Наглядные итоги путинской реформы ЖКХ

ejArLMk0tpU

Коммунальное средневековье: в Ачинске (Красноярский край) воду выдают по предъявлению квитанции об оплате.

Портал газеты «Домовой совет» сообщил о беспрецедентном акте, который производит впечатление коммунального террора: «Компания «Теплосеть» объявила войну бесплатному использованию воды из уличных водяных колонок. На …выходных возле каждой действующей колонки дежурили сотрудники компании и не подпускали горожан без предъявления квитанции об оплате.

В настоящее время сохранены только те колонки, работу которых оплатили жители. Директор ООО «Теплосеть» Сергей Сахаров, пояснил, что цель дежурства – не допустить «воровство» воды из водоразборных колонок. Право пользования ресурсом ачинцы должны подтвердить квитанцией об оплате.

Однако такое требование уже начало приводить к абсурдным ситуациям. Во время общегородского праздника к воде не пустили многодетную мать. Женщина пыталась объяснить, что вода срочно понадобилась для детей, но была проигнорирована.

При этом корреспонденты местного издания «Градъ» подсчитали, что оплата рабочего дня в выходной работникам «Теплосети», охраняющим колонки, соответствует стоимости самой воды. Руководитель компании «Теплосеть» также не смог ответить, что делать людям, которые готовы платить, но колонка уже демонтирована.»

Михаил Делягин отметил: «Эта новость шокирует: в третьем тысячелетии, в XXI веке взрослые люди, полагающие себя вменяемыми, публично и открыто отказывают в глотке воды страдающим от жажды детям, — на том основании, что мать детей не может предъявить соответствующей бумажки, — и власть, судя по всему, считает их правыми!

Коммунальная монополия, похоже, считает своей задачей не обеспечение людей водой, а запугивание и унижение их. Сбор денег, похоже, выступает просто предлогом, — так как действия, более всего напоминающие карательную акцию, не принесли дохода и не могли его принести: расходы на них «соответствовали стоимости самой воды».

При этом уничтожение водоразборных колонок проводилось столь стремительно, что часть жителей просто не успела заплатить за пользование ими, — и директора коммунального монополиста с исторической фамилией Сахаров в принципе не интересовали ни деньги людей, ни их судьбы. Похоже, задача состояла не в том, чтобы заставить заплатить, а в том, чтобы унизить людей и сделать их жизнь невыносимой, — и это воспринимается в сегодняшней России как некая норма.

По крайней мере, ни правозащитники, которые есть в Красноярском крае, ни прокуратура, ни Следственный комитет не отреагировали никаким видимым образом.

Разумеется, «за кадром» рассказанного сюжета остается много поразительных деталей.

И то, что в стотысячном городе, который должен бы быть богатым (в нем работают НПЗ, глиноземный комбинат и цементный завод) есть районы без заведенного в дома водопровода, — с колонками на улице, несмотря на довольно суровый климат, — и это считается нормальным.

И то, что житель не то что другого города, а даже другого района этого же Ачинска силой лишается права попить из колонки в жару на улице, — а житель соответствующео района должен носить с собой «аусвайс» в виде квитанции об оплате. И если завтра какой-нибудь либерал из правительства лидера «Единой России» Медведева придумает взимать плату за дышание воздухом, ачинские коммунальщики, боюсь, будут с энтузиазмом душить не успевших заплатить или забывших дома квиточек уб оплате прямо на улице.

И то, что «местное самоуправление» выродилось в коммерческое и бюрократическое насилие над людьми и лишение их самых естественных, самых неотъемлемых прав человека и полностью перестало быть «САМОуправлением» (иначе придется поытаться вообразить, что люди сами себе отказывают в воде и сами себе выкорчевывают и заваривают водоразборные колонки — поставленные при «тоталитарном» режиме, когда человек имел права, пусть и после исполнения обязанностей, и действительно «звучал гордо»).

И то, что искусственно созданный в регионах бюджетный кризис делает жизнь людей невыносимой даже в городах, которые прямо-таки должны быть богатыми и кататься как сыр в масле (ибо зверство творилось коммунальной компанией, скорее всего, от отчаяния, а отнюдь не по природному садизму «эффективных менеджеров»).

И то, что либеральные разработчики и организаторы коммунальной реформы превращают ЖКХ, похоже, просто в инструмент еще одного массового и беспощадного ограбления народа, а жизнь людей была и остается им глубоко безразличной — и то в самом лучшем случае…

Когда-то, после войны руководство нашей страны искренне полагало, что по мере ее развития блага, необходимые человеку для жизни, будут становиться все более дешевыми, пока не станут бесплатными совмес, — и коммунизм наступит именно в результате расширения круга этих благ на все, что нужно человеку для нормальной полноценной жизни. И мои родители нищими студентами ели в студенческой столовой бесплатный (не дешевый, а бесплатный, совсем, полностью, — и бери, сколько съешь!) хлеб с бесплатными же горчицей и солью, — потому что даже вскоре после голода 1947 года страна уже могла себе это позволить. Я этого уже не застал, — но я еще застал бесплатное жилье, почти бесплатные услуги ЖКХ и проезд в городском транспорте.

А потом пришли либералы и «единороссы», считающие, что человек должен платить бюрократам и олигархам за все, за право самого своего существования, — ради обогащения этих бюрократов и олигархов. А если человек не может платить (в том числе потому, что эти же бюрократы и олигархи его только что ограбили), — он не имеет права ни на что, вплоть до самой жизни.

И если эту бесчеловечную и несовместимую с жизнью идею не вернуть вместе с ее носителями в ту зловонную помойку истории, из которой она выползла, — она уничтожит нас, уничтожит нашу страну, лишив нас права на жизнь точно так же, как она совсем недавно, на наших глазах лишила права на воду жителей Ачинска».

delyagin.ru

Добавить комментарий