Отказ от «Южного потока» — начало конца России?

2013-25-11-Поток

Россия отказывается от амбициозного проекта «Южный поток». Президент РФ Владимир Путин сделал это заявление во время визита в Турцию. Формальная причина – отказ Болгарии давать разрешение на строительные работы. Но действительно ли дело только в Болгарии? Что подтолкнуло руководство Кремля к столь непопулярному шагу? Может ли проект быть возобновлен? Что имел в виду господин Путин, говоря о «других рынках» сбыта российского газа? Что ждет энергетическую отрасль страны-агрессора?

На эти вопросы «Обозревателя» ответили: заместитель директора научно-технического центра «Психея» Геннадий Рябцев, независимый эксперт Владимир Сапрыкин и экс-уполномоченный Президента Украины по международным вопросам энергетической безопасности Богдан Соколовский.

-Причина отказа России от проекта «Южный поток» — решение Болгарии?

Геннадий Рябцев: Это решение назревало. Оно связано не только с Болгарией – оно связано с очень многими событиями, которые произошли в последнее время. в частности, с достаточно серьезным падением цен на нефть, которое может привести к резкому уменьшению и так небольших по сравнению с прошлыми годами доходов «Газпрома». Следовательно, к отсутствию необходимых сумм на финансирование постройки газопровода.

Владимир Сапрыкин: Я думаю, что решение Болгарии – это следствие, а причина состоит в том, что проект не соответствует требованиям Европейского Союза: не может производитель газа одновременно быть владельцем газопровода. Поэтому Болгария и приняла такое решение.

То есть, проект Путина обойти Украину, обнулить ее транзитные потоки, рухнул.

Богдан Соколовский: Я думаю, причина не в Болгарии. Просто Путин, наконец, понял, что санкции Европейского Союза – это не шутки. Россия никак не сможет потянуть этот абсурдный проект самостоятельно. Фактически заявление Путина о том, что этого газопровода не будет, прозвучало задним числом.

Я не думаю, что это было добровольным решением России.

-Может ли быть возобновлен проект «Южный поток»?

Геннадий Рябцев: Несмотря на все проблемы, на мой взгляд, приостановка работ является временной. «Газпром» предпримет все возможные усилия, чтобы этот газопровод был достроен.

Владимир Сапрыкин: Ничего нельзя исключать, но можно говорить о том, что он отложен на много лет, несмотря на потери, которые понесла российская сторона.

Богдан Соколовский: Я абсолютно не вижу причин для возобновления этого проекта. Тем более что, насколько я знаю, в Австралии (на саммите G20 – Ред.) Обама показал Путину разработки новых источников энергии. Таким образом, лет через десять может быть, что газ и нефть будут уже неактуальными. Что в таком случае будет делать Россия – мне трудно

— Путин сказал: «Будем продвигать (газ) на другие рынки». Какие новые газовые рынки сегодня доступны для России?

Геннадий Рябцев: Это пока что политические заявления. Имеются в виду, безусловно, рынки Азии, однако для того чтобы что-то продвигать, необходимо строить газопроводы. Но строить газопровод с нуля – это, безусловно, сложная задача. Продвигать, конечно, можно, но сам газ компании смогут получать через достаточно продолжительные сроки.

А что касается газовозов, сжиженного природного газа, то тут возможности пока ограничены как недостаточными мощностями флота, так и невысоким спросом, который, в том числе, объясняется и введенными санкциями.

Какие еще рынки? Мне кажется, «Газпрому» следовало бы обратить внимание на внутренний рынок страны, поскольку даже в Московской области половина населенных пунктов не газифицирована. Так что есть куда направлять усилия российского монополиста.

Владимир Сапрыкин: Это чисто политическое заявление. Действительно, был подписан документ с Китаем, кстати, крайне убыточный для России. Но это не тот газ, который сейчас поставляется в ЕС. Он не может быть переброшен в Китай.
Возможно, говоря о новых рынках, Путин намекает на Турцию, но Турция более чем обеспечена газом и транзитными путями. Поэтому это заявление от бессилия.

Богдан Соколовский: Я думаю, это не более чем бравурное заявление. Недавно был подписан контракт с китайцами, но оказалось, что там ни проекта, ни контракта на строительство газопровода нет. Так что все эти заявления о «других рынках», не европейских, не имеют оснований.

-Какой вы видите судьбу энергетической отрасли России с учетом экономических санкций, применяемых по отношению к стране?
Геннадий Рябцев: Что касается судьбы, то она будет незавидной в том случае, если цена на нефть на мировом рынке опустится до уровня 50 долларов за баррель и ниже. Если такая цена удержится на протяжении хотя бы нескольких месяцев, возникнут очень большие вопросы к руководству нефтяных и нефтегазовых компаний. Заявление о желании продать 20% акций «Роснефти» говорит о том, что российские компании начинают ощущать дефицит инвестиционных средств, без которых очень сложно развивать отрасль.
Владимир Сапрыкин: Пока санкции не применяются к газовой отрасли. Я думаю, будет смена менеджеров в газовой сфере, поскольку глупые политические проекты не могут дальше реализовываться – будет дефицит средств даже на поддержание добычи и поставки газа. Сейчас нужна жесткая экономия, нельзя бросать деньги на чисто политические цели. Газовый сектор не выдержит таких нагрузок.

В принципе запасы газа есть, но о росте продаж и росте добычи придется забыть, я думаю, на 5-7 лет. Нужны деньги на дальнейшую разработку месторождений газа – это возможно в режиме строжайшей экономии. Но резкого роста мы не увидим.
Богдан Соколовский: Думаю, что рано или поздно энергетическая отрасль России замкнется на себе со всеми своими запасами газа и нефти. Дело в том, что экономика России так или иначе построена на чрезмерном потреблении энергии. Как только это прекратится, Россия распадется.

Так что – исключительно внутренний рынок, внутренний потребитель. С каждым годом экономика России будет нуждаться во все большем количестве энергоресурсов, поскольку модернизацией они не занимаются.

Татьяна Гайжевская, Обозреватель

Добавить комментарий