Приглашение к убийству. Почему Запад не может остановить конвейер смерти в Донбассе

2015-08-13_23-51-08

Когда на фронте затишье, у убитых появляются имена. Среди тех, кто не выжил под Иловайском и у Саур-могилы, минимум 57 остались безымянными, их похоронили на минувшей неделе в Запорожье.

С некоторых пор доминирует мнение, что большие бои позади.

Угрозы жёстко ответить на серьёзное нарушение минских договорённостей со стороны Запада звучат убедительно, и ради каких коржиков их нарушать — совершенно неясно.

Переведя крутое падение экономики в режим тягучего стекания по стене пропасти, российское руководство вряд ли захочет обострения проблем, тем более что и мировая конъюнктура складывается не в пользу сырьевых экономик.

Ну это, конечно, если рассуждать холодно и в пределах здравого смысла.

Вся украинская авантюра Кремля должна была нас научить тому, что здравый смысл там не в чести, и готовиться надо к худшему, лучшее точно переживём.

Но переживут, как каждый день видим и слышим, не все.

Это «лучшее» почему-то связано с гибелью людей — каждый день.

И за эти смерти никто ответственности не несёт.

Будто есть какие-то весы, на которых кто-то, прищурив глаз, прикидывает, достаточно ли убито и разрушено, чтобы лупануть новыми санкциями.

Но каждый раз решает, что нет, слабо, не убедили.

Несерьёзные нарушения. Эдакий брюссельско-вашингтонский Станиславский: не верю!

Вердикт: простить. Все это выглядит как приглашение к новым убийствам.

И этим приглашением с удовольствием пользуются.

Мало кто сомневается в превосходящей мощи Запада, способного заставить Россию дорого платить за нарушение мирового порядка, но расплаты за повседневные убийства не наступает, будто это слишком мелко, чтобы реагировать.

Представителям ОБСЕ, которые должны фиксировать нарушения, уже чуть ли не голый зад показывают, издеваясь.

Сожгли четыре джипа, но и это не повод, оказывается, чтобы жёстко ответить тем, кто контролирует оккупированную территорию.
Между дипломатией и педагогикой связи на первый взгляд нет, но непонятно, как можно отучить делать мерзости, не наказывая за них, не вырабатывая рефлекса: будет больно. Насколько беззубым оказался Совет Безопасности ООН, когда один из его постоянных членов тычет всем фиги, настолько же практика локализации конфликта оказалась бессильна остановить смертельный конвейер. Так, замедлили движение ленты.

«Россия и сепаратисты не могут одновременно говорить о мире и воевать.

Если они хотят мира, они должны имплементировать минские соглашения», — раздражённо пишет посольство США в Украине в своем твиттере, реагируя на новое обострение.

Почему не могут? Вы же видите, что могут.

Сделайте, чтобы не могли. Кто тут царь зверей?

Почему нельзя разработать профилактический пакет, в котором были бы указаны меры ответственности по максимально дробным нарушениям?

За каждый залп из тяжёлого вооружения.

За каждый обнаруженный танк в демилитаризованной зоне.

Да за каждую устроенную пальбу из стрелкового оружия.

И чтобы не собирать по каждому случаю большое совещание — автоматически.

Ах, так? Нате. Наверное, это трудно. Но не труднее, чем хоронить близких.

Могли бы и попробовать.

Хорошо быть чемпионом мира в сверхтяжёлом весе, но какой от этого толк, если готов терпеть щелчки по носу от кого угодно.
Большая дипломатия в большом кризисе, если не способна решать «маленькие» проблемы.

Леонид Швец, журналист
Inforesist.org

Retrans24

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.