О событиях в Волоколамске

Минздрав Московской области сообщил, что в больницу Волоколамска были доставлены 57 детей. По словам мэра города Петра Лазарева, госпитализированы около 20 детей, которым стало плохо от запахов с полигона «Ядрово».

Лазарев рассказал, что за медицинской помощью обращаются и взрослые, но точных данных о количестве пострадавших нет – врачи «таких данных не предоставляют даже властям города. Ночью и утром в городе стоял ужасный запах, из-за которого невозможно было дышать».

К больнице, куда были доставлены дети, приехал губернатор Московской области Андрей Воробьев. Его сразу же окружила толпа людей – к приезду губернатора у больницы собрались более 100 человек. Они кричали, требовали закрыть свалку и требовали от губернатора оставить свой пост, скандируя: «В отставку!».

Алена Петрова, жительница Волоколамска: Это началось сегодня около 6 часов. Такие выбросы начались регулярно с 23 февраля в вечернее время. Это происходит (по данным людей, которые партизанят) в то время, когда сливают запрещенную химию на полигон. Закрываем окна, но ничего не помогает, средства химзащиты нам никто не выдал. Нас не информируют о замерах воздуха! Нет информации о приездах комиссий и работе полигона.

МЧС и газеты местные, такие как ВК, дезинформируют население: «Все хорошо».

У населения массовое отравление. С утра в больницу потянулись люди, школьники массово теряли сознание, задыхались, харкали кровью. Привозили машинами еле живых детей. Я попала туда со своим грудным ребенком, у него была рвота и тошнота. Всю ночь беспокойство и сбивчивое дыхание.

Скорая не поставила диагноз, и мы пошли прямиком в центральную больницу. Там мы были уже не первые. Женщины с детьми в слезах, с аллергией и отравлениями, детей несли, вели за руки, взрослые люди сидели еле живые. Нас осмотрели, выписали лекарство, взяли кровь и отпустили, сказали прийти на повторный прием в пятницу.

Ничем помочь, кроме смекты и капель, не могут. Сейчас ребенок более-менее оклемался, а я сижу с тошнотой и болью головной, к сожалению, ничего сделать нельзя. Потому что в таких случаях, кроме как уехать, ничего не остается, а возможности уехать сейчас нет.

Вы представляете, чтобы власти добровольно эвакуировали город, как в Чернобыле? Признали свой грязный бизнес и провал. Людей в Чернобыле держали 3 дня под радиацией, а нас из-за газа и химотравлений вывезут? Нет, тем временем, когда 200 человек в больнице, они расширяют свалку до нескольких тысяч тонн.

Были слухи, это не достоверная информация, что якобы есть жертвы с летальным исходом. Двое детей погибло от отравления, но власти все скрывают. Нам перекрыли вообще доступ к какой-либо информации. Мы долбились во все двери и инстанции – либо отписки, либо посылают по кругу, и у города просто глюк.

Я участвовала в митингах в Ядрово, обязательно согласованных у администрации. На них работает наша полиция, все мирно. Пригнали на один из митингов ОМОН московский. И они избивают людей: не местные сотрудники, а московский ОМОН. Ребенка 7-летнего загребли даже, сидит в отделении без родителей! 7 лет девочка, выцепили и утащили.

Я не знаю, как жить дальше. Мы ничего не можем сделать, плачем и пьем сорбенты.

Дарья Викторова, ученица волоколамской школы: То, что произошло сегодня, было ужасно. Такие выбросы были и раньше, но сегодня был пик. Все бегали один за другим в туалет, дышать невозможно, некоторые даже на уроках в масках сидели. В связи с тем, что нам было плохо, учителя были вынуждены вызвать скорую и отводить нас в центральную районную больницу с симптомами “аллергия, тошнота, рвота, головокружение, потеря сознания”. Более 3 детей госпитализированы, в том числе и я. Врачи просто в шоке от количества обращений, мне кажется, что скоро мест в стационаре не будет. Это очень ужасно.

Пока что мне взяли только кровь из пальца. Лучше мне не особо стало.

Сейчас в больнице очень много людей. И количество их продолжает увеличиваться. Мне кажется, что мест свободных почти нет.
В такой ситуации нереально учиться. Ведь в школе, если не открывать окно, душно и запах ужасный, так как слишком жарко + этот «идеальный запах духов “Ядрово”», а если открывать – то становится ужасно, ведь даже насморк пробивает, и начинается жуткое головокружение. Это резкий-резкий запах тухлых яиц.

Участники акции протеста у больницы напали на главу Волоколамского района Евгения Гаврилова, когда он вместе с губернатором Московской области Андреем Воробьевым приехал к митингующим.

Очевидец сообщил журналисту «Коммерсанта» Александру Черных, что Гаврилова «помяли в толпе и оторвали капюшон». После этого глава района скрылся в здании больницы.

Черных в своем телеграм-канале рассказал также, что досталось и Воробьеву. «Губернатор Воробьев вышел из больницы в окружении полиции и люди все замолчали — ждали, что он им что-то скажет. Шикали друг на друга — «Тише, тише, дайте человеку сказать». Но он проигнорировал людей и начал что-то тихо говорить телекамерам. Закончил — и с каменным лицом пошел к машинам. Вот такого неуважения люди не стерпели. Сначала в губернатора полетели снежки, а потом его начали толкать, попытались пихать… полиция отталкивала людей, но не более. Так что господину Воробьеву нехило прилетело по голове», — написал журналист.

Представитель правительства Московской области заявил, что детей из Волоколамска, где накануне произошел крупный выброс свалочного газа с близлежащего полигона, не эвакуируют, а отправят на отдых – возможно, во время каникул. Он подчеркнул, что об эвакуации речи не идет. «Отправим или на каникулы, или в места отдыха максимальное количество детей, – сообщил он. – Должно быть совещание, на котором примут такое решение».

Губернатор Московской области Андрей Воробьев заявил, что активная фаза рекультивации полигона твердых бытовых отходов “Ядрово” начнется на следующей неделе.

По его словам, старая карта полигона будет практически закрыта.

“Мы должны сделать купол, который впоследствии обеспечит систему дегазации, и затем весь полигон накроется пленкой. К 15 июня мы должны завершить все процедуры”, — рассказал губернатор, которого цитирует его пресс-служба.

Воробьев сообщил, что уже заключены контракты на примерно 120-140 миллионов рублей. В результате полигон, на неприятный запах с которого постоянно жалуются жители города, полностью законсервируют.

“Сейчас, к сожалению, он доставляет неудобства. В массе полигона при перепаде температур происходят разломы, и свалочный газ выходит наружу — это является причиной запаха, в том числе и в городе. Наша задача — с привлечением всех современных технологий, голландской в частности, обеспечить достаточно активную систему дегазации”, — добавил губернатор.

Анатолий Баташев, эколог, член экспертного совета Министерства экологии и природопользования Московской области, человек, который участвовал в закрытии полигона «Кучино» в Балашихе, прокомментировал ситуацию в Волоколамске.

– Есть две ситуации. Первое, что пострадало большое количество людей, включая детей. К этому шло достаточно долго. Полигон, к сожалению, такой, как есть, и это целиком вина его владельцев. С другой стороны, сегодня в Волоколамске на митинге произошло фактически нападение на главу района и на губернатора. Это очень нехорошо, потому что обстановка накалена, и мы сейчас находимся в той опасной стадии, когда физическое насилие в экологических конфликтах из запрещенной вещи превращается в некое обычное явление.

Проблема касается не только Волоколамска. Проблема общеподмосковная. Москва производит большое количество мусора, и вокруг Москвы находятся стихийные свалки, большинство из которых образовались еще в советское время. Свалка должна быть высокотехнологичным объектом, а на практике это хаотичные горы, куда сваливается мусор, откуда фильтраты, вредные вещества, которые образуются при разложении, попадают в подземные воды, в окружающие водоемы и реки и уходят в атмосферу.

Губернатор Воробьев начинает эту проблему решать. Он закрыл 25 таких чудовищных, переполненных мусорных полигонов, 15-16 полигонов осталось. Сейчас на эти оставшиеся полигоны везется мусора в разы больше. И то, что для Волоколамска, для других городов была маленькая свалка на окраине города, теперь превращается в центральные полигоны для всей Московской области и Москвы.

Владельцы мусорных свалок, мусорные операторы – люди патологически жадные. Если бы они хотя бы 10 % денег, которые получают, вкладывали в развитие мусорной отрасли, то проблемы не было бы в принципе. Но они не делают ни дегазацию, ни уборку фильтрата. В итоге получается так, что они везут туда мусор, немного пересыпают землей и людям приходится этим дышать. Маленький патриархальный городок оказывается перед чудовищным урбанистическим ужасом. Люди смиряются, пытаются входить в положение, власть обещает, что все будет хорошо, но ничего не происходит, и случается народное восстание.

Губернатор Подмосковья Андрей Воробьев проводит совещание с инициативной группой жителей по ситуации на мусорном полигоне “Ядрово” в Волоколамском районе.

“Мы послушаем людей, которые живут в Волоколамске, чтоб они высказали свои пожелания, требования. И сообщим предложения для ликвидации сложившейся ситуации”, — отметил Воробьев, которого цитирует его пресс-служба.

Виктор Шендерович: Аборигены

ДНК, говорю вам, одна на все тело; где ни поскреби, все то же самое и получится. На этот раз поскребли — в Волоколамске…

Краткая история вопроса.

На «прямой линии» с Путиным, летом прошлого года, жители Балашихи пожаловались на полигон «Кучино»: воняет! Путин там же, в прямом эфире, им посочувствовал, рассказал людям, стоящим посреди вони, какие бывают японские технологии по уничтожению мусора — и пообещал помочь. И помог! Лидер ядерной державы, не кот наплакал! Закрыл свалку!
Все писают кипятком, рейтинг идет вверх.

Балашихе стало легче, хуже стало Волоколамску, потому что мусор повезли туда. Про Волоколамск же Путин ничего нее сказал.

В Волоколамске становится нечем дышать. Жители воздымают руки наверх, но Путина там в настоящий момент нет, а есть губернатор Подмосковья. Но как на грех, он назначен тем же самым Путиным, который велел закрыть «Кучино», а значит, вопрос о том, чтобы все вернуть, как было, даже не обсуждается: это было бы покушением на авторитет Путина.

Вопрос знатокам: что безопаснее для губернатора Подмосковья – покушение на авторитет Путина или чтобы сотни детей потравились на хрен? Даже не будем брать минуту на размышление, правда?

В нормальной стране граждане просто погнали бы такого губернатора вон, но – см. выше – губернатора назначил Путин, а это святое. Ну, и вообще — по кадровым вопросам жителей Волоколамска никто не спрашивает уже почти четверть века.

В нормальной стране на такой случай есть самоуправление, но в Волоколамске самоуправления давно нет: тот же Путин и закатал его под асфальт. Есть все та же «Единая Россия», из недр которой явился губернатор Воробьев, а песок, по О Генри, неважная замена овсу…

Не пойти ли в Роспотребнадзор? Пошли. И оказалось, что у Роспотребнадзора никаких претензий к качеству воздуха в Волоколамске не имеется. К боржоми имелись претензии, к норвежской семге имелись и к польским яблокам, а к воздуху, от которого люди попадают в реанимацию – претензий нет. Все в пределах нашей нормы.

А почему так, спросите вы? А потом что боржоми и семга – это были удары по врагам, а отвечать за экологический беспредел придется товарищу по партии и вертикали, а на это нужна отмашка все того же Путина, а до тех пор — дышите глубже, граждане!

По всему комплексу этих взаимосвязей, хорошо было бы пойти в Прокуратуру, но Прокуратурой руководит г-н Чайка, сын которого как раз и выигрывает чудесным образом многомиллиардные тендеры, и как раз на эту мусорную тему (см. свежее расследование РБК)

А Чайку тоже назначил Путин.

Короче, по какой дорожке ни пойди, все упирается в это священное божество на четвертом сроке. И единственное, что остается людям – это протестный выход на улицы, где, по местной традиции, их встречает ОМОН… Местную традицию эту, заметим, вернул в Россию все тот тоже бессменный благодетель..

Вот мы и подошли к околице, за которой начинается русский бунт, бессмысленный и беспощадный. Начинается он – всегда! – в тупике, образованном отсутствием нормальных демократических процедур: выборов, общественного контроля, свободных СМИ, независимого парламента…

Впрочем, беспощадный еще впереди, а покамест он, по преимуществу, бессмысленный: у жителей Волоколамска, по недосмотру губернаторской охраны, появилась счастливая возможность подстеречь сукиного сына и достать его снежком, пока он бежит к своему бронированному членовозу. Они пытались прорваться сквозь охрану, чтобы ударить означенного сына по голове уже не снежком, но не получилось…

Тут самое время перевести дыхание (кто чем сможет) и осторожно заметить, что по голове жителям Волоколамска надо бить самих себя, причем уже как минимум четыре дня напролет.

Потому что не далее как 18 марта, всем населенным пунктом, они снова проголосовали за Путина. Проголосовали именно за то, чтобы их детям было нечем дышать, — теперь уже и в прямом смысле.
Вот только связи между этими явлениями они не видят, а объяснить эту нехитрую логистику им – не то чтобы некому, но кто ж позволит?

Теперь волоколамцы, поиграв в снежки и охолонув, ждут, затаив дыхание, когда, весь в белом, к ним выйдет все тот же их пожизненный правитель, «натруженным указательным» укажет на того, кого назначит крайним, и пойдет дышать дальше – своим свежим воздухом и подросшим рейтингом. Дурное дело нехитрое.

Кстати, о дурном и нехитром деле. Я уже рассказывал когда-то… Полвека назад, где-то посреди Австралии, было найдено племя, которое не видело связи между половым актом и деторождением. Вот такие простые ребята, представляете? До сих пор каждый раз, поочередно, возбуждаются и удивляются, возбуждаются и удивляются…

Наш коллективный волоколамск, похоже, происходит из той части Австралии. Сначала, на светлый праздник волеизъявления, суем в щель чего ни попадя, а потом хватаемся за голову в ужасе: ой, а чего это у нас родилось…

Эхо России

Добавить комментарий