Михаил Касьянов: Путин хочет захватить всю Украину

920982ea2d925

Бывший премьер-министр России Михаил Касьянов рассказал Фокусу о том, что нужно Владимиру Путину от войны в Донбассе, почему Крым никогда не станет высококлассным курортом и что ждёт Россию после санкций Запада

До того как стать оппозиционером, Михаил Касьянов возглавлял правительство РФ во время первого президентского срока Владимира Путина. Четыре года он был вторым человеком в РФ. В 2004 году — за две недели до выборов главы государства — его неожиданно отправили в отставку. Одной из причин стало публичное осуждение давления на «ЮКОС», а позже — ареста Платона Лебедева и Михаила Ходорковского. Спустя ещё четыре года Касьянов пытался участвовать в президентских выборах от демократических сил, однако по политическим причинам получил отказ в регистрации кандидатом — 13,36% подписей в его поддержку признали недостоверными. Сегодня Касьянов сопредседатель Партии народной свободы и считает дни до краха режима Путина. Чтобы снова вернуться во власть.

Донбасс наш

Зачем Путину война на востоке Украины?

— Донбасс — не главная цель. Путин добивается, чтобы западные страны для начала признали полуостров Крым российской территорией, а далее и всё украинское государство как таковое. Помните, какие у него изначально звучали требования по Восточной Украине? Русский язык и некая федерализация. Из-за этого надо вооружать и морально поддерживать бандитов, которые уже убили сотни людей? Очевидно, что не русский язык волнует Путина. Помимо Крыма, ему нужна слабость центральной власти, чтобы через торговые отношения — цену на газ, кооперацию в промышленности, значительная часть которой уже принадлежит новым российским олигархам, подчинить себе Украину. Путин не хочет мириться с независимостью Украины. Сейчас он цинично пытается предстать в образе благодетеля, имитируя имидж миротворца и занимая позицию посредника в переговорах между украинской властью и боевиками. Я бы не советовал Киеву на это соглашаться. Как бы Путин себя не позиционировал, он — сторона конфликта.

Что украинская власть может сделать, чтобы эта территория не превратилась во вторую Абхазию?

— То, что сейчас делает ваше правительство (я имею в виду операцию по освобождению территории от криминальных элементов), это правильно. Ужасно, что каждый день и с одной, и с другой стороны гибнут люди. Но на переговоры с бандитами идти нельзя. Обсуждать с ними можно лишь условия их разоружения. Нужно консолидировать имеющиеся ресурсы и добиваться помощи от западных стран — финансовой и военно-технической.

Крым без будущего

Удастся ли России сделать из Крыма курорт мирового уровня?

— Очевидно, что нет. Туда не будут приходить никакие инвестиции. Российский бизнес, спасаясь от Путина, уже вывел из РФ всё что мог и обратно возвращать при нём ничего не будет. Зарубежные инвесторы тоже не вложат ни цента, потому что считают путинскую Россию непредсказуемой и неадекватной страной. Обещания сделать Крым процветающим — всего-навсего пожелания, не основанные на реальных возможностях. В последние годы в условиях отсутствия частных инвестиций власти пытались кое-где инвестировать за счёт государственных резервов. Но сейчас они на стадии исчерпания. Олимпиада и другие грандиозные объекты финансировались из резервных фондов, создававшихся ещё моим правительством. Вместо того чтобы инвестировать в развитие инфраструктуры, деньги уходят на проекты, которые помогают Путину поддерживать имидж эффективного вождя как в России, так и за границей.

Допустим, западные инвесторы, оценив риски, побоятся заниматься проектами в Крыму. Но ведь есть ещё российские олигархи, в том числе входящие в окружение президента.

— Окружение Путина будет вкладывать в Крым деньги, только если он им эти деньги даст. За государственные средства они могут сделать какой-то проект и представить его как собственные инвестиции. Но направлять туда свои миллионы никто из друзей президента точно не будет.

В составе Украины Крым был дотационным регионом. Насколько сильно переход полуострова под контроль России скажется на экономике вашей страны?

— В том, что у нас появился ещё один немаленький дотационный регион, нет ничего хорошего. Проблемы в российской экономике усугубятся, но серьёзного кризиса это не спровоцирует. Хотя присоединение Крыма, конечно, накладывает дополнительные ограничения на способность властей исполнять свои обещания перед гражданами.

Обмен санкциями

Как изменилось отношение россиян к Путину после введения санкций западными странами?

— Российское общество разделилось в своём отношении к российско-украинской войне. Около 70% людей, большинство из которых оболванены госпропагандой, поддерживают Путина, 20% понимают, что в XXI веке такая политика недопустима, что она разрушает весь мировой порядок и противоречит долгосрочным интересам России, а 10% — те, кому не до политики, они просто выживают. 20%, к которым я себя отношу, считают меры Запада оправданными. Это ведь не глобальные санкции против РФ, против российского народа. Это санкции против конкретных людей, которые проводят в жизнь или поддерживают политику Путина. Что касается санкций против некоторых госпредприятий и госбанков, то простые люди их не почувствуют.

Персональные санкции ввели из расчёта на то, что окружение Путина начнёт давить на него. Есть ли шансы, что близкие к Путину олигархи смогут повлиять на его политику в отношении Украины?

— Безусловно, персональные санкции работают на разрушение путинской команды. Эти люди, обогатившиеся благодаря ему, не рассчитывали, что когда-то попадут в чёрные списки, что в цивилизованном мире от них начнут отворачиваться. За последние 10 лет Путин построил новую модель — «капитализм для друзей». Они долго наслаждались жизнью, а теперь эти друзья вынуждены расплачиваться за авантюристическую политику своего вождя. Персональные санкции — это однозначно хороший способ размывать сплочённость окружения Путина.

Как на российской экономике отразятся введённые Западом санкции?

— Нельзя говорить, что из-за санкций в России начался кризис. Он разразился ещё тогда, когда никакого конфликта с Украиной не было. Полтора года назад остановился рост промышленного производства. А в этом году начался экономический спад. Санкции просто ускоряют скукоживание всего механизма, который раньше давал рост экономике. Этот механизм держится на высокой стоимости газа и нефти. Но даже в условиях нынешних цен — достаточно высоких — экономического роста в РФ нет. Если цены опустятся, экономику ждёт коллапс.

Почему ответные санкции России коснулись именно импорта продовольствия?

— Путин хочет немного покусать власти Запада, лишая их бизнес выгодных контрактов. Ведь у многих европейских стран поставки продовольствия в Россию занимают значительную долю экспорта. Он всерьёз рассчитывает, что предприниматели потеребят свои правительства, чтобы индивидуальные санкции против его друзей отменили. Но я не думаю, что Запад на это пойдёт. Они не закрывают глаза на украинско-российский конфликт, как это было с Грузией в 2008 году. Тогда спустя 3 месяца отношения Запада с Путиным вернулись в обычное русло.

Но ведь путинские санкции ударили не только по западным предпринимателям. Российский бизнес тоже понесёт убытки. Не ополчится ли он за это на власть?

— В нынешней ситуации российский бизнес ничего делать не будет. Он спрятался под подушкой и дрожит. Люди боятся репрессий, опасаются остаться без имущества. Им кажется, что проще подстроиться, потерпеть унижение, нежели отстаивать свои законные права.

Туманные перспективы

В Украине до сих пор не ратифицировано соглашение об ассоциации с ЕС. За это одна из парламентских фракций обвиняет президента Петра Порошенко в подыгрывании Кремлю: дескать, отказ Украины от сотрудничества с ЕС — это реализация плана Владимира Путина. Почему российскому президенту не даёт покоя факт подписания соглашения?

— Он просто не хочет успешной Украины. Украинцы пытаются расстаться с наследием Советского Союза и построить нормальное демократическое государство. В перспективе ваша страна обязательно станет членом ЕС. Такое развитие событий — большой успех, пример которого размывает путинский авторитет внутри России. Он не хочет этого видеть, потому что во всех делах руководствуется одним: огромным желанием сохранить личную власть в РФ. Тот план, который он придумал для нашей страны, — губителен. Авторитаризм процветает, всё идёт к тоталитаризму. Успешная страна по соседству ему однозначно не нужна.

Как должен разрешиться газовый конфликт между Россией и Украиной?

— Позиция, которую я отстаивал, будучи премьер-министром и будучи в оппозиции, проста. Формула определения цены на газ должна быть одна для всех, чтобы можно было взять любую страну-потребителя, подставить её параметры и получить цену. Должна быть одна методика и для Венгрии, и для Германии, и для Украины. Поскольку Украина ближе всего к России, цена для неё благодаря транспортной составляющей должна получаться немного ниже, чем, скажем, для Франции. Мы должны гарантировать парт­нёрам, что будем применять честный коммерческий подход, который принесёт товар потребителям и прибыль поставщикам. Иначе со временем они просто откажутся от наших услуг.

Украинцам всё же придётся пережить холодную зиму или к этому времени есть шанс договориться с Газпромом?

— Думаю, шансы есть. Но сделать это будет очень тяжело. Ключевую роль играет твёрдость украинского правительства.

ФОКУС

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.