Россия смотрит на Иран как на тактическое оружие

Russian President Vladimir Putin (R) passes Iran's Foreign Minister Mohammad Javad Zarif during their meeting in Moscow's Kremlin January 16, 2014. REUTERS/Sergei Karpukhin (RUSSIA - Tags: POLITICS) - RTX17GFG
Russian President Vladimir Putin (R) passes Iran’s Foreign Minister Mohammad Javad Zarif during their meeting in Moscow’s Kremlin January 16, 2014. REUTERS/Sergei Karpukhin (RUSSIA — Tags: POLITICS) — RTX17GFG

На фоне того, что Тегеран занят ядерными переговорами с группой стран «3+3», а сама Россия переживает очередной кризис в отношениях с Европейским союзом и Америкой, недавнее решение российского президента по поводу отмены эмбарго на поставку Ирану ракетного комплекса С-300 позволяет сделать некоторые выводы относительно внешней политики Москвы.

Во-первых, создается такое впечатление, что Ирану не отводится какое-либо определенное место в российской дипломатии, и его удельный вес постоянно колеблется в зависимости от международной обстановки. При этом наибольшее влияние оказывают два фактора — внутренняя ситуация в самом Иране (мнение национального правительства о международных игроках и соседних странах) и качество отношений России с Западом (Америкой и Европейским союзом).

Во-вторых, одной из целей России является сохранение регионального баланса сил на Ближнем Востоке, в то время как Америка пытается изменить его в пользу Израиля. По всей видимости, в ответ на безоговорочную поддержку Соединенными Штатами Израиля в последнее время Россия превратилась в своего рода покровителя Ирана, чтобы таким образом создать баланс в отношении Америки вместе с Израилем. Однако имеют ли Россия и Иран общие стратегические интересы, чтобы оставаться вместе продолжительное время? Удастся ли Ирану использовать свое лобби и давление в самой России точно так же, как это делается Израиль в США, чтобы влиять на внешнюю политику этой страны?

В-третьих, тактика России в последние годы доказала, что она придерживается международного права и соглашений до тех пор, пока это не ущемляет ее национальных интересов. Помимо территориальной экспансии в Грузию и Украину, Россия, отказавшись от эмбарго на продажу Ирану ракетного комплекса С-300, нарушила резолюцию Совета Безопасности ООН № 1929, один из пунктов которой налагал запрет на поставку Исламской Республике вооружения. Одновременно с этим Россия в своих официальных внешнеполитических документах признает ООН единственным гарантом сохранения мира и международной стабильности. Все это говорит о том, что эта страна считает сотрудничество с Ираном временным явлением. Пять лет тому назад из-за особой международной конъюнктуры она проголосовала за эту резолюцию, а сейчас сама же ее нарушает.

В конце концов, то, что сейчас объединяет двух игроков в нынешних условиях, это близкие позиции по некоторым региональным и международным вопросам, а не общие двусторонние интересы. Поэтому Россия на данный момент смотрит на Иран как на тактическое орудие, посредством которого она ведет игру со своими соперниками. Правда, Иран тоже в настоящее время относится к России более или менее таким же образом. При этом весьма важно задуматься о дальнейших сценариях развития этих связей. Если в краткосрочной перспективе отношения России с Западом или отношения Ирана с Западом начнут налаживаться, какой тогда станет внешняя политика Москвы и Тегерана по отношению друг к другу?

Получается, что последние действия России, включая поддержку Ирана в ходе ядерных переговоров и согласие на поставку ему ракетного комплекса С-300, следует считать краткосрочным тактическим маневром, обусловленным ее разногласиями с Западом по международным и региональным проблемам.

Ферейдун Эфтэхари

inosmi.ru

Россия и Иран: соглашение не только о ракетах

352485253

Похоже, начался повторный показ старого популярного фильма под названием «Соревнование сверхдержав за влияние на Ближнем Востоке». Соглашение о поставках российских зенитно-ракетных комплексов С-300 в Иран, следующий шаг после рамочного соглашения по ядерной программе Ирана, вызывает опасения не только по причине вероятности дополнительной дестабилизации региона, как сказал премьер-министр Биньямин Нетаньяху президенту Владимиру Путину. Эта сделка свидетельствует о том, что Ближний Восток снова становится ареной тотального противостояния США и России.

Отчасти это противостояние проявилось и раньше, в Сирии, где Россия поддерживает президента Башара Асада, а США выступили на стороне оппозиции. Но этот конфликт был весьма ограничен для великих держав, потому что ни Россия, ни США не оказали своим союзникам всю поддержку, которую могли бы. Ракеты ПВО для Ирана — это уже следующий этап, это свидетельство ужесточения разгорающегося конфликта между державами в разных областях и в разных регионах, например, на Украине. Москва словно говорит Вашингтону: «Вы вмешиваетесь в дела на нашем заднем дворе, Восточной Европе? Мы будем вмешиваться в дела вашего заднего двора, Ближнего Востока».

Израиль совершенно не заинтересован в том, чтобы в очередной раз стать частью этого конфликта. В советские времена СССР поддерживал арабский мир и палестинцев не только по геополитическим соображениям, но и из глубокой ненависти к сионизму, который Сталин считал врагом коммунизма. СССР поставлял Египту и Сирии крупные партии оружия, обучал их многочисленных солдат, а также готовил палестинских террористов. Поставки советского оружия служили прелюдией к развитию союзнических политических отношений. Сегодня отношения постсоветской России с Израилем, к счастью, совершенно другие. Израиль и Россия имеют опыт позитивного сотрудничества практически во всех областях — политической, экономической, технической и туристической. Масштабная волна репатриации из бывшего СССР в немалой степени способствовала этому.

Но некоторые ситуации в политической сфере могут привести к неожиданным последствиям, и конфликт между Россией и США в регионе, где происходят потрясения, и где переплелись многочисленные интересы, может привести к нежелательным результатам. Администрация Барака Обамы, судя по всему, всерьез намерена значительно сократить американское присутствие в регионе, пусть это и не означает, что американцы полностью забросят свои интересы на Ближнем Востоке. Однако их непоследовательная политика вызвала множество нареканий и утрату доверия старых союзников, чем воспользовались другие силы, например, Иран. При этом, как верно отметили недавно бывшие госсекретари Генри Киссинджер и Джордж Шульц в своей статье, интересы Ирана не совпадают с американскими.

Иран использует конфликт между США и Россией в своих целях. С одной стороны, Тегеран заключает сделку о поставках российских ракет, причем в обход все еще не отмененных санкций, что высмеивает американские утверждения об успехе планирующегося соглашения по ядерной программе. С другой стороны, отношения Ирана с США тоже теплеют, включая обещание отмены американских санкций. Хотя история повторяется не совсем полностью, некоторые явления на Ближнем Востоке происходят снова и снова, в том числе, конфликт США и России.

Оригинал публикации: רוסיה ואיראן: ההסכם — יותר מטילים

ИноСМИ.ru

Россия и Иран: брак по расчету

55190d7e611e9b73568b4578

Москва — На прошлой неделе, практически сразу после подписания многостороннего рамочного соглашения по иранской ядерной программе, Россия объявила о своем решении начать продавать Тегерану новейшие зенитно-ракетные комплексы. В 2010 году, после ужесточения западных санкций в отношении Тегерана, Россия отказалась поставлять эти комплексы в Иран из уважения к Западу.

Для США решение России поставлять Ирану ракетные системы С-300 стало очередным сигналом того, что враждебность в отношениях между Москвой и Вашингтоном не ослабевает — несмотря на то, что на кону стоит подписание окончательного соглашения по ядерной программе Ирана.

Для Израиля решение России представляет собой угрозу, поскольку ракеты С-300 могут эффективно нейтрализовать упреждающий удар по иранским центрам разработки ядерного оружия, направленный на то, чтобы помешать Тегерану создать ядерную бомбу.

Для России решение о продаже С-300 Ирану является упреждающим ударом несколько иного рода: Россия хочет убедиться, что она не упустит удобную возможность войти на иранский рынок еще до снятия международных санкций.

«Несколько лет назад я слышал, как один дипломат сказал: “Проамериканский Иран гораздо опаснее для нас, чем ядерный Иран”», — рассказал российский эксперт по Ближнему Востоку Георгий Мирский. По его словам, именно этой философией — хотя она не имеет официального статуса — руководствуются многие чиновники Кремля, особенно теперь, когда США предпринимают попытки наладить отношения с Тегераном.

«Если рассматривать эту ситуацию как игру, в которой может быть только один победитель, то Иран, сближающийся с Западом, означает ослабление позиций России, — сказал Мирский. — Поэтому сейчас необходимо нанести превентивный удар — еще до реализации условий ядерного соглашения — чтобы доказать Ирану, что мы являемся самым надежным партнером и единственной державой, на которую можно положиться».

Потенциальное ядерное соглашение с Ираном обещает огромную прибыль инвесторам, присматривающимся к иранскому рынку. По данным Всемирного банка и Международного валютного фонда, даже под гнетом санкций иранская экономика входит в первую двадцатку крупнейших экономик мира — она немного меньше экономики Турции и немного больше экономики Австралии. Если будет заключено соглашение, по условиям которого санкции будут сняты, начнется серьезная конкуренция за долю в нефтехимической и обрабатывающей отраслях, а также на крупном потребительском рынке Ирана.

Восстановление Ирана также несет в себе потенциальные риски для России, особенно в сфере добычи и продажи нефти и газа. Приход иранской нефти на мировые рынки, скорее всего, приведет к снижению экспортных цен на нефть, прибыль от продажи которой является основной статьей доходов России. А учитывая то, что Иран и Россия — это лидеры по объемам запасов природного газа, они могут превратиться в конкурентов, особенно в Европе, которая уже давно ищет альтернативу российскому газу.

FET06 ASTRAJÁN (RUSIA) 29/09/2014.- El presidente ruso, Vladímir Putin (d), saluda al presidente iraní, Hassan Rouhani (i), durante la ceremonia de bienvenida de la Cuarta Cumbre del Caspio, en el Kremlin de Astraján, en Astraján (Rusia), hoy, lunes 29 de septiembre de 2014. Los líderes de los cinco países del Caspio (Rusia, Irán, Kazajistán, Turkmenistán y Azerbaiyán) han acordado hoy por primera vez los principios de cooperación en la región, pero aplazaron la firma de una Convención sobre el estatus jurídico del mar. EFE/Alexey Nikolsky /Ria Novosti / Kremlin Pool CRÉDITO OBLIGATORIO
FET06 ASTRAJÁN (RUSIA) 29/09/2014.- El presidente ruso, Vladímir Putin (d), saluda al presidente iraní, Hassan Rouhani (i), durante la ceremonia de bienvenida de la Cuarta Cumbre del Caspio, en el Kremlin de Astraján, en Astraján (Rusia), hoy, lunes 29 de septiembre de 2014. Los líderes de los cinco países del Caspio (Rusia, Irán, Kazajistán, Turkmenistán y Azerbaiyán) han acordado hoy por primera vez los principios de cooperación en la región, pero aplazaron la firma de una Convención sobre el estatus jurídico del mar. EFE/Alexey Nikolsky /Ria Novosti / Kremlin Pool CRÉDITO OBLIGATORIO

Между тем, за последние три с половиной десятилетия у Москвы и Тегерана сформировалось ощущение некого общего дела, которое заключается в противостоянии Западу. Сопротивление давлению США позволяет президенту России Владимиру Путину выглядеть сильным политиком у себя на родине, а для лидеров Ирана защита их народа от влияния Запада напрямую связана с жизнестойкостью исламского режима. Именно поэтому, как считает Мирский, Иран никогда не отвернется от России, несмотря на то, что он с радостью поприветствует у себя западных инвесторов после подписания ядерного соглашения.

Однако этого все равно недостаточно, чтобы убедить Россию в беспочвенности ее опасений.

«Российские власти убеждены, что Запад сделает все возможное, чтобы помешать России приобрести какие-либо преимущества, — считает Федор Лукьянов, аналитик и глава совещательной комиссии по внешней и оборонной политике. — Неофициальные делегации из многих европейских стран и компаний уже приезжают в Иран в ожидании снятия санкций, поэтому Россия насторожилась».

Выполнение условий 800-миллионой сделки на поставку С-300 — страны подписали контракт восемь лет назад, однако из-за введения западных санкций его реализацию отложили — стало важным первым шагом к тому, чтобы гарантировать, что Россия не останется позади теперь, когда многие страны и компании пытаются наладить отношения с Ираном.

Москва также предприняла ряд других мер, чтобы укрепить отношения с Тегераном: на прошлой неделе Кремль подтвердил существование программы «нефть в обмен на товары», которая позволит России покупать у Ирана до полумиллиона баррелей нефти в день в обмен на зерно и другие товары, которые она будет продавать Ирану. Если международные санкции будут сняты, по мнению экспертов, за этим последует заключение целого ряда договоров, в том числе на поставки оружия и строительство атомных электростанций, поскольку в этих отраслях российские товары конкурентоспособны.

«Мы не хотим быть последними в списке новых участников торговли и научных программ. Мы не хотим стоять после Евросоюза, Франции или наших друзей из США, — сказал Андрей Климов, депутат российского парламента от «Единой России», являющийся заместителем председателя Комитета по международным отношениям Государственной Думы, подчеркнув однако, что он выражает свое личное мнение, а не точку зрения российского правительства. — Мы хотим быть среди них или даже немного впереди. Именно поэтому мы начали уже сейчас».

Между тем, российские власти умалчивали о влиянии решения о поставках С-300 в течение недели после объявления о снятии запрета на поставки оружия.

«Ракеты, которые мы пообещали им продать — мы их не продали, мы только их пообещали, — сказал Климов. — Доставить такое оборудование на их территорию немедленно невозможно. Мы же говорим не о нескольких автоматах Калашникова. Это невозможно сделать одним нажатием на кнопку».

По мнению некоторых экспертов, поставки ракет и программа «нефть в обмен на товары», возможно, представляют собой попытку России заставить Запад смягчить санкции, введенные против нее в связи с украинским кризисом, напомнив Вашингтону, что Россия всегда может помешать реализации его планов каким-либо иным образом.

Если подписание ядерного соглашения будет сорвано консерваторами в Исламской республике или Конгрессом США, обещание России продать Ирану оборонительные вооружения, возможно, очень поможет Москве в период напряженных отношений с Западом. На этой неделе министр обороны Ирана выдвинул идею о том, что Россия, Китай, Индия и Иран могли бы создать альянс, потенциально способный стать противовесом НАТО.

«Кажется, Россия хочет стать лидером среди государств-изгоев, если угодно, — сказал российский военный эксперт Александр Гольц. — Это просто очередная возможность отправить Западу четкий сигнал: вы хотите нас изолировать, вы не хотите считаться с нами? Ладно, тогда смотрите, что мы можем сделать».

Оригинал публикации: Russia-Iran relationship is a marriage of opportunity

ИноСМИ.ru

Почему США защищают Иран от своих старых союзников

thumb

Иранский захват торгового судна под флагом Маршалловых островов показал, что США не защищают своих союзников. Отправка израильских спасателей в Непал доказала, что попытки делегитимации еврейского государства не связаны с палестинским конфликтом.

Международная судоходная компания «Маэрск» сообщила, что все 24 члена экипажа «Маэрск Тигрис» в полном порядке. Судно и экипаж захватил иранский Корпус стражей исламской революции в минувший вторник, когда оно проходило по утвержденному маршруту через Ормузский пролив.

Судно шло под флагом Маршалловых островов, архипелага в южной части Тихого океана. Государство получило независимость от США в 1986 году. В обмен на независимость Маршалловы острова отказались от права на самооборону и передали защиту своих интересов в руки США, в соответствии с официальным государственным договором. Договор гласит, что «США имеют все полномочия и несут всю ответственность за защиту и безопасность Маршалловых островов».

С учетом формальных обязательств США перед архипелагом, иранский захват судна «Маерск Тигрис» по сути был враждебным действием по отношению к США. Помимо этого, захват также стал грубым нарушением международного права, гарантирующего судам с законным грузом свободный проход чрез Ормузский пролив.

После этого происшествия Джуниор Эйни (Junior Aini), поверенный в делах Маршалловых островов в Вашингтоне, сказал, что его правительства ждет от США обеспечить освобождение судна и команды.

Но на момент написания этих строк ничего не сделано. Президент США ограничился тем, что приказал американскому эсминцу приплыть в тот район. Глава государства не только ничего не сделал, он даже постарался воздержаться от осуждения захвата судна.

Уклонение США от выполнения своих обязанностей в этом деле со стратегической точки зрения означает, что США более не спешат на защиту союзников от Ирана. Или, как сформулировал Омри Керен (עמרי קרן ) из «Израильского проекта» в Вашингтоне, США защищают Иран от своих союзников.

Но Обама не допустит, чтобы военная агрессия Ирана испортила ему праздник. В целом на той неделе его политика в отношении Ирана доставила ему радость, и это неудивительно. Чем больше проходит времени, тем меньше шансов, что кто-нибудь или что-нибудь сорвет его сделку с аятоллами.

Одновременно иранцы демонстрируют, что они, наконец, поняли всю привлекательность предложенной сделки, и готовы подписать договор через два месяца. Соглашение позволит Ирану получить деньги для финансирования экспансии в регионе. Госсекретарь Джон Керри уже дал понять, что в момент подписания сделки Тегеран получит 50 миллиардов долларов, в качестве аванса перед размораживанием средств на счетах в западных банках, арестованных в рамках санкций.

По некоторым данным, иранский режим тратит около трех миллиардов долларов ежемесячно на продолжение гражданской войны в Сирии. Получив 50 миллиардов долларов, Тегеран сможет еще полтора года оплачивать сирийскую бойню, не говоря уж о появлении «Хизбаллы» в приграничных с Израилем районах, в том числе, на Голанских высотах.

Подписание сделки выгодно Ирану и с точки зрения ядерной программы. Президент США сам признает, что Иран сможет развить военный потенциал, который реализует немедленно по окончанию срока действия соглашения.

Так что Иран, похоже, вполне готов к сотрудничеству с Обамой, после долгого периода неопределенного отношения к «Большому Сатане».

Цель — Израиль

Во внутренней политике Обама тоже добился успеха и, вероятно, преодолел сопротивление в Конгрессе. Законопроект относительно сделки с Ираном, который сейчас изучает Сенат, предусматривает, что Конгресс не будет мешать президенту реализовывать договор. Для отмены договора нужна поддержка двух третей сенаторов. Но Обама уже сумел убедить умеренных демократов забыть о национальных интересах США и поддержать сделку с Ираном.

Эти сенаторы, в свою очередь, убедили умеренных республиканцев и произраильское лобби AIPAC поддержать законопроект, который сделает Конгресс пособником Обамы в продвижении сделки с Ираном. Попытки Тома Круза и Марко Рубио, сенаторов, намеренных баллотироваться в президенты, внести поправки по сокращению большинства, необходимого для отмены сделки, встречают сопротивление не только демократов, но и республиканских лидеров в Сенате.

Уверенность Обамы в успехе сделки с Ираном позволяет ему перейти к следующей цели внешней политики: к Израилю.

Согласно недавнему сообщению Foreign Policy, США стараются отложить внесение в Совет безопасности ООН антиизраильских резолюций, вроде французской инициативы по отступлению Израиля из Иудеи, Самарии и Иерусалима, на период после подписания соглашения с Ираном. Это обусловлено желанием Обамы не раздражать произраильских демократов, пока они не поддержат сделку с Тегераном.

Но обозначить следующую цель можно и нужно. Недавно заместитель госсекретаря Уэнди Шерман выступила с открытой угрозой в адрес Израиля во время конференции реформистской еврейской общины в Вашингтоне. Она сказала, что, если новое израильское правительство откажется от принципа «два государства для двух народов», то США будет трудно оказывать Израилю поддержку на международной арене.

Чтобы сгладить неприятное впечатление, произведенное словами Шерман на израильское общественное мнение, посол США в Израиле Дан Шапиро дал интервью армейской радиостанции «Галей ЦАХАЛ». Но, хотя он говорил на красивом иврите, Шапиро не отказался от слов Шерман. Более того, он попытался косвенно оправдать ее заявление. Он сказал, что в период отсутствия мирных палестино-израильских переговоров необходимо найти способ продвижения урегулирования конфликта на принципе двух государств, и добавил, что переговоры с палестинцами — это законный инструмент по предотвращению попыток делегитимации государства Израиль.

Другими словами, Шапиро сказал, что, в отсутствие переговоров, США ждут от Израиля больших уступок палестинцам без каких-либо ответных действий. Если мы на это не пойдем, то утратим легитимность, и США будут вынуждены пойти против нас в ООН. Можно сказать иначе: отказ Израиля идти на огромные уступки палестинцам лишает еврейское государство легитимности.

Шаткое основание

Пока Шерман и Шапира говорили, мы получили еще одно подтверждение тому, что попытки лишить Израиль права на существование никак не связаны с палестинцами. С момента прибытия в Непал израильских спасателей лидеры движения BDS (Boycott, Divestment, Sanctions), которые руководят борьбой за делигитимацию Израиля, из кожи вон лезут, пытаясь приписать израильскому правительству какие-то тайные расчеты в связи с гуманитарной миссией.

Кеннет Рот, глава правозащитной организации Human Rights Watch, написал в своем «Твиттере»: «Гораздо легче ликвидировать последствия далекой катастрофы, чем остановить ту, которую устроил Израиль в Газе. Снимите блокаду!».

Али Абунима (Ali Abunimah), один из самых известных американских активистов антиизраильского движения, разразился серией записей с критикой помощи, которую Израиль оказывает пострадавшим от землетрясения в Непале. Он заявил, что отправка спасателей была лишь попыткой очистить руки от крови, а также намекнул, что Израиль на самом деле хочет причинить вред Непалу. Он также остро раскритиковал решение немедленно перевезти в Израиль детей, рожденных от суррогатных матерей, потому что роженицы остались в Непале.

Нападки на Израиль из-за оказания помощи Непалу означают, что нет никакой связи между ненавистью к Израилю и его поступками. Движение BDS на самом деле не хочет, чтобы Израиль шел на уступки палестинцам, его реальная цель — лишить еврейское государство права на существование. Если отправка сотен военных спасателей в Непал, чтобы спасти людей из-под обломков зданий, это плохо, то что хорошего принесут уступки, которые не удовлетворят ни палестинцев, ни американцев?

Утверждение Шапиро о том, что палестино-израильские переговоры помогают противостоять этому движению лишено основания. Все оправдания, которые администрация Обамы находит для отказа от традиционной поддержки Израиля на международной арене, лишены оснований.

Решение Обамы поддержать антиизраильский погром в ООН после завершения сделки с Ираном не продиктовано желанием способствовать возобновлению палестино-израильских мирных переговоров. Оно не связано и с желанием создать палестинское государство, потому что палестинцы отказываются от суверенитета, который Израиль прямо или косвенно предлагает им уже 23 года подряд.

Обама хочет нарушить старинный союз США с Израилем и привести американскую политику в отношении Израиля в соответствие с европейской.

Есть некая ирония в том, что угроза лишить Израиль поддержки исходила именно от Шерман. Шерман — настоящее воплощение двухголовой и двуличной внешней политики Обамы.

Уэнди Шерман представляет США на переговорах с режимом аятолл о незаконной ядерной программе Ирана. Она же вела переговоры по ядерной программе КНДР в 1994 году. Рамочное соглашение с тоталитарным Пхеньяном, которое она разработала, привело к нынешнему положению, когда у КНДР есть около 20 ядерных зарядов и межконтинентальные ракеты, способные нести ядерную боеголовку и поразить Калифорнию.

Как и тогда, сегодня американская администрация утверждает, что цель переговоров, не допустить появления у Ирана ядерного оружия. Но, как видно из бездействия США относительно бесчинства в Ормузском проливе, войны на уничтожение в Сирии, захвата Ираном Ливана и Йемена, угрозы в адрес Израиля и арабских стран, цель Обамы на самом деле не связана с предотвращением появления такого оружия у Тегерана. Реальная цель заключается в создании американо-иранского альянса на тегеранских условиях.

Вскоре после того, как иранцы захватили судно и увели его в Бандар-Аббас, жители Маршалловых островов осознали, что доверить свою безопасность США было не разумным действием, а поспешной ставкой. Сегодня США продвигают интересы Ирана в ущерб своим союзникам.

Те, кто считает, что администрация президента США изменит враждебное отношение к Израилю в случае уступок палестинцам, играют с огнем.

Оригинал публикации: הברית החדשה: מדוע ארה»ב שומרת על איראן מפני בעלות בריתה?

ИноСМИ.ru

Добавить комментарий