Олег Орлов — Холодильник побеждает телевизор. Пока – на востоке Украины

2468818

С 8 апреля прекращено всякое передвижение людей между двумя частями Луганской области – той, что находится под контролем правительства Украины, и той, где действуют власти ЛНР. Единственный действовавший до этого пропускной пункт власти Украины закрыли: по их утверждению, сепаратисты обстреливают прилегающие территории. Другой пропускной пункт, который оборудовали украинские власти, был открыт 31 марта, но так, по сути, и не заработал, – дорога тут же была перекрыта со стороны сепаратистов.

Людей на этих территориях людей соединяет масса связей. У многих родственники живут, работают или учатся за линией разграничения. Кому-то надо проехать на другую территорию, чтобы получить пенсию, оформить документы, купить продукты или лекарства. Неработающие легальные «коридоры» – прежде всего удар по гражданскому населению.

В конце марта – начале апреля 2016 года сотрудники Правозащитного центра «Мемориал» и Харьковской правозащитной группы побывали в той части Луганской области, что находится под контролем правительства Украины.

В числе прочего, мы посетили станицу Луганская и фактически слившуюся с ней Кондрашевку. Они расположены в девяти километрах на северо-восток от Луганска, столицы самопровозглашенной Луганской Народной Республики.

В ходе войны, начавшейся весной 2014 года, эти станицы пережили многое. Самое страшное – удары украинской авиации 2 июля 2014 года. Тогда станицы находились под контролем сил ЛНР. Авиаудары пришлись по жилым кварталам. Погибли мирные жители, включая маленького ребенка. Многие дома были полностью разрушены или сильно пострадали. Я побывал там на следующей день после ударов, видел результаты своими глазами.

18 августа 2014 г. Луганская и Кондрашевка были отбиты украинскими силами. Первым туда зашел печально известный добровольческий батальон «Айдар». На следующий день украинское наступление захлебнулось, а 20 августа началось контрнаступление сепаратистов. Оно оказалось успешным, как из-за участия подразделений регулярной российской армии, так и вследствие передачи значительного объема вооружений сепаратистам. Украинские силы отступали, оставляя многие занятые города и села, но на левом берегу неширокой речки Северский Донец закрепились, и не отошли. Говорят, из-за того же «Айдара», — тот отказался выполнять приказ командования об отходе на север. С тех пор линия разграничения между украинскими и сепаратистскими территориями проходит по Северскому Донцу. Речка эта протекает за околицей станицы Луганская, и здесь по автомобильному мосту до недавнего времени пролегал единственный в Луганской области «коридор» для прохода людей на территорию, контролируемую силами ЛНР, и назад.

Именно людей, а не машин: в отличие от двух аналогичных «коридоров» в Донецкой области, этот действует только в пешем режиме. В ходе боев мост был частично подорван. Сейчас через разрушенный пролет перекинуты деревянные мостки. Идти нелегко, особенно людям пожилым, да ещё с поклажей.

2468818

Это снимал не я – нас украинские пограничники к мосту не пропустили
Это снимал не я – нас украинские пограничники к мосту не пропустили

Люди подъезжали к пропускному пункту на рейсовых автобусах, маршрутках, легковушках, проходили через украинский КПП. Затем — по мосту на правый берег реки, контролируемый сепаратистами. На той стороне, другим транспортом, добирались до Луганска. Так же и в обратном направлении.

Пройти могут лишь имеющие специальные пропуска, выданные властями Украины. Документ, дающий право на пересечение линии разграничения в течение одного года, в последнее время получить гораздо проще: теперь пропуск можно оформить по Интернету. Но всё равно на это уйдет не меньше недели: надо заполнить анкету, указать причины, по которым необходимо ездить туда-сюда. Такой порядок был введен властями Украины в 2015 году. Сепаратисты до сих пор никаких пропусков для пересечения «границы» не вводили.

Стоять в очереди у КПП приходилось долго — 4-5 часов. Говорят, если повезет, то и за три часа можно было управиться.

2468822

2468824

Около КПП установили две большие армейские палатки с печками: можно обогреться, спрятаться от дождя, получить бесплатно кружку чая и сухари. Неподалеку расположены туалеты.

Предприимчивые люди наладили бизнес – продают рядом с очередью разнообразную снедь (пирожок – 8 гр.), возят втридорога на такси людей до КПП и обратно.

Контролировали проход через линию разграничения пограничная служба и таможенники, как государственную границу.

Люди, большинство – пенсионного возраста, терпеливо стояли в очереди. Кто-то ехал к родным, кто-то, наоборот, возвращался из гостей. Кто-то вез продукты с украинской территории на сепаратистскую. Кто-то путешествовал как «пенсионный турист», — так называют тех, кто вынужден регулярно выезжать из ЛНР-ДНР на территорию, контролируемую правительством Украины, чтобы получать пенсию. С ноября 2014 года власти Украины прекратили на «сепаратистских» территориях выплаты всех социальных пособий и пенсий. Правительство заявило, что не лишает пенсионеров причитающихся им выплат: деньги продолжают начислять на их счета. Но чтобы воспользоваться этими средствами, пенсионеры всего-то должны преселиться за пределы «сепаратистских» территорий, зарегистрироваться по новому месту пребывания, документально подтвердить факт своего проживания там, — и тогда они совершенно свободно смогут воспользоваться своими пенсионными средствами. Для большинства пожилых людей, проживающих на территориях ЛНР и ДНР, сделать это оказалось не по силам. Мало кто решится бросить всё, поехать неизвестно куда, искать место в лагерях беженцев или тратить пенсию на аренду жилья. Выезжали в основном те, кого были готовы приютить родственники. Впрочем, вскоре вовсю заработали разнообразные «обходные» схемы. На территории Донбасса, контролируемой правительством Украины, появились посредники, готовые за определённую сумму обеспечить фиктивную регистрацию и документы, доказывающие, что пенсионер якобы переселился сюда с «сепаратистской» территории. Пенсионеры, их родные или уполномоченные ими люди ездили через «линию фронта», чтобы снять с карточки пенсионные деньги и вернуться назад.

Недавно правительство Украины вновь выпустило распоряжение о приостановке выплат пенсий, — до тех пор, пока пенсионеры снова лично не подтвердят своё нахождение на территории, контролируемой украинскими властями. И вновь пожилые люди самолично отправились в дорогу.

Во второй половине 2015 года власти самопровозглашенных ЛНР-ДНР тоже начали выплачивать пенсии, социальные пособия, зарплаты бюджетникам. Платят рублями. Все прекрасно понимают, из чьего бюджета поступают эти средства. Впрочем, местные власти пыжатся и утверждают, что якобы формируют свой бюджет из собранных ими налогов. Но кто им поверит?

Естественно, все, кто может, стараются получать пенсии с обеих конфликтующих сторон.

Я подходил к людям, стоявшим в очереди, старался их разговорить. Думал, не захотят разговаривать, либо будут ругать украинскую власть, заставляющую их ездить за пенсиями и стоять часами перед КПП. К моему удивлению, они, в основном, ругали власти ЛНР. Кто-то – открыто и громко, кто-то — отходя в сторону и тихо: мол, нам же сейчас предстоит туда возвращаться. Ругали ЛНР, не зная, что я из России. Когда я говорил об этом, они вдобавок начинали ругать и мою страну: «мол, если уж власти России решили платить в ЛНР пенсии, почему не платят хотя бы столько же, сколько власти Украины?!»

Все претензии носили материальный характер: мизерные пенсии, высокие цены на продукты.

Продовольствие на территории, контролируемой сепаратистами, заметно дороже. При среднем курсе покупки рубля к гривне на тот момент в Украине – 0,36 — 0,37, видна разница:

2468816

Пенсии в Украине у опрошенных людей составляли от 1100 до 1200 гр.

В ЛНР минимальная пенсия – 1800 (!) руб. Те, с кем мы говорили, получают чуть больше 2 тыс. рублей. При этом там пенсионеры (в отличие от Украины) платят за проезд в транспорте 5 руб., бесплатный проезд — только для инвалидов 1-2 групп и участников ВОВ. По 10 руб. платят пенсионеры, получающие 3 тыс. руб. пенсии, но таких почти нет.

Люди несли и везли в ЛНР с территории, контролируемой властями Украины, сумки, рюкзаки, тележки, полные провизии. Действуют ограничения: один человек может везти не больше 50 кг продуктов на сумму не более 5000 гр. Но по деревянным мосткам через Северский Донец и такой груз для большинства невозможно перенести. И откуда при таких пенсиях и соответствующих им зарплатах набрать столько гривен?

Главная претензия к украинским властям – медленно работает пропускной пункт.

Облегчить положение могло бы открытие новых пропускных пунктов. Такую попытку сделали власти Украины 31 марта 2016 года у поселка Золотое (Золоте).

На этом пропускном пункте, хорошо оборудованном для проезда автотранспорта и пешего прохода, мы побывали в день открытия.

В 11 утра пропускной пункт заработал
В 11 утра пропускной пункт заработал
Первый автобус, едущий с сепаратистской территории
Первый автобус, едущий с сепаратистской территории
Первые люди, идущие оттуда
Первые люди, идущие оттуда
А эти люди идут в обратную сторону
А эти люди идут в обратную сторону

В тот же день в 15 часов пропускной пункт был закрыт: власти ЛНР завернули людей назад. Сепаратисты заявили: «Как так? Власти Украины решили об открытии пропускного пункта? А с нами это кто-то согласовывал?». Приехали вооруженные люди и перегородили КАМАЗами дорогу, ведущую с украинской стороны.

Официальная позиция властей ЛНР – якобы этот коридор почему-то небезопасен для людей, идущих и едущих по нему (напомним – так же украинские власти объясняли закрытие КПП у станицы Луганская).

Почему? «А потому! Надо было заранее согласовывать с ними!» А по мнению украинской стороны, говорить не с кем: «с террористами переговоров не ведем».

Уперлись с двух сторон. Пострадали мирные жители Луганской области – по обе стороны линии разграничения. Сегодня в области ни один официальный коридор для пересечения этой линии не работает.

Олег Орлов, Эхо Москвы

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.