ле Пен ответила отрицательно.

RFI

У Службы внешней разведки России (СВР) множество друзей в Чехии и Словакии, в том числе среди бывших членов тайной полиции Чехословакии StB, которые пролезли в политику, на государственную службу, в банковский и крупный бизнес, пишет Jiri Kominek в Jamestown foundation.
Эти друзья или коррумпированные знакомые дают возможность российским гостям отмывать миллиарды и выводить активы местных компаний, а также обеспечивают Москве осуществление большего контроля над территорией без отправки единого танка.

Так Европейско-Российский банк (ЕРБ) получил лицензию Чешского центробанка в 2008 году после двух ранее неудачных попыток.

Европейско-Российский банк принадлежит Первому Чешско-Российскому банку (ПЧРБ), история которого уходит корнями в начало 1990-х годов, когда он был создан с помощью ныне прекратившего свое существование банка IPB (Investicni a Postovni Banka). IPB был легендарно известен связями с выводом активов и отмыванием денег.

Чешские Служба безопасности BIS и Служба внешней разведки UZSI обеспокоены тем, что Европейско-русский банк и Чешско-Русский Банк могут быть связаны с российской разведкой или организованными преступными группировками; учитывая нынешнее состояние дел в России, часто трудно провести грань между ними.

Эхо России

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Добавить комментарий