России грозит тотальная прослушка

Без имени

Как власть России вводит тотальную цензуру в интернет-СМИ и как собирается следить за всеми подряд. СОРМ-1, СОРМ-2 дополнил СОРМ-3.

Как действует система? СОРМ-1 — это прослушка телефонов, работает с 1994 года, СОРМ-2, работающая с 1998 года, собирает данные о пользователях через провайдеров интернета. Они сегодня ведут пассивный мониторинг всей информации, которую используют их клиенты.

После запроса из ФСБ оператор сообщает, кто, когда и куда заходил в cети. Но чтобы выяснить, под каким логином человек пользовался почтовым сервером или социальной сетью, или что крамольного он сейчас пишет своим респондентам, понадобилась СОРМ-3.

Эта новая система, кроме вышеперечисленного, обеспечивает и трехлетнее хранение, и оперативный доступ к данным обо всех абонентах, рассказывает Роман, выпускник Московского физико-технического института. Его специализация — искусственный интеллект и нейронные сети. Он говорит, что система позволяет находить информацию через кодовые слова, логины или имена подключенных пользователей.

«Благодаря семантическому анализу компьютер находит слова-маркеры — «Путин», «Кремль», «экстремизм» — и пытается понять контекстный смысл. Со временем робот видит уже не просто обычный текст, а понимает, где тот или иной автор говорит о ком-то с иронией, а где — с восхищением», — рассказывает программист.

Он полагает, что сделать качественный анализ при хорошей денежной поддержке вовсе не сложно. В качестве примера Роман приводит программы, которые внедряет в банке: «Вот заполняешь анкету при получении кредита — возраст, пол, служба в армии, количество автомобильных аварий, затем компьютер сравнивает с параметрами других клиентов, и определяет — сколько человек со схожими данными возвращают деньги».

Адвокат Ассоциации пользователей интернета Саркис Дарбинян отмечает, что применение СОРМ-3 нарушает право граждан на тайну переписки: «На прослушку надо иметь разрешение суда, однако спецслужбы заинтересованы собрать данные в рамках доследственной проверки, а потому отмашки судьи им не нужно». Но если раньше во время доследственной проверки можно было получить только данные о контактах пользователя, то теперь становится доступно и содержание этих контактов, что и есть нарушение тайны переписки.

В материалах судебных дел, по словам юриста, нельзя прочесть, что первичные данные получены с использованием СОРМа: «Сначала получают информацию и только затем начинается дело. Технические средства буквально опережают право!»

Только в случае обнаружения подозрительные материалы протоколируются, приглашаются понятые и заверяется содержание интернет-страниц. Сейчас, по мнению Дарбиняна, под угрозой, прежде всего, все те, кто открыто выражают свое мнение — блогеры и политические активисты.

Родина слышит

«Прослушивать абсолютно всех не хватит вычислительных мощностей», — говорит IT-специалист Роман. — «Поэтому это никто не делает в полном объеме — проще договориться или всунуть взятку». Компании-провайдеру Владимира (назвать фирму или свою фамилию он отказывается: «Мало ли!») при десяти тысячах абонентов требуется ежесуточно сохранять 80 терабайт данных — «Знающие поймут, что это умопомрачительные цифры — стоимость такого оборудования достигает как минимум миллиона евро».

«У нас на узле связи должна стоять специальная «железка», которая автоматически фильтрует весь входящий—исходящий контент», — продолжает Владимир. — «На деле все работает в ручном режиме. После звонка из ФСБ идет мальчик и перетыкает провод, чтобы включить прослушку.

Нужное оборудование мало кто установил, поэтому сейчас любого провайдера можно закрыть в течение часа — невозможно выполнить все предписания». Пока власть и бизнес не могут решить, кто будет платить за очень дорогое оборудование, чтобы сотрудники силовых ведомств имели доступ к большому архиву данных на хорошей скорости.

Владимир уверен, что на бумаге СОРМ-3 установят практически все провайдеры, а реально — не больше 10%. «Неповоротливой бюрократической махине удастся начать работать по новым стандартам не раньше, чем через пять-десять лет», — оптимистично заключает Владимир. Впрочем, как рассказывают знающие люди, ФСБ вовсе нет необходимости отслеживать всех — как не отслеживал всех и советский КГБ. Достаточно мониторить политиков, активистов, журналистов, правозащитников, известных блогеров. Всех остальных будут ловить по кодовым словам, содержащим угрозу власти.

Вынести СОРМ из избы

Скрыть от всевидящего ока приватную информацию и добраться до запрещенных государством материалов все равно можно. Наиболее надежным способом обойти запрет эксперты считают TOR (The Onion Router — «маршрутизация по принципу луковицы». — The New Times). Эта состоящая из сотен тысяч компьютеров сеть, которая гоняет пользовательский трафик, и тем запутывает следы.

Если в обычной ситуации пользователя можно вычислить по его уникальному IP-адресу, то тут, как говорится, ищи ветра в поле. В итоге провайдер о своем пользователе знает и может сообщить «куда надо» только то, что гражданин зашел в интернет с помощью программы TOR, и растворился…

На каких сайтах он побывал, с кем и какой информацией поделился — полная неясность. Есть и различные VPN-ы ( «виртуальная приватная сеть»), которые кодируют ваш интернет-трафик и позволяют плавать в сети анонимно. Эта анонимность уже года два как беспокоит депутатов Сергея Железняка, Елену Мизулину и Ярослава Нилова. Они неоднократно предлагали запретить программы, которые позволяют маскироваться в интернете. Но у их коллег по парламенту до этого пока не дошли руки.

(Публикуется с сокращениями).

Дмитрий Окрест, опубликовано в издании «The New Times»

Аргумент

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.