Освобождение Славянска 5 июля 2014-го. Стратегическая победа, и причина коридора для Гиркина

848748748

Спасение Гиркина из Славянска 5 июля 2014-го стало одним из загадочных событий российско-украинской войны, и будет долго вызывать многие комментарии и многие версии. Свою версию расскажу на годовщину и я.

Для того, чтобы понять значение событий, надо напомнить стратегическую ситуацию.

Захват Славянска был колоссальной стратегической угрозой для Украины в целом, поскольку Славянско-Краматорский узел был транспортными воротами из Украины в Донбасс. Сценарий действий России был очевиден — спровоцировать внутренние конфликты, беспорядки, жертвы, и обеспечить российских войск как «миротворцев», в качестве «меньшего зла», единственной силы, способной остановить хаос и жертвы. Контролируя Славянск «миротворцы» по коридору Снежное-Донецк-Славянск за один день могли рассечь Донбасс и полностью парализовать все украинское сопротивление. Более того, выход к Славянску угрожал всем коммуникациям в центральной Украине и был прямой угрозой Харьковской и Днепропетровской областям, которые, напомним, на тот момент были почти беззащитны.

Поэтому не случайно, что все наиболее боеспособные подразделения российских наемников перебрасывались в Славянск. Удержание Славянска позволяло России продолжать подрывные действия в других регионах Донбасса.

Расчет Кремля строился на то, что система обороны Украины уничтожена, и не имея рычагов влияния украинское руководство будет вынуждено выполнять условия Путина. Однако благодаря невиданному взрыву патриотизма и самоорганизации украинского общества в кратчайшие сроки украинскому руководству удалось провести мобилизацию и остановить распространению пророссийских диверсий в других регионах. Силы Минобороны, Нацгвардии и МВД стали наращиваться, и с каждым днем становились более дееспособными. Взятие Красного лимана 3 июня и оборона военной базы в Артемовске создали благоприятные предпосылки для полного окружения Славянска. Вопреки официальным заявлениям, до самого конца боев существовала свободная трасса Славянск-Донецк, и в Славянск постоянно перебрасывались подкрепления. Когда батальон «Донбасс» готовился к переброске на фронт, я специально встретился с командующим НГУ Полтораком примерно 15 июня и предложил направить «Донбасс» на перекрытие этой единственной трассы через Константиновку, Дружковку. Это решение было очевидным. Однако «Донбасс» направили частью сил в Семеновку, а частью сил в Попасную. Так решил штаб АТО.

26 июня 1-й блок-пост под Славянском был уничтожен атакой российских танков. Стало ясно, что этого опасного врага из кольца выпускать нельзя — они много беды наделают. Сосредоточение больших сил с тяжелым вооружением требовало постоянного снабжения. И обороняя Славянск, они уже не могли охранять пути снабжения.

Перерезать дороги означало лишить возможности Гиркина продолжать активные боевые действия — без подвоза подкреплений и боеприпасов противник был бы вынужден спасаться бегством из города, и был бы разгромлен.

Эскалация боев происходила не только в Славянске. В конце июня российские войска вступили в бой с украинскими и — пока в виде артиллерийских обстрелов со своей территории. Российское командование решило любой ценой сохранить под своим контролем автомагистраль через Изварино. В приграничных районах украинское командование пыталось взять под контроль государственную границу, а боевики бросили все силы, чтобы этого не допустить. Российское командование пока не использовало свою армию в качестве пехоты, и потому испытывало острую нехватку сил.

Украинское руководство пыталось вести войну прежде всего политическими методами. Уничтожение противника не являлось главной целью военного командования. Поэтому войска применялись разрозненно, разрываясь для контроля блок-постов.

После разгрома 1-го блок-поста и начала активных боев на границе, рассчитывать на деморализацию противника и прекращение сопротивления было понятным решением, однако при этом ошибочным.

Необходимо было уничтожить наиболее боеспособные отряды наемников, и нанести противнику военное и психологическое поражение в войне.

Сейчас известно, что украинское командование имело информацию о выходе банды Гиркина заблаговременно — за 4-5 дней. Однако противнику намеренно был открыт коридор, чтобы он покинул Славянск как можно быстрей. Да, с одной стороны, освобождение Славянска стало важнейшей стратегической победой. Но выход почти в полном составе наиболее боеспособных отрядов наемников привело к тому, что враг использовал свежие силы для нанесения ударов по нашим войскам на границе, и для отражения украинского наступления.

Украинское руководство хотело добиться стратегической победы. Да, освобождение Славянска стало колоссальным успехом. После выхода Гиркина стало ясно, что широкомасштабного вторжения России можно избежать, и война ограничится территорией Донбасса.

Важно, что в Славянске удалось по сути избежать боев в городе.

Но, выход Гиркина из города отнюдь не означал, что эти колонны нельзя было перехватить и ликвидировать.

Увы, желание как можно быстрей поднять флаг над освобожденным Славянском и отрапортовать затмило объективный анализ положения на фронте.

Гиркин выходил из Славянска очень медленно. Приказ на отход был дан 2 июля. Банды сосредотачивались медленно. Только 4 июля сосредоточение было закончено.

Все это время украинские разведчики, которые имели информацию и передавали в штабы координаты цели, требовали нанесения артиллерийского удара по идеальной цели — крупному скоплению боевиков и техники.

Отход Гиркина проходил на глазах украинского командования. Один из украинских командиров, который напрямую был связан с начальником Генштаба Виктором Муженко после очередного отказа открыть огонь артиллерии по разведанной цели, в присутствии других офицеров в сердцах заявил Муженко: «Товарищ генерал, вы — предатель Украины!».

Обстановка позволяла полностью разгромить Гиркина, и не допустить прорыва боевиков. Однако ни артиллерия, ни авиация приказа уничтожить длинные колонны Гиркина не получили.

Ночью Гиркин предпринял попытку прорыва из Славянска короткой дорогой. Это не была отвлекающая атака как позднее будет говорить Гиркин. На самом деле они решили уничтожить 5-й блок-пост на дороге также как ранее был расстрелян 1-й блок-пост, чтобы открыть прямой удобный путь выхода.

На 5-м блок-посту не было танков. Однако грамотная организация боя 59 бойцов 25-й парашютно-десантной бригады под командованием капитана Андрея Ткачука и 14 бойцов полковника милиции Александра Панченко не позволили противнику прорваться. Панченко лично уничтожил танк в этом бою.

Это был единственный бой при выходе врага из Славянска. После этого колонны на глазах пилотов боевых самолетов украинских воздушных сил без единого выстрела проехали в Донецк по проселочной дороге.

Освобождение Славянска стало успехом. Но уничтожение Гиркина и его банд во время отхода стало бы не просто успехом — это был бы переломный момент войны, решительная победа. Спасение же Гиркина привело к очередному витку эскалации войны. Вышедшие из Славянска боевики сразу же были брошены против украинских войск в приграничный сектор «Д». Россия поменяла стратегию — сепаратистские бунты и вторжение «миротворцев» заменила стратегия чисто военной операции по созданию оккупированного анклава с участием «отпускников».

Юрий БУТУСОВ

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.