Почему при текущей стабилизации цены на нефть ожидается скорее новое падение, а не рост

С января 2016 по январь 2017 года цены на нефть марки Brent выросли почти на 77 процентов. В наступившем году максимальное значение составило 56,82 доллара за баррель. Тем не менее о стабильности на рынке говорить не приходится – колебания цен за сутки (к закрытию торгов) порой превышают 3 процента. Если ценовое движение вверх в основном идет по инерции под воздействием договоренностей ОПЕК о снижении добычи, то откат вниз происходит из-за опасений участников рынка относительно несоблюдения этих договоренностей, а также в связи с ростом предложения со стороны США.

В первый торговый день года, 2 января, цена на нефть была максимальной в 2017 году – 56,82 доллара за баррель сорта Brent. К концу недели она плавно снизилась до 56,75 долларов, после чего началось довольно резкое снижение – вплоть до 53,69 долларов к 10 января. Затем рост снова возобновился, стоимость барреля достигла максимального значения в минувший четверг, 12 января (56,07 доллара). В конце недели цены снова начали падать. Наконец, 16 января продолжилось плавное снижение – до 55,22 доллара к середине торгового дня.

По словам отраслевых экспертов, резкое падение цен с рекордных 56,82 доллара за баррель до 55,68 долларов, случившееся всего за один торговый день 3 января, объясняется появившимися сообщениями о планах Ирака увеличить экспорт нефти в январе, что противоречит прошлогоднему решению ОПЕК. Одновременно появилась информация об ожидаемом существенном увеличении добычи нефти в Ливии.

“И хотя формально эта страна не принимала обязательств по сокращению добычи, слишком сильный рост объемов способен оказать негативное воздействие на цены”, – отмечает начальник аналитического департамента инвесткомпании “Церих Кэпитал Менеджмент” Николай Подлевских. В последующие дни, по его словам, к давлению на цены присоединились сообщения о планах Ирана по существенному увеличению экспорта за счет распродажи накопленных резервов.

Американский фактор

Дополнительным понижающим фактором стали новости из Америки. Под воздействием роста цен на нефть в США резко выросла буровая активность. По данным американской нефтесервисной компании Baker Hughes, число активных буровых установок в США выросло на 67,4 процента по отношению к минимальным уровням. Резко восстановилось количество активных буровых и в Канаде. “На рынке ожили предвкушения, что 2017 мог бы стать годом новой сланцевой революции”, – говорит Николай Подлевских.

Вторая мощная причина, на которую обращает внимание эксперт, – это озвученные США детальные планы по сокращению стратегических нефтяных резервов (SRP). Согласно долгосрочным планам, до 2025 года из резервов планировалось продать до 190 млн баррелей нефти. “Теперь эти планы обретают большую конкретику, – говорит он. – На сайте Минэнерго США опубликовано предложение по продаже до 8 млн баррелей нефти из SRP. Заявки на покупку будут приниматься до 17 января, а поставки будут осуществляться в марте-апреле. Появление 8 млн баррелей на горизонте 3-4 месяцев эквивалентно дополнительной добыче 80 тысяч баррелей в сутки”.

ОПЕК на другой чаше весов

В противовес американскому фактору значительное влияние на рынок оказывают заявления представителей тех стран ОПЕК, которые намерены выполнять принятые решения о снижении добычи. Так, например, 12 января цены выросли после заявлений о выполнении и даже перевыполнении взятых на себя обязательств министра энергетики Саудовской Аравии и его коллеги из Алжира. К ним присоединился и глава Минэнерго РФ Александр Новак, сообщивший, что Россия даже опережает планы по сокращению добычи.

В конце этой недели, 21-22 января, в Вене состоится встреча так называемого ОПЕК+ – стран-участниц картеля и представителей нефтедобывающих стран, не входящих в организацию. На мероприятии планируется, в частности, оценить ситуацию по выполнению соглашения и окончательно утвердить механизм контроля за сокращением добычи. Как заявил директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин, “встреча важна с точки зрения координации и подтверждения того факта, что обязательства выполняются”.

В то же время, по его словам, доверять статистике, которая будет предоставлена, на сто процентов нельзя, поскольку точные инструменты мониторинга пока не налажены. Таким образом встреча 21-22 января вряд ли окажет столь же революционное влияние на рынок, как встречи ОПЕК, состоявшиеся в конце прошлого года. “Разве что участники договорятся о еще большем снижении”, – оговаривается эксперт.

Что еще будет влиять на цены до конца года

Помимо фактической реализации соглашения ОПЕК+, сокращения американских стратегических резервов, динамики запасов и добычи в США, до конца текущего года на цены на нефть будет влиять экономическая политика нового президента США Дональда Трампа.

Как говорит Сергей Пикин, если реализуются его предвыборные декларации (в частности, заявления о планах по освоению шельфа), на рынке может снова возникнуть избыток нефти, что вызовет падение цен.

Немаловажной будет и стратегия крупнейшего импортера нефти – Китая. Если его аппетиты существенно вырастут, баланс в спросе и предложении может снова измениться. В случае возникновения дефицита или хотя бы риска дефицита цены начнут расти. К слову, пока импорт Китая демонстрирует рост. Как уточняет Николай Подлевских, “по итогам 2016 года рост поставок нефти в Китай оказался рекордным за последние шесть лет и составил 13,6 процента”.

Deutsche Welle

Добавить комментарий