Почему Обама должен позволить Путину расхлебывать сирийскую кашу

7985464

«Решетом воды не натаскаешь. Владимир Путин тоже не сможет добиться политического решения для Сирии, — пишет Эмиль Симпсон, военный и политический эксперт, в статье для Foreign Policy. — Вообще-то в результате его текущих попыток поиграть в ближневосточного политического брокера он потеряет авторитет. Это станет еще очевиднее в конце этой недели, когда чиновники из Ирана (который, наряду с Россией, является основным покровителем Башара Асада) встретятся со своими американскими и российскими коллегами в Вене, чтобы обсудить политическое решение сирийского конфликта. Россия добивалась привлечение Ирана к этим переговорам».

«Однако Путин готовит себе разочарование: для сирийского кризиса нет политического решения. Обозначенное Россией стремление провести переговоры с «полным спектром» повстанческих группировок Сирии неизбежно закончится провалом, так как в этот спектр, очевидно, входят бескомпромиссные исламисты и «Исламское государство» (запрещенное в РФ. — Прим. ред.) — контингенты, к взаимодействию с которыми не готовы ни Вашингтон, ни Москва. В отсутствие политического решения возвращение территорий, захваченных повстанцами-исламистами, не обойдется без долгой и горькой войны не на жизнь, а на смерть — войны, в которой застряли Асад, иранские агенты, а теперь еще и Россия», — прогнозирует автор.

Решение Путина поддержать Асада с помощью нескольких десятков самолетов отнюдь не стратегический шедевр. «Вашингтонские ребята, твердящие, что Обаме надо противопоставить российским маневрам агрессивную эскалацию, ошибаются. Затягивание России в сирийское болото — лучшая за много месяцев возможность для администрации Обамы ослабить Путина», — убежден Симпсон.

Сирийскую стратегию Путина понять нетрудно, считает он. В случае успеха его кампания позволит устранить большинство повстанческих групп, начиная от жалких остатков снаряженной ЦРУ «Свободной сирийской армии» до «Джабхат ан-Нусры», сирийской дочки «Аль-Каиды», и оставит ИГИЛ и курдов в качестве серьезных противников лишь на севере страны. Вашингтон и его союзники, по расчету Путина, будут вынуждены принять Асада как единственный вариант найти управу на ИГИЛ в суннитских районах Северной и Центральной Сирии. Асад останется у власти, Путин станет новой региональной силой, а с гегемонией США в регионе будет покончено, говорится в статье.

«Вместо того чтобы порицать Путина за то, что он действует в интересах России, и Белому дому, и критикующим его вашингтонским ястребам нужно сосредоточиться на поразительной слабости его плана. На том, что в попытках закрепить положение Асада и добиться недостижимого политического решения он потеряет политическую и финансовую репутацию. Тех, кто защищает остатки рушащегося сирийского государства, ждет бесконечный кошмар карательных операций против повстанцев, — пишет Симпсон. — Сама идея политического решения, кто бы ни был политическим брокером, — по большому счету, фантастическая проекция нашего желания положить конец сирийской гражданской войне, а не проект, имеющий корни в реальности. С радикальными исламистами, не говоря уже об «Исламском государстве», сделка невозможна, независимо от того, кто станет второй стороной переговоров — Асад, Россия, Запад, ближневосточные державы или любая комбинация из них».

Серьезные обиды сирийцев, которые мотивировали восстание против Асада, не могут внезапно испариться, продолжает автор. Тем, кто намерен контролировать страну, понадобится постоянный военный гарнизон, машина принуждения, подчиняющая территорию с ополченцами, — типа Чечни в увеличенном масштабе. В любом случае, это дорога к трясине.

Путин не может позволить себе наращивать ставки, полагает автор, напоминая о проблемах российской экономики и о советской кампании в Афганистане в 1980-х. Стоимость нынешней российской кампании — от 2,3 млн до 4 млн долларов в день, по одной из оценок, но цена будет возрастать, говорится в статье.

«Итог таков: Путин застрял в Сирии, как и тегеранские радикалы, поддерживающие шиитские ополчения на сирийской земле. Для желающих их ослабления это неплохо. Асад — жернов, тянущий Путина вниз, а не спасательный плот, который помог бы России удержаться на плаву на Ближнем Востоке», — заключает автор.

Foreign Policy

Inopressa

Добавить комментарий