Правду о майских событиях в Одессе понимает всего несколько процентов россиян

1414325196_1

Я не одессит. Я – москвич. Но я сын одессита. В Одессе, в Треугольном переулке родился и прожил пол-жизни мой отец. Отсюда, в сорок первом уже немолодым человеком он ушел добровольцем. Но после войны в Одессу уже не вернулся. Война.

Одесса – странное место. Как получилось (загадка для психогенетики), что, оказавшись там в первый раз четырнадцатилетним подростком, я никак не мог избавиться от чувства, что я всё здесь знаю и всё это когда-то видел? И позже я часто чувствал себя, хотя и не одесситом, но как-то очень тесно с Одессой связанным. Странный город…

В общем, и Одесса для меня город значимый, и, как, наверное, для всех детей фронтовиков, та война тоже значима. И поэтому, услышав первый раз про Хатынь в Одессе, я просто сплюнул. Уж больно противно стало. Это каким же нужно быть человеческим ничтожеством, чтобы ради карьеры, ради нескольких лишних рублей начать играть со святым горем Хатыни! Так сделалось противно, что я и писать об этом не стал. Да, и зачем? Всё равно же никто на этот ход не поведется. Люди же не идиоты! Почему-то всегда хочется так думать.

Оказалось, повелись. Агитпроп работает. И многие наши сограждане сегодня уверены, что фашисты согнали мирных одесситов в сарай (раньше в сарае размещался Одесский Обком КПСС) и сожгли. Уверены абсолютно. Не спасли бы Крым, и весь Крым сожгли бы.

Как взрослый человек, не лишенный информации, да хоть бы и лишенный, может так думать – загадка (в психологии вообще много загадочного), но факт налицо – может. Еще как может. И не один кто-то, сбежавший из маленькой психбольницы. Десятки миллионов – уж не знаю точно, сколько этих десятков.

И это при том, что факты-то общеизвестны.

Немедленно после победы Майдана РФ пошла на Украину войной. Первое действие – оккупация и аннексия Крыма. Второе – развязывание “гражданской” войны на востоке и юге. Как это делалось? Сейчас мы знаем. Пункт “а” – засылка диверсионных групп. Пункт “б” – вербовка и организация на местах агентуры, склонной к коллаборационизму. Пункт “в” – дестабилизация обстановки: захват административных зданий, митинги, палаточные городки и т.д.. Цель – пролить кровь и на волне возмущения не успевшей разобраться части народа начать военные действия с тем, чтобы потом поддерживать их живой силой – “добровольцами” и добровольцами, деньгами, оружием.

Так ведет войну в 21-м веке РФ. Мы всё это видим в Донбассе. В Донбассе получилось. В остальных местах не получилось. Но пытались всюду – и в Одессе, и в Харькове… Погуглите “Одесская народная республика”. И найдите пять отличий от “Луганской народной республики”. Один проект. Из одного кабинета. Даже флаги им рисовал один художник.

Что было делать Украине, ставшей жертвой агрессии? Что ей нужно было делать со своими коллаборационистами? А что бы мы делали со своими? Что вообще делают с пособниками оккупантов? Убивать, конечно, не надо. Но нейтрализовывать совершенно необходимо.

Однако Украина ни в Донбассе, ни в Одессе нейтрализовать своих граждан, выступивших в войне РФ с Украиной на стороне РФ, не смогла.

Были ли среди этих граждан искренние, идейные борцы за “руссизм” Украины? Были. Конечно. Как их могло не быть? И не начни РФ войну, их действия воспринимались бы совсем по-другому. Но война, захват Крыма всё поменяли: тот, кто вчера был идейным борцом за руссизм, сегодня стал бойцом армии агрессора.

Что произошло второго мая, хорошо известно: руководимые спецслужбами РФ “антимайдановцы” пошли на провокацию, обострение. Все это заснято и легко может быть найдено в Интернете. И марш, и стрельба… Своей цели им добиться удалось: народ они разозлили (да, и кто не разозлится, когда по нему стреляют?), и народ пошел сносить их палаточный лагерь – то, что власть Януковича не имела права делать в Киеве, но власть Турчинова-Яценюка была ОБЯЗАНА сделать НЕМЕДЛЕННО, как только в Крыму появился первый вежливый человек: обязана просто по законам военного времени.

Что должны были сделать руководители антимайдановцев, если бы их хоть чуть-чуть заботил людские жизни, когда узнали, что разозленный народ идет сновить их лагерь? Конечно, немедленно рассеять своих людей – все по домам!

Но не для этого они начинали провокацию. Им война была нужна. И они согнали сторонников в бывший Обком. Чем было чревато для одесситов оставлять их в Обкоме? Это тоже не вопрос. Мы знаем, чем кончились такие вовремя не ликвидированные гнойники в Донецке и Луганске. В Одессе план был такой же. Даже не такой же – тот же. В одном кабинете писали.

Но получилось по-другому. Разгневанный народ (а вы не разгневались бы, если бы в вас в вашем собственном городе стреляли бы из автоматов сторонники страны, захватившей часть территории вашей страны?) просто стали сносить бывший обком.

Что там было еще – я не знаю. Была ли излишняя жестокость нападавших? Вполне возможно. Но это здесь неважно: жалоба насильника “эта сука (изнасилованная) меня еще и поцарапала” как-то не вызывают большого сочувствия. Не было ли поджогов нашими спецслужбистами изнутри, чтобы увеличить число погибших? Не могу исключать: им нужны были смерти, и они не гуманисты. Отнюдь не гуманисты. Но даже и это не важно. Важно другое.

Что если этот пожар и напоминает какой-то эпизод из истории Отечественной войны, то вовсе не Хатынь. Он напоминает совсем другой эпизод. Эпизод, когда Зоя Космодемьянская сжигала деревенские дома, в которых разместились гитлелеровцы.

Что во всей этой истории непонятного? История мерзкая. Но вполне понятная. И казалось бы – она должна быть понятна для всех. Ну, скажем, для всех, кто старше лет двадцати. Но оказалось, что понимают то, что случилось второго мая в Одессе, максимум, несколько процентов обладателей паспортов РФ.

И вот это-то трагедия настоящая. Куда более страшная, чем та, что произошла в Одессе. Одесская трагедия унесла десятки жизней. Наше непонимание грозит гибелью десятков тысяч. А может – и много больше.

Александр ЗЕЛИЧЕНКО

UAINFO

Добавить комментарий