Путин. Система ценностей-2015

arm139529591123

Чтобы оценить вчерашнее показательное выступление Владимира Путина, нужно в первую очередь понимать, в каких условиях происходило его «общение с народом».

Предыдущие конференции, выступления перед журналистами, брифинги, переговоры – все это не имело серьезной предварительной подготовки. Здесь же мы видим, насколько тщательно отбиралась публика, согласовывались вопросы, утверждался регламент и формат проведения мероприятия. Оперативная реплика ведущего о том, что у американского фермера действительно есть жена-россиянка – лишнее подтверждение тщательной режиссуры вчерашней пресс-конференции.

Исходя из этого, становится очевидным, почему Путин был настолько уверен в себе, спокоен и даже расслаблен.

Главное отличие от предыдущих пресс-конференций (особенно от последней) – нет оговорок, нет явных признаков волнения, нет нервозности. Да и такого количества признаков лжи в ответах Путина тоже не прослеживается.

Можно предположить, что подготовка к пресс-конференции велась не один день, и Путин отрепетировал не только текст, но и манеру подачи материала. Не стоит думать, что он сидел часами перед зеркалом, отрабатывая нюансы своего поведения. Слишком естественной была поза, природными – жесты.

Но в некоторых моментах характер жестов был излишне манерным. Так, говоря о том, что финансовый сектор функционирует, несмотря на санкции, и упоминая поддержку со стороны федерального правительства, он указывает на себя. Жест можно было бы отнести к случайности, если бы не его четкость, плавность и строгая завершенность. Явный признак подготовки.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что уверенность Путина на вчерашней конференции во многом связана с отрепетированностью и режиссурой всего происходящего.

Хотя даже эта постановка не смогла скрыть абсолютно все признаки обмана. Но, по правде говоря, их было на порядок меньше, чем раньше. Остановлюсь на трех.

Уже известное нам покашливание. Говоря о выравнивании курса рубля и повышении активности на фондовых рынках, Путин снова кашлял. Такая вегетативная реакция как стремление прочистить горло при воспроизведении заведомо ложной информации является практически визитной карточкой Путина.
В самом начале выступления говоря о смехотворности влияния санкций на экономику России, Путин снова схватился за подлокотник кресла. Эта реакция выдает желание получить дополнительную точку опоры и часто напрямую связана с ложью.
При ответе на вопрос Хакамады о наличии российских войск в Украине Путин снова себя выдал. Его ответ состоял из того же набора слов, что и вопрос («Есть ли Российские войска в Украине?» — «Я ещё раз говорю, что российских войск в Украине нет!»), нервозность и облизывание губ, отведение взгляда сразу после ключевой фразы (стремление как можно быстрее разорвать зрительный контакт). Это тот маркер, от которого можно отталкиваться в дальнейшем при оценке его поведения.
Достаточно важный вопрос, который взбудоражил больше украинское общество, нежели российское – оперативный вопрос об убийстве Олега Бузины. Сейчас активно муссируется тема госзаказа российскими спецслужбами его убийства именно к прямому эфиру Путина. В качестве аргументов приводится совпадение по времени и то, что Путин совершенно не удивился, услышав эту новость.

Удивления Путин действительно не выразил. Как и каких-либо иных сильных чувств. Ни переживания, ни радости, ни сочувствия. Общий характер его поведения не изменился. Положение тела осталось без изменения, без напряжения. Поэтому вряд ли можно говорить, будто Путин был заранее извещен о том, что прямо к эфиру подадут такую горячую новость. Если бы Путин был в курсе, наверняка в поведении были бы признаки нетерпения, ощущения ожидания, надежды, страха, напряжения и прочего. А после оглашения подобной новости наступила бы фаза расслабления. Таких маркеров поведения не прослеживалось.

Однако оценка каких-то отдельных фраз, жестов или оговорок – не самое важное, на что следовало бы обратить внимание. Ведь, в конце концов, вопрос не в том, врет он или не врет. Это и так очевидно. Проблема в другом – он сам искренне верит в то, что говорит.

Поэтому, думаю, главными вопросами должны быть другие. Повлияло ли падение темпов развития экономики России и усиление санкций на убеждения Путина? Готов ли он воспринимать альтернативы своего курса? Есть ли вероятность, что он сменит характер своей политики?

На все эти вопросы можно сказать однозначное «нет».

Как и в предыдущие разы, Путин уделяет много внимания Украине, продолжая использовать клише и шаблоны о перевороте, бандеровцах и преступной киевской власти. И говорит об этой с прежней убежденностью. Так же, как и раньше, он игнорирует вопросы, связанные с внутренними проблемами России. По-прежнему сквозит четкая убежденность в том, что виновником кризиса в России и ухудшении отношений с Украиной является Запад. Причем не весь, а исключительно США. А главная роль Запада – сдерживание развития России. И снова откровенная убежденность в том, что кризис и санкции лишь подстегнут внутреннее развитие России.

Но кое-что все же изменилось в поведении Путина. Несколько смягчилась риторика по отношению к странам Европы. Гораздо меньше критики в их адрес. И вообще в этот раз он гораздо меньше времени уделил обсуждению мировых проблем.

Также он стал больше говорить о заслугах правительства. В предыдущих версиях прямой линии с россиянами Путин критиковал его более смело и несколько более объемно. Сейчас любая проблема – это мелкая недоработка, частный случай или вообще факт, вызывающий сомнение.

При этом он чаще заигрывал с аудиторией. Теперь он более ласков для своих (возможно, ощущение недовольства народа нынешним положением дел все же доходит до кремлевских кабинетов). В ответах на проблемные вопросы о сугубо российских реалиях проявляется новая стратегия – частичное соглашательство с сутью вопроса и перевод разговора в другое русло.

И немного о том, в чем Путин убежден безоговорочно.

Он убежден в том, что все, что он делает – правильно.

Он убежден в том, что поддержка народа ему обеспечена. Причем как в России, так и в сопредельных государствах, там, где есть люди, считающие русский язык родным и русскую культуру – своей (проговаривая это, он даже руки стал потирать от предвкушения такой поддержки российских интересов).

Он убежден в том, что его миссия – это борьба со злом. На данный момент в роли зла – США. А собирание земель и возрождение империи для этой цели – лишь инструмент. Один из возможных. Его можно с легкостью поменять или, в крайнем случае, назвать как-то иначе. Суть цели от этого не поменяется.

Путин относится к такому типу людей, для которых наличие внешних трудностей, в его случае это санкции, исключение страны из «Большой восьмерки», отказ практически всего мира признать Крым российским – это не сигналы об ошибке в выборе направления, а подтверждение правильности выбора цели. Если даже весь мир против него – это лишь подтверждение глобальности нашей цели. Вопрос правильности или неправильности цели просто не стоит.

Валентин КИМ

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.