Пляски Русских на костях сирийских детей не получились

Проклятия сирийских матерей настигло русскую нелюдь. Ряд независимых специалистов рассматривают версию взрыва на борту военного самолета Ту-154, который рухнул через несколько минут после взлета из Сочи.

Он вылетел с сочинского аэропорта “Адлер” и направлялся в сирийскую Латакию. В нем находились, по последним данным, 92 человека, среди которых — журналисты, ансамбль песни и пляски имени Александрова, высокопоставленные русские военные главари, в том числе главарь т.н. «военной полиции» Русни.

Некоторые российские источники пишут, что самолет вёз также секретные документы.

Шобла путинских артистов собирались выступить в Алеппо на костях сирийских детей, убитых ковровыми русскими бомбежками. Сатанинский ритуал планировалось заснять на видео и показать по телеканалам.

Однако Аллах распорядился иначе. Трупы русской военно-музыкальной шоблы разбросало в воздухе в радиусе 15 км.

Ряд российских газет приводят мнение специалистов, которые уверены, что самолет был взорван. Так газета “Коммерсант” приводит слова майора ВВС, летчика-инструктора Андрея Красноперова, который практически не сомневается, что лайнер взорвался в воздухе.

В качестве главных аргументов, выдвигаемых в пользу такого предположения, он называет два факта, которые установлены к настоящему моменту: во-первых, слишком большой разброс обломков, достигающий 15 км; во-вторых, слишком резкое и скорое прерывание полета после момента взлета.

“Это слишком подозрительно, что самолет после взлета в наборе высоты пропадает с экранов радара”, — заявил он, отметив, что “резкое падение “резкое падение… бывает в том случае, когда что-то нештатное случилось, что-то взорвалось, что-то отвалилось”.

Эта катастрофа напомнила ему гибель гражданского лайнера А321 в Шарм-эш-Шейхе, где поначалу российские власти также всячески отказывались признавать версию взрыва и лишь позже вынуждены были согласиться с тем, что была диверсия.

“Летчик спокойно мог передать информацию, включить сигнал бедствия, но этого не случилось. Значит, что-то было такое нештатное, резкое на седьмой минуте полета… На экипаж я не могу грешить, а техника так резко не ломается”, — указал летчик.

Инструктор не сомневается, что при таких условиях лишь умышленно спровоцированный взрыв мог неожиданно прервать полет судна.

“…Если бы самолет падал целый, то такого бы не было разлета осколков, поверьте, — завели эксперт. — Самолет развалился, просто развалился, значит, взорвался, значит, где-то кому-то дали чемоданчик, учитывая, что это был рейс в Сирию, и летели музыканты из ансамбля, могли что-то пронести с этими музыкальными инструментами, кто-то что-то мог подложить.

Поверьте, такой разлет осколков бывает только при разрушении самолета в воздухе. Просто он взрывается, и все. А когда лайнер просто падает, получается пятно масляное, и потом всплывают части. Самолет, если он падает, пикирует в воду, просто исчезает, его находят через какое-то время. А тут даже нашли человека, который уже в прибрежной зоне пострадал от обломков. Это говорит о том, что обломки падали на землю в беспорядочном падении, значит, он взорвался в воздухе”.

В свою очередь издание “Открытая Россия” приводит слова авиаэксперта Вадима Лукашевича, который также обратил внимание на большую площадь рассеивания элементов лайнера.

“…Отмечается, что обломки рассыпаны по площади в полтора километра. А это много, потому что это может быть свидетельством того, что самолет начал разрушаться еще в воздухе… А если в воздухе — то это теракт. Потому что невозможно, чтобы при ошибке пилотирования самолет разрушился в воздухе. Это нужно сорвать его, например, в штопор, и это очень сложно было бы сделать. А если это техническая неисправность, то, все равно, не бывает таких неисправностей, которые приводят к разрушению в воздухе”, — сказал специалист.

В беседе с Русской службой “Би-би-си” он подтвердил, что версию взрыва исключать не стоит.

“…Исключать возможность взрыва на борту нельзя… В случае, если выяснится, что обломки самолета лежат на большой площади, то это будет означать, что разрушение Ту-154 началось в воздухе”, — высказался Лукашевич, указав, что считать этот самолет старым и непригодным к эксплуатации нельзя.

В разговоре с “Новой Газетой” он предоставил более расширенное объяснение своей позиции, которая во многом соответствует рассуждениям Красноперова.

“Когда взорвали Airbus над Синаем, весь мир знал, что это теракт, — объяснял Лукашевич. — Все разведки сообщили, одни мы две недели дурака валяли. Просто если это теракт, нужно понимать, что это ответ нам за Алеппо… Когда взорвали самолет над Синаем, все понимали такую вещь — это Шарм-эш-Шейх, плохая система безопасности, радикальные группировки.

Сегодняшний контекст — убийство нашего посла в Турции сотрудником госбезопасности. Сегодня мы понесли потери уже в Министерстве обороны…

Наиболее вероятными называют ошибку пилотирования и техническую неисправность. Но дело в том, что за 7 минут полета самолет успевает набрать приличную высоту. Для той высоты обломки, найденные в совершенно разных местах — это слишком.

Это говорит о том, что он начал разрушаться в воздухе. Никакая техническая неисправность не в состоянии привести к разрушению самолета в воздухе. Самолет — это достаточно надежная штука. Если разрушение начало происходить в небе, значит, уже там произошло что-то неординарное…

Почему шасси оторвалось? Шасси у самолета могло быть оторвано, если он шел на посадку, если пилоты не успели его убрать. Но, понимаете, семь минут — это много, летчики не могли шасси не убрать. Если шасси было не убрано, они бы об этом сообщили. Стая птиц? Тогда должны вырубиться два или три двигателя сразу. Но на высоте два-три километра у них масса времени принять решение. Яркий пример — «чудо на Гудзоне»”, — заключил специалист.

В свою очередь ранее упомянутый летчик-инструктор Красноперов в беседе с “Новой газетой” снова подчеркнул, что катастрофа напоминает ему трагедию над Синайским полуостровом.

“Та же история: самолет пропадает с радаров, потом выясняется, что, оказывается, у него оторвался хвост, и через огромное количество времени нам сообщают о теракте, — напомнил он. — Понимаете, летчику нажать кнопку сигнала бедствия — это доля секунды… Но тут пусто, обрыв связи. Дальше, разлет осколков самолета — на 15 км.

Это значит, что он развалился в воздухе. Самолет крепкий, даже попадая в воду, у него, ладно, может отвалиться крыло, но он не развалится на части. Людей просто так не может раскидать на несколько километров (паспорт корреспондента нашли в нескольких километрах от шасси). … Он сел с целью дозаправиться… Что появилось на самолете после этой дозаправки?

Здесь ведь не так, как на гражданских. После контроля документов подъезжают машины, загружают дополнительные вещи. Пронести что-то гораздо проще. Люди свои, все расслабленные, никто не думает о безопасности в этот момент”.

Аналогичное мнение высказывает в беседе с “Комсомольской правдой” Александр Романов, бывший командир воздушного судна, специалист по безопасности полетов.

“В связи с тем, что обломки на значительном расстоянии сейчас разбросаны, это говорит о том, что самолет, возможно, уже разваливался в воздухе, — сообщил он. — И не исключено, что это был теракт (ситуация политическая сейчас очень сложная). Есть возможность говорить о каких-то диверсиях. Все, наверное, догадывались, куда летит самолет, и что-то могли подложить в багаж, еще куда-нибудь. То есть это, мне кажется, схоже с египетским случаем…”, — отметил специалист.

По его словам, ключевой момент события связан с дозаправкой самолета в Сочи.

“Скорее всего, подъезжали сервисные службы, был какой-то довоз воды, естественно, были заправщики, были технические службы. Потому что должны были пройти все технические регламенты, всё выполнить техническое со стороны наземных служб. Поэтому народу подходило к самолету довольно много”, — предположил он, пояснив, что в этот момент, вероятно, в багажный отсек была подложена мина.

В то же время он пояснил, что при иных обстоятельствах у экипажа была бы возможность подать сигнал бедствия, чего в данном случае сделано не было.

“За 7 минут самолет мог набрать порядка 3-4 тысяч метров, и оттуда все возможности передать у экипажа были, если бы не было какой-то неожиданной, внезапной ситуации, когда все происходило практически мгновенно, экипаж был лишен возможности передать о сложностях, которые возникли на борту. Поэтому, скорее всего, здесь был какой-то теракт”, — резюмировал эксперт.

Допелись-доплясались: Проклятия сирийских матерей настигло русскую нелюдь

Добавить комментарий