Россияне четыре дня праздновали то, чего не имеют

denross

В этот раз День России, нашей национальной независимости и государственного суверенитета, отмечался в особой эмоциональной обстановке: мы снова во главе «передового отряда человечества», борющегося с империалистами-мондиалистами, агентами мирового закулисья и заправилами из глобального правительства! А счастья все равно нет. Наверное, потому, что далеко не все – и внутри, и снаружи, – разделяют этот возвышающий, пьянящий и, следовательно, воодушевляющий и единящий восторг.

Во главе передового отряда человечества, говорите? Говорите, «косясь, постораниваются и дают дорогу другие народы и государства»? «Все флаги в гости будут к нам», говорите? Такое представляется возможным в двух измерениях – или иметь с нами дело выгоднее, чем не иметь, или нас любят-уважают за просто так.

Что до выгоды, то это хоть и устойчивая, но недолговременная мотивация. Особенно в случае с нами. Выгода от нас – это в основном энергоносители по сходной цене да сравнительно обширный рынок сбыта. Чем трезво и рационально (в отличие от нас, одурманенных своим «геополитическим триумфом») пользуются даже «друзья» типа Белоруссии и Китая.

Стоит нам заикнуться о самодостаточности (уж не говоря о международном лидерстве) в иных, более сложных сферах, чем накачай-купи-продай, кажется, само небо в назидание ставит нас на место: ракеты падают, спутники гибнут. В свежем интервью Znak.com лауреат Нобелевской премии Жорес Алферов дипломатично формулирует: «[Если] у нас не будет экономики, промышленности, которая запрашивает результаты научной деятельности, мы в конечном итоге науку потеряем. А значит, потеряем возможность конкурировать с ведущими странами». Всемирно известный биотехнолог Константин Агладзе выражается откровеннее: «Нет у нас никаких особых идей и заделов. Все это миф». Поэтому «вдруг» обнаруживается, что без западных самолетов Россия никуда не полетит, а без VISA и Master Card и не купит ничего.

С выгодой понятно: взять с нас есть чего, да перенять у нас нечего. Нам такая «выгода» вроде ни к чему (хотя и она порождает определенные надежды). Но может, есть за что нас любить? Например, за истерики насчет богоизбранности. За то, что элиты и население всю дорогу соревнуются в «консерватизме», лишь бы ничего не менять – не до того ведь богоизбранным-то. За шизофреническую помесь долготерпения и преобразовательского неистовства. За параноидальные по историческому размаху, фанатической прямолинейности и, стало быть, беспримерному кровопролитию социальные эксперименты. За судорожную, но закольцованную, до обреченности, биографию, когда вслед за, казалось, спасительной революцией являются разочарование, усталость и апатия — до следующей «зари нового мира».

«Русский долго запрягает, да быстро ездит», — покровительственно и многообещающе поскаливаемся мы. Правда, ездим по одним и тем же корягам, все как-то кубарем и под откос. «Зато у нас Чайковский с Чеховым!» — напомнили мы на открытии и закрытии сочинской Олимпиады. Хотя Чайковский помер уже 120 лет как, а Чехов, ненамного переживший своего музыкального кумира, вот это «сермяжное» в русском как раз не мог терпеть.

«Зато Крым наш!» — гаркнули мы после Олимпиады. Хотя крымский инцидент выглядит «восстановлением исторической справедливости» только для нас (и, видимо, еще для Армении, той же Белоруссии, а также Боливии, Венесуэлы, Зимбабве, Северной Кореи, Кубы, Никарагуа, Сирии и Судана, поддержавших нас в ООН). Для остальных это выглядит устрашающе по-другому. На ясный взгляд главреда «Эха Москвы» Алексея Венедиктова, «впервые с 1945 года одна европейская страна оттяпала кусок у другой европейской страны, в нарушение всех международных договоренностей и установленных границ». В столь «высокодуховной» атмосфере как-то, знаете, не до любви.

А уважать нас за что? Ежели мы сами себя, друг друга и всех кругом не уважаем? Никогда не забуду груды однообразной дряни в реликтовой роще пицундской сосны на кубанской Ривьере (то бишь на черноморском побережье Краснодарского края): на сотни метров — склянки, салфетки, окурки, пакеты. К бабке не ходи – намедни, в праздничные дни, вы не раз натыкались на такие «рощи», а то и поучаствовали в их сооружении.

Нагадить и уйти — это наша государственная политика. Ученые бьют во все доступные им колокола: из-за глобального потепления, вызванного невиданной доселе хозяйственной активностью человека, разрушаются арктические льды, гибнет биоразнообразие, угрожающе повышается уровень Мирового океана, дальнейшее вмешательство приведет к необратимой деградации всей планетарной экосистемы… Чем отвечает российское государство? «В ближайшие 20 лет инвестиции в арктическую шельфовую программу составят 400 млрд долларов… Освоение Арктики может стать одним из локомотивов экономического роста страны», -заявил несколько дней назад президент «Роснефти» Игорь Сечин.

Мы заражаем собой и опрокидываем в горячку все, к чему притрагиваемся. В Крыму разворована гуманитарная помощь! А чего вы хотели? Бесстыдно амнистировали Сердюкова? Глава госкомпании Сечин скрывает зарплату? Получите! Крымские татары требуют автономии, вслед за ними «заерзали» и татары Башкирии! Сражаетесь за «подлинный федерализм» на украинском юго-востоке, не заботясь о будущем собственных регионов? Получите!

Ни выгоды, ни любви, ни уважения. Остается один способ сделать мир зависимым от себя и, соответственно, сделаться менее зависимыми от мира – сила и страх. Тем более что «нам нужно еще 5-7 лет, и в военном отношении мы станем практически недостижимыми для НАТО», утверждают наши эксперты. Но чем тогда мы лучше империалистов-мондиалистов, агентов мирового закулисья и заправил из глобального правительства, с которыми мы боремся и на отвратительном примере которых поучаем остальных?

Ну действительно, чем наш вице-премьер Дмитрий Рогозин, у себя в FB русскодержавно обзывающий румынского президента «активистом общества трезвости, намахнувшим для храбрости», уж так сильно отличается от киевского министра-матерщинника Дещицы? Да чем мы сами, все мы, до неузнаваемости измененные при Путине индивидуализмом и потребительством, разнимся от «гнилого Запада»? Независимость от чего и от кого мы в таком случаем только что отмечали?

Вывод напрашивается сам собой. Или сидим в своих богом данных и собственноручно загаженных рощах и не высовываемся с суконным рылом в калашный ряд. Или делаемся чистыми лицом, помыслами и поступками. Хочется второго, но верится, увы, в противоположное: планида!

Александр Задорожный

Znak.com

Добавить комментарий