Россиян ждут экономические ужасы: это вскрылось на Гайдаровском форуме

«Готовящийся по заказу Кремля документ предусматривает значительные преобразования в соцсфере через повышение нагрузки на население»

Все смешалось на Гайдаровском форуме, где в начале года политики и эксперты по традиции обсуждают вызовы, стоящие перед российской и глобальной экономикой. Разгневавшая Дмитрия Медведева инициатива перехода на прогрессивную шкалу НДФЛ прозвучала на фоне прославления социальных завоеваний Октябрьской революции. А “страшилкам” про Дональда Трампа сопутствовали призывы “догнать и перегнать Америку” хотя бы по темпам экономического роста.

Кто-то даже припомнил актуальное в свете предстоящих президентских выборов высказывание Сталина: “Потеря темпа – это потеря курса”.

Пока первый вице-премьер Игорь Шувалов рассказывал о том, как реализация 11 приоритетных проектов, утвержденных правительством, будет способствовать пробуждению отечественной экономики от летаргического сна, Ольга Голодец в соседней аудитории нахваливала социальные завоевания Октябрьской революции. Система соцобеспечения, созданная советскими властями, по ее словам, была одной из самых прогрессивных в мире, и многие западные страны использовали этот опыт при формировании собственной пенсионной политики.

– Вот и не надо ничего менять! – с энтузиазмом подхватил глава Минтруда Максим Топилин. Социальная политика, по его мнению, не должна становиться жертвой погони за экономическим ростом. Тем более, что ни трудовое законодательство, ни социальное страхование в их нынешнем виде не являются препятствием для реализации амбициозных планов властей.

“Здесь нельзя делать резких движений. Любое резкое движение – это семнадцатый год!” – грозно предупредил Топилин. Глава Минтруда призвал разработчиков стратегии-2030 вместо вмешательства в соцполитику обратить свое внимание на финансово-экономический сектор. “Вот, например, у нас льготная, дотируемая государством ставка ипотечного кредитования составляет 11%, тогда как инфляция 5,4%. Где в мире вы найдете льготную кредитную ставку, которая в два раза превышает инфляцию?” – умело перевел стрелки на монетарные власти Топилин.

Однако ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов, который совместно с ЦСР Алексея Кудрина работает над стратегией-2030, был вынужден разочаровать министров социального блока: готовящийся по заказу Кремля документ предусматривает значительные преобразования в соцсфере через повышение нагрузки на население. Во-первых, гражданам придется взять на себя больше социальных платежей – как минимум, в системе здравоохранения. Во-вторых, на повестке дня остается предложение о повышении пенсионного возраста и отказа от досрочного выхода на пенсию. К 2030 году эти меры, по оценкам эксперта, должны дать не менее 2% ВВП.

Кузьминов подчеркнул, что сейчас основной проблемой является не столько падение доходов и бедность, как думает новое руководство Минэкономразвития. (По словам Голодец, зарплату меньше МРОТ, т.е 7,5 тыс руб, получают почти 5 млн россиян), а растущее неравенство. Чтобы восстановить социальную справедливость, сказал глава ВШЭ, нужно переходить к прогрессивной шкале НДФЛ. Она, конечно, должна быть не такой жесткой как в Европе: максимум 20% для наиболее высокооплачиваемых работников. “Но это психологически разрядит ситуацию и будет воспринято обществом как жест государства в сторону тех, кто зарабатывает мало”, – считает эксперт. При этом российская экономика сможет рассчитывать на плюс 1% ВВП. Ольга Голодец подтвердила, что эта тема обсуждается в правительстве.

– Неужели Кудрин готов подписаться под прогрессивной ставкой НДФЛ? – не поверил своим ушам глава РСПП Александр Шохин.

– Пусть он сам выскажется на этот счет, – уклончиво отвечал Кузьминов. Однако возможность высказаться по всем спорным вопросам у Кудрина появится только в пятницу – утром он выступит с большим докладом по стратегии- 2030.

А в первый день работы форума главной приглашенной звездой по традиции стал Дмитрий Медведев. Сессия, в которой было заявлено его участие, называлась “Россия и мир: выбор приоритетов”, однако в ожидании премьера гости больше говорили о Дональде Трампе, Брексите (выходе Великобритании из ЕС) и росте популизма в Европе, нежели о перипетиях отечественной экономики.

Первый замдиректора Международного валютного фонда (МВФ) Дэвид Липтон сетовал на неопределенность, которая довлеет над миром после победы на выборах в США эксцентричного миллионера.

Мартин Вульф из Financial Times предрекал, что уже к весне у Великобритании и ЕС начнутся большие проблемы в связи с Брекситом. А бывший премьер-министр Польши финансист Марек Белька признался, что не понимает, как в голове у Трампа уживаются взаимоисключающие идеи. С одной стороны, он хочет ослабить Китай, а с другой заявляет о намерении немедленно выйти из Азиатско-тихоокеанского партнерства, которое специально создавалось в пику Поднебесной для продвижения Штатами своих интересов в регионе. “И таких непонятных мыслей у него много!” – вздыхал представитель ЕС.

Перед приходом ДАМа ведущий – Владимир Мау – попытался было направить дискуссию в иное русло, попросив участников предложить свои рецепты восстановления российской экономики, успешно пережившей самую острую фазу кризиса. Но Трамп, как призрак коммунизма, продолжал незримо присутствовать в зале.

“Make Russia great again!” (Сделать Россию снова великой) – обратился к Медведеву г-н Липтон, перефразировав тем самым главный лозунг избирательной кампании республиканца. Впрочем, пока пятилетний прогноз МВФ относительно темпов роста российской экономики остается скромным – не более 1,5% в год.

Дмитрий Медведев в начале своего выступления признал, что, когда в мире творятся такие интересные события, и во многих странах политики “зажигают не по-детски”, никто не хочет слушать длинные занудные доклады главы кабмина. “У меня не программное выступление, оно не содержит анализа, что делать в стране”, – предупредил он.

ДАМ подчеркнул, что потенциал роста российской экономики, выше, чем напрогнозировал МВФ, – 3,5-4%. Вопрос в том, как этот потенциал активировать. Он напомнил, что президентом поставлена задача к рубежу 2019 года выйти на темпы роста выше мировых, и при благоприятном раскладе это может быть достигнуто не только за счет преобразований внутри страны. “Среднемировые темпы тоже могут оказаться невысокими, и поэтому заявленные цели вполне себе достижимы”, – надеется Медведев. Премьер подчеркнул, что любые реформы планируется осуществлять предельно аккуратно, им будут сопутствовать стабилизируюшие меры. Тут глава кабмина поморщился, как будто вспомнил о чем-то неприятном. И точно!

– Мы давно договорились не трогать налоговую систему, – строгим голосом заговорил он, – В конце года президент сказал, я сказал, что вопрос введения прогрессивной шкалы НДФЛ сейчас в повестке дня не стоит. Нет, кому-то из коллег в правительстве обязательно надо сказать, что этот вопрос обсуждается. Не обсуждается он!

Впрочем, эмоциональное заявление премьера отнюдь не означает, что тема изменения налогового законодательства закрыта навсегда. Как это не раз бывало в новейшей истории, все важные и болезненные преобразования имеют обыкновение начинаться после электорального цикла, который на этот раз завершится в 2018 году. А значит, сейчас чиновники могут расслабиться и, действительно, ничего не обсуждать. Тем более, что в преддверии президентских выборов от них почти ничего не зависит – все ключевые решения будут приниматься в другом месте.

Елена Егорова, Московский Комсомолец

Добавить комментарий