Политический серпентарий или ужасы географии?

Нетаньяху ждет от Азербайджана многого, включая охлаждение отношений с Россией. Планы Роухани в Армении скромнее, но у него есть «козырь в рукаве».

Премьер Израиля едет в Баку, а президент Ирана — в Ереван. Оба враждующих лидера пытаются укрепить свое влияние на Южном Кавказе.

Южный Кавказ традиционно находился в центре внимания внешних сил, но в последнее время его стремительно накрывает лавина противоречий, сформированная борьбой за влияние России и США не только в вышеуказанном регионе, но и на Ближнем Востоке. Особый интерес в этой связи вызывает визит премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху в Азербайджан, а вслед за этим — визит в Армению президента враждебного израильтянам Ирана Хасана Роухани. Приезда последнего в Ереване ожидают аж с ранней осени, но он постоянно откладывался. Вероятно, потому, что Тегеран ждал результатов азербайджанского вояжа премьера Израиля — о причинах такой выжидательной позиции будет сказано ниже.

Итак, Нетаньяху (всего лишь второй раз за последние 20 лет) почтит Азербайджан своим личным присутствием: в Баку визит уже назвали «историческим». Официальные израильские источники набрали в рот воды и не выдают никакой информации по поводу того, с кем и зачем премьер едет в Азербайджан. По неофициальным данным, его сопровождают 30 высокопоставленных лиц, включая руководителей военных заводов, представителей спецслужб и министерства обороны. Такая «свита» наводит на мысль, что Израиль рассчитывает расширить поставки вооружения Азербайджану, которому не дает покоя наличие в Армении российских «Смерчей» и «Искандеров».

Для Израиля беспокойство Баку, связанное с возможным нарушением («по вине России») баланса военных сил в регионе, весьма на руку. Известно, что Тель-Авив не прочь вытеснить Москву с рынка вооружений Азербайджана (соответствующая российско-азербайджанская сделка на 5 миллиардов долларов у многих застряла костью в горле), и сбыть ему систему противоракетной обороны «Железный купол», чтобы нейтрализовать «Искандеры» в Армении. Хотя, как отмечают многие военные эксперты, израильский комплекс ПРО по своим техническим характеристикам не способен противостоять «Искандерам».

Правда, израильские беспилотники весьма пригодились Азербайджану во время апрельских военных действий в зоне карабахского конфликта, нанеся существенный урон армянской армии. Так что вполне ожидаемо, что, хорошо поразмыслив, Баку откажется от «Железного купола», и между ним и Израилем состоится совершенно иная военная сделка. Какая именно, станет известно позже.

Впрочем, визит Нетаньяху может нести куда большую нагрузку, чем попытка «увода» у России азербайджанского рынка вооружений. По идее, Израилю сейчас гораздо актуальнее вовлечь президента Азербайджана Ильхама Алиева в травлю Ирана со стороны новой администрации США. Кампания эта рассчитана на уничтожение сразу нескольких «зайцев», если Баку уговорит Анкару принять в ней деятельное участие.

Иран, надо полагать, «учуял» замыслы Нетаньяху — в последнее время в Тегеране все чаще стали поговаривать о том, что Азербайджан становится для Израиля не только близким военно-политическим партнером, но и отправной точкой для усиления влияния в регионе. Надо думать, что это и стало одной из важных причин того, что Роухани тянул с визитом в Армению и едет туда только после переговоров израильского премьера в Баку.

Это, в свою очередь, означает, что Иран ожидает от этих переговоров неприятных сюрпризов и просчитывает свои тактические и стратегические ходы в отношении Армении. И главным здесь является уровень поддержки Еревану и Степанакерту (на паях с Россией) в урегулировании самой чувствительной для Азербайджана проблемы — карабахской.

То, что Нетаньяху будет строить в Баку козни против Тегерана, сомнению не подлежит — о приверженности Израиля к ужесточению санкций против Ирана было сказано выше. Но ему еще необходимо сорвать сближение Ирана с Азербайджаном. Впрочем, излишняя активность в этом направлении может дать обратный эффект — особенно, если Израиль переусердствует с давлением на Баку в контексте требования поспособствовать присоединению Турции в антииранским санкциям. Это вызовет напряженность в отношениях между Израилем и Азербайджаном, чего, собственно, и добивается Иран.

Все эти политические интриги очевидно завязаны на России и Сирии, точнее, на той роли, которую она, Иран, Турция и Израиль играют в сирийском вопросе. Получается, что если Израиль уговорит внеблоковый Азербайджан рассориться с Ираном и добиться своего в контексте Турции, то Баку и Анкара автоматически ухудшат отношения с Москвой. Это не должно устроить Азербайджан, имея в виду хотя бы его зависимость от России в урегулировании карабахского и армяно-азербайджанского конфликтов.

И тут крайне интересно заявление Нетаньяху накануне его визита в Азербайджан. Он сообщил телеканалу CBS, что между ним и президентом России Владимиром Путинным существует договоренность о невмешательстве Израиля в сирийский конфликт.

«В тот момент, когда Путин решил отправить свои вооруженные силы в Сирию, я приехал поговорить с ним. Я сказал: „Смотрите, вот что я сделаю. Я не буду вторгаться в Сирию.

Но, в то же время, если Сирия попытается напасть на нас, если Иран попытается использовать Сирию, чтобы атаковать нас, мы это пресечем“. Он (Владимир Путин) сказал: „Я согласен“. Так что мы координируем действия наших военных, потому что никто не хочет непреднамеренного российско-израильского конфликта», — рассказал Нетаньяху.

Вероятно, в канун визита в Баку он приблизительно пересказал весенний разговор с президентом России, дабы предвосхитить разговоры о «натравливании» Азербайджана на Сирию, Турцию и Иран, а значит, главным образом — на Россию. Но как реально поступит Нетаньяху — неизвестно: в регионе формируется новый узел противоречий, в основе которого лежит, в основном, приход к власти в США нового президента с пока не вполне понятной администрацией: конкретизация ее внешнеполитических приоритетов на данном этапе весьма противоречива. Именно в период противоречий и хочет уложиться Нетаньяху, чтобы «словить» (безвозвратно ли?) интерес для Израиля. Напомним, что с президентом Обамой у Нетаньяху были далеко не лучшие отношения. А как будет развиваться диалог с непредсказуемым Дональдом Трампом, можно только гадать.

Спрогнозировать отношения Ирана и США тоже не представляется возможным. Понятно, что хорошими, они, конечно, не будут (главное — насколько плохими). Так что в Тегеране тоже не сидят сложа руки: Роухани едет в Армению, которая, на первый взгляд, не отличается региональной значимостью. Реально же это далеко не так — в том числе, для Ирана. В контексте Армении ему важна не столько экономическая, сколько политическая повестка.

Начнем с последней. Иран заинтересован в политически дееспособной и стабильной Армении как противовесе альянсу Азербайджана и Турции и Азербайджана с Израилем. Кроме того, Иран, помимо Азербайджана, граничит с Арменией и непризнанным Нагорным Карабахом. Соответственно, он заинтересован в мирном исходе карабахского конфликта для формирования вокруг себя надежного пояса безопасности. И хотя Тегеран не является официальным участником формата урегулирования карабахского конфликта, он неоднократно и безуспешно пытался примирить стороны.

Иран имеет традиционно дружеские отношения с Арменией, поэтому Баку периодически упрекает его в усилиях по урегулированию в пользу Еревана. Но, учитывая политический прагматизм Тегерана, которого на данном этапе более всего устроит длительное замораживание конфликта, Баку руководствуется эмоциями. А Ереван, который рассчитывает на урегулирование с помощью Ирана исключительно в собственную пользу, питает пустые надежды.

То есть, как бы сильно ни «любили» друг друга Иран и Армения, для первого сейчас важнее всеми доступными путями (пусть и тернистыми для Армении) не допустить возобновления военных действий в конфликтной зоне. И тут стоит не только вопрос усиления в регионе позиций Азербайджана, Турции, Израиля, собственно безопасности Ирана, но и отвлечение последнего от участия в сирийской и иракской проблематике.

Кроме того, новая армяно-азербайджанская война поставит крест на продвижении Тегераном стратегически важного для него проекта — транспортного коридора Персидский залив — Черное море. Но, вероятно, Роухани едет в Армению и с намерением прощупать местную почву в контексте формирования Ираном новой внешнеполитической стратегии после избрания Дональда Трампа.

Что же касается экономической составляющей визита Роухани в Армению, то Иран видит в этой стране «окно в Европу», что придает ему дополнительный стимул для мирного урегулирования или длительного замораживания карабахского конфликта. «Окно» это может стать особенно актуальным в случае продления санкций против Ирана — не только для него самого, но и для Армении: вот где могут столкнуться лбами армянское и израильское лобби в США и Европе.

«Окно» несет серьезную нагрузку — с точки зрения транзита иранского газа в Грузию по территории Армении (очень чувствительная тема для России, Грузии, Азербайджана и Турции), а также создания в Армении свободной экономической зоны «Мегри». Министр промышленности и торговли Ирана Мохаммад Реза Нематзаде уже заявил, что его страна имеет опыт создания СЭЗ и поможет в этом деле Армении. Кроме того, стороны обсуждают присутствие армянских бизнесменов в СЭЗ «Энзели» в иранской провинции Гилян и учреждение совместной свободной экономической зоны. Это весьма интересно Ирану с точки зрения расширения его связей с Евразийским экономическим союзом.

Стороны, кроме того, пытаются увеличить обмен электроэнергией до 1200 мегаватт, реализовать проекты строительства энергетического коридора «Север — Юг». Дополнительных консультаций требует также строительство железной дороги между Ираном и Арменией.

Словом, и для Ирана, и для Израиля — этих двух военно-политических антагонистов, очень многое замыкается на Южном Кавказе, причем с проекцией на Ближний Восток и доминирование в этих двух регионах не только России и США, но и политических игроков более «легкого веса». Последние способны довести Южный Кавказ до войны, а Ближний Восток — до полного разрушения. Но при этом они могут и способствовать установлению в них относительного мира.

Здесь же отметим, что Армению визит Нетаньяху в Баку встревожил гораздо сильнее, чем Азербайджан — визит Роухани в Ереван. В частности, армянское издание Lragir пишет: «Израиль, значимость которого в мировой политике, по оценкам экспертов, в годы правления Обамы несколько снизилась, видимо, решил активизироваться, причем, в публичном режиме. Удастся ли Нетаньяху изменить политику США, направленную на налаживание партнерства с Ираном? Сыграет ли Нетаньяху на том факте, что мужем дочери Трампа — Иванки, является ортодоксальный еврей?».

Издание также констатирует недовольство Ирана визитом Нетаньяху в Азербайджан: «Иран не скрывает антиизраильских настроений, и вероятное укрепление сотрудничества Израиля с Азербайджаном может заставить Тегеран свернуть некоторые проекты в Азербайджане. В этом случае Армения получит шанс „монополизировать“ и расширить сотрудничество с Ираном. Но если Израиль действительно поставит Азербайджану некие современные вооружения, то это может стать угрозой безопасности Армении».

В Ереване также задаются вопросом: «Продолжится ли военное сотрудничество Израиля и Азербайджана против Армении?». А в Баку вопрошают: «Уж не является ли визит Роухани в Армению давлением на Азербайджан?».

Оба вопроса справедливы, равно как оба визита имеют гораздо более широкую повестку, чем армяно-азербайджанский раздрай. Впрочем, он упрощает ведение политических торгов по более серьезным проблемам глобальной политики.

Ирина Джорбенадзе

Росбалт.RU

Добавить комментарий