Новая триада для русского мира

565d1d32ccbc96ecb621bb27b7f

Игорь Яковенко: Одно из последствий можно назвать выжиганием памяти, телезритель не имеет права помнить, что ему говорили вчера

Выступая на заседании Общественной палаты РФ 25 сентября руководитель агентства «Россия сегодня» Дмитрий Киселев назвал три «института консенсусных ценностей россиян»: «Первый институт это церковь. В храме плохому не научат… Второй институт образование. Третий – СМИ. На телевидение основная нагрузка. Мы должны говорить, что хорошо, а что такое плохо».
Видимо, в этот момент Киселев ощущал себя графом Уваровым, подарившим России новую идеологическую триаду. Кроме того, на том же заседании Киселев объявил, что Россия «должна поучаствовать в глобальном проекте человечества». Таким образом, главный пропагандист страны помимо создания новой триадической системы скреп для России, взвалил на себя ношу современного старца Филофея, провозглашающего Москву в очередной раз третьим Римом.

Киселев не был одинок в своей озабоченности духовными скрепами. На следующий день после его выступления в «Российской газете» от 26.09 была опубликована фундаментальная статья председателя Конституционного суда РФ Валерия Зорькина под названием «Суд скорый, правый и равный для всех», в которой верховный толкователь российского права сообщил вещи совершенно сенсационные. Корень проблем современной России, оказывается, уходит в реформу Александра Второго. Все наши беды начались с отмены крепостничества. «Что-то такая реформа очень болезненное обрушила в российском обществе», — печалится Зорькин. «При всех издержках крепостничества именно оно было главной скрепой, удерживавшей внутреннее единство нации». Конец цитаты.

Полагаю, что профессору Зорькину не следует прекращать свои историософские изыскания. Возможно, следующим его открытием станет доказательство пагубности легкомысленного отказа некоторой части человечества от каннибализма, поскольку именно включение себе подобных в пищевую цепочку создает наиболее прочную скрепу, на которой держится единство рода людского. Если серьезно, то гражданин Зорькин несомненно имеет полное право придерживаться любых, в том числе и самых кромешных взглядов на историю России и ее современность, но когда человек с такими взглядами, апологет бесправия и неравенства, является главным защитником конституционных прав граждан, становится немного не по себе. Впрочем, хорошо, что эти взгляды обнародованы и в отношении господина Зорькина есть полная ясность.

К сожалению, никакой ясности о том, что происходит в России и в окружающем ее мире, у российских телезрителей быть не может. К ежевечернему «АДу» («Анатомия дня») на НТВ с Норкиным и Пьяных добавился ежевечерний же «Вечер с Владимиром Соловьевым» на «России-1». То, что происходит с мозгами людей, подвергающихся такой массированной ежедневной обработке, весь этот процесс и его результат требует отдельного изучения. Одно из последствий можно назвать выжиганием памяти. То есть, телезритель не имеет права помнить то, что ему говорили вчера в этой же передаче. Иначе как он сможет воспринимать, например, то, что ему рассказывает Норкин в своем «АДу» о ситуации в Донецком аэропорте, который удерживают украинские военные. В передаче от 29.09 «АД» сообщает, что численность украинских войск, удерживающих аэропорт, составляет 350 человек. На следующий день, 30.09 «АД» радуется, что 90% территории Донецкого аэропорта контролируют ополченцы, а украинских военных осталось не больше сотни, и те в ближайшие часы сдадутся. А вот уже первого числа «АД» рассказывает, что у военных в донецком аэропорту американские танки и палят они из Града по всем районам Донецка. О сдаче уже ни слова.

На минувшей неделе у российского ТВ было два повода для истерии: уроненный в Харькове Ленин и обнаруженная в Донбассе могила с захоронениями останков девяти неизвестных мужчин, которые в бесконечных пропагандистских шоу и выступлениях думцев в парламенте немедленно превратились в 400 изнасилованных беременных женщин и детей с выколотыми глазами и вырезанными внутренностями.

То, что российский телевизор намертво оседлала партия войны, было ясно еще полгода назад. Как и то, что эта партия данную войну создала и не позволит прекратить. Поскольку ни при каких других обстоятельствах верхушка телевизионных пропагандистов не будет иметь такого веса в структуре власти, какой она имеет сейчас, в условиях самовоспроизводства информационной и обычной войны. Соловьев, Норкин и прочие толстые и карауловы в мирное время не смогут ежедневно часами царить в эфире, наделяя правом вещать на страну политиков, медиатизировать, делать известными политологов, социологов и экономистов. В мирное время во имя рейтинга их заменят фильмом или развлекательным шоу. Поэтому все они кровно заинтересованы, чтобы все россияне все больше ужасались тому, что происходит в Украине, все новые российские зомби ехали туда убивать и умирать.

Вот один из «Воскресных вечеров с Соловьевым» от 1.10. Константин Долгов, сопредседатель Народного фронта Новороссии требует повесить всех украинских военных, удерживающих донецкий аэропорт. Ему очень нравится слово «повесить», он его произносит много раз подряд. «Повесить без суда и следствия». Борис Надеждин, которого Соловьев теперь сделал постоянным участником своего шоу, поскольку без демократов шоу становилось уж совсем бессмысленным ритуалом солидарной ненависти, так вот Надеждин, не особо возражая насчет «повесить» пытается рассуждать, что те украинские военные, которые обороняют аэропорт и перестреливаются с ополченцами, они, по мнению Надеждина, «наносят удар по Порошенко». При слове «Порошенко» с Константином Долговым случается истерика и он визжит: «Да мы повесим этого вашего Порошенко!» Эта идея очень нравится Соловьеву и он, довольно улыбаясь, поправляет своего горячего новороссийского эксперта: «Но лучше, чтобы это сделал трибунал».

Тем самым Соловьев отдает пас депутату Яровой, у которой идея всех посадить очень надолго, желательно навсегда, является идеей сверхценной и всепоглощающей. Если Дмитрий Киселев явно видит себя в роли графа Уварова и одновременно старца Филофея, то депутату Яровой милее мундир Андрея Януарьевича Вышинского. Причем, если Киселев лишь общими очертаниями функций напоминает свои исторические прототипы, то депутат Яровая и личностно и мировоззренчески и по стилистике речи просто вылитый Андрей Януарьевич.

Идея Яровой состояла в том, что все украинское руководство и всех военных должен судить трибунал как военных преступников, а кроме того, что главные виновники, конечно не в Киеве, а в Вашингтоне. На этом витке депутатской мысли проснулся Надеждин и спросил, считает ли Яровая, что этот трибунал должен судить не только Порошенко и других представителей украинских властей, но и Обаму с Меркель и Олланда с Кэмероном. Если наивный Надеждин думал, что этим вопросом смутит депутата Яровую, то он жестоко ошибся. Улыбка Яровой при этом вопросе стала намного более чем обычно похожа на оскал Вышинского и она произнесла голосом прототипа: «Все, кто виноват, предстанут перед трибуналом, и эти тоже».
После чего Надеждин попытался что-то сказать о мире, на что Соловьев заявил ему, что в России нет войны потому, что вовремя задавили Болотную.

В этот момент стало как-то особенно ясно, что Россия будет источником войны до тех пор, пока не удастся задавить телевизионную пропаганду.

Игорь Яковенко

Каспаров.ру

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.