«Победная» истерика в России приобрела широкий размах

____70_500x317

Это из Галича — «И стыжусь я до дрожи, аж синяк на виске!..»

Нет другого чувства, когда наблюдаешь за «победной»… как бы ее назвать? Истерикой? Истерией? Вакханалией? И слова-то не подберешь…

Вот чудесное сообщение ТАСС о праздничном соревновании в честь Великой Победы — рекордном сгибании арматуры о голову.

Сгибание арматуры о голову — наш национальный спорт. Такая арматура, такие головы…

Теперь достижениями в этом деле мы хотим удивить проклятый Запад, установив официальный рекорд Гиннесса. В мероприятии участвует губернатор Орла. Журналисты допускаются. Но только с аккредитацией. В общем, головой мы не только едим. Мы ей и работаем. С арматурой. Чтобы клеветники не уедали нас, что у нас, дескать, головы слабые. Сами они на голову слабы — пусть попробуют посгибать о нее арматуру, посмотрим, чья возьмет.

Как сообщает ТАСС, всё это мероприятие направлено отдать дань уважения ветеранам.

Им, ветеранам вообще много дани отдают сегодня. Вот патриотический парад мод провели. Тоже уважение. Всё в георгиевских лентах и символах.

Если смотреть только на фото, то производит впечатление странной, с непонятными целями устроенной издевки. Есть в русском сленге и более подходящее слово — «стёб». Не люблю я его. Но как еще назвать гигантские медали на тишотах и звезды на коротких штанах?

А вот эта песенка на том же патриотическом дефиле: «Денежные знаки вперемешку с проповедью, святость, заляпанная невинною кровью, и вожди точат ножи, запуская дезу, власть в руках опричников-головорезов»? Пуссириоты получили двушечки за куда менее острый текст. Или здесь как в старом анекдоте, когда схваченный НКВД за крики «До чего довел усатый гад!» гражданин на вопрос, кого он имеет в виду, отвечает, что, конечно — Гитлера, и спрашивает энкеведешника: «А вы думали, кого?».

Но непохоже, что певцы и слушатели здесь вообще способны разбирать смысл СЛОВ. Сообщение хватается как целое, без анализа, и смысл ему приписывается тот, что нужно. А нужен смысл самый простой: они — фашисты, гады, а мы с ними воююем. Одна извилина больше смысла и не вмещает. Кто «они»? За что воюем? Отстань — и так понятно.

Так что упрекать участников всего этого праздничного действа в безвкусице, в отсутствии такта или в неуважении к памяти погибших нет никакого смысла. Всё это — сишком тонкие материи для того, у кого на любой подобный вопрос всегда готово «А чё?».

Но дело не в них, а в тех, кто стоит за всем этим. Кто это заказывает, кто за это платит и кто это всё это придумывает. Кто ужинает-танцует эту девушку. И мадам, в чьем доме девушка живет.

Эти-то не дураки. Уж в каких-то вопросах точно не дураки. Да что там — мудрецы. И извилин у них явно больше одной. Неужели они не чувствуют похабства происходящего? Чувствуют, конечно. Но для них этого измерения просто нет. Уродливо? Ну, и… с ним! Мерзко?

Ну и что? Главное — полезно.

Так они считают — что им это полезно. И в чем-то они правы. Какое-то время вся эта сгибаемая о головы арматура в качестве несгибаемой информационной арматуры входит в мягкие, ничем не защенные молодые мозги, добавляя им такой полезной для «арматурщиков» твердости.

Но есть два закона, один из которых они понимают мало, а о другом вообще не догадываются.

Первый заключается в том, что чем больше мерзости мы нагородим сегодня, тем тяжелее будут для нас завтрашние последствия. Если доистребить в себе сегодня всё хорошее, на завтра останется только плохое.

А второй закон состоит в том, что даже ранняя смерть не позволит «арматурщикам» избежать наказания за свои «подвиги».

Но это всё — высокие материи. О них здесь и говорить как-то неуместно. Здесь вообще говорить не хочется. Кроме одного слова.

Стыдно!

Александр Зеличенко

1 comments

Добавить комментарий