Russia used to have a powerful weapon in its energy sector. Not anymore / Washington Рost: Россия больше не может размахивать своей «газовой дубинкой»

The company logo of Gazprom, Russia's largest gas producer, installed on the roof of its office building in Moscow on Aug. 10. (Maxim Shemetov/Reuters)
The company logo of Gazprom, Russia’s largest gas producer, installed on the roof of its office building in Moscow on Aug. 10. (Maxim Shemetov/Reuters)

MOSCOW — For years, Russia’s ability to choke off energy shipments any time tensions spiked with the West was a potent threat, one that could force much of Europe to shiver during the wintertime. But with energy prices swooning, the Kremlin’s pipeline politics are looking a lot less threatening.

Russian energy giant Gazprom, which has long been accused of working as the Kremlin’s bludgeon, has seen demand for its natural gas drop to the lowest level in its post-Soviet history. Nations that were once fully dependent on its gas now have other options. And the company must decide by next month whether to contest an antitrust case brought by the European Union that could force it to give up its hardball tactics in Europe for good.

Gazprom’s new weakness has empowered the West to push Russia hard for its role in stoking conflict in Ukraine without fretting about the consequences of a vengeful gas cutoff in return. With the Iran nuclear deal likely to send a wave of Persian oil and gas to Europe, Gazprom may soon lose even more leverage. It is a stark reversal for a company that twice cut winter gas flows to Europe in the past decade during moments of political disputes with Ukraine. Eastern Europe took the collateral damage and had to turn down thermostats for days because of dwindling supplies of crucial natural gas for heating that normally flow through Ukraine’s pthirdipelines.

“Gazprom is in a very precarious position,” said Mikhail Krutikhin, an energy analyst at the Moscow-based RusEnergy consulting firm. The company is flailing for cash — and it no longer has a captive market to fill its coffers.

By now, Gazprom was supposed to have been the biggest publicly traded company in the world. That was what Chairman Alexey Miller boasted to a French news agency in 2008, when he said that it would be worth $1 trillion by the middle of this decade. Instead, it has shriveled to a seventh of its 2008 market valuation. In Western Europe, it has even been surpassed as a supplier by Norway, a Nordic rival with a far less expansionist agenda.

The newly sour prospects are yet another consequence of a sharp decline in energy prices that has upended alliances and assumptions from Caracas to Tokyo. But a host of challenges have conspired against Gazprom all at once.

[What’s behind the Gazprom crisis?]

Even during the Soviet era, Europe bought much of its natural gas from its energy-rich neighbor to the east. The Soviet Union collapsed, but the old arteries of its energy network remained, keeping Eastern Europe deeply dependent on Russia for the crucial fuel. Balkan countries are almost completely dependent on Russia for natural gas, as are Hungary and the Baltics. Overall, Russia still supplies Europe with about a third of its natural gas.

But after Russian cutoffs in 2006 and 2009 that coincided with moments of geopolitical tension, Europe became increasingly skeptical of the old model — particularly since Gazprom’s high prices made even expensive alternatives attractive. Frightened by the constant threat to its energy supply, Europe sparked a boom of construction to make it easier to get gas from other suppliers and to ship gas from one European nation to another.

“The Russians have reaped what they sowed,” said Dieter Helm, who teaches energy policy at Oxford University. “If they want to make supplies unstable, you can’t expect the customer to take it in a lying-down form.”

At the same time, vast new stores of natural gas were unlocked in the United States as part of the shale gas boom, further increasing global supplies. Europe’s own economic challenges have idled factories and slackened its appetite for energy.

Ukraine, long an important Russian customer, has tried to make steep cuts to its gas consumption so that it is less dependent on a neighbor that annexed the Crimean Peninsula and then helped fuel a bitter war in the eastern part of the country.

Even the weather conspired against Gazprom. The last two winters have been unusually warm, idling radiators and furnaces.

“We suddenly find that we have a cornucopia of gas supplies,” Helm said.

‘In a denial mode’

Now there are signs of conciliation from Gazprom’s leaders, an unusual development at a company that has more often been a fount of bristling defiance. Miller, the chairman, said in June that Russian President Vladimir Putin had asked him to hold talks to keep pumping gas to Europe through Ukraine, a tacit recognition that attempts to find other routes were unrealistic for now.

Gas supplies to Ukraine itself remain a contentious issue. Last winter, Ukraine narrowly squeezed by despite a Russian cutoff for many of the coldest months. The two sides continue to negotiate ahead of this coming winter.

Gazprom leaders have also said they want to find a compromise with the E.U. in the antitrust case. That move came after they initially said they were not subject to European jurisdiction because they were effectively an arm of the Russian government.

“Gazprom was in a denial mode for a very, very long time,” said Ildar Davletshin, a Moscow-based energy analyst at Renaissance Capital. “It’s clear that the golden years when everyone was competing for Gazprom’s gas are over, and Gazprom is quietly adjusting.”

The antitrust case has the power to force Gazprom to adopt significantly different business practices in Europe, with prices tied closer to the cost of shipping and production rather than the vulnerability of the customer. The E.U. has leverage in the clash because Gazprom needs Europe’s cash more than Europe needs the gas, analysts say. Gazprom must provide a formal response to Europe by the middle of September.

“Oil prices are currently moving down, as we all know,” said Andrei Zotov, a deputy department head at Gazprom’s export division, in a conference call with investors last week, explaining whyrevenue was waning. Last month, Russia’s Economy Ministry forecast that Gazprom’s output could fall as much as 7­ percent this year, a record low for the company.

But it has cushions that soften the blows. One major factor is the ruble, which has lost more than half its value against the dollar since the beginning of 2014. That means that even though Gazprom’s profit was down in dollar terms, when converted into rubles, it was actually up 71 percent in the first quarter of 2015. Sales to Europe may also pick up in the coming months, as countries that have put off purchases because of dropping energy prices prepare for winter.

Gazprom has tried to turn eastward to lessen its reliance on European customers, signing a major deal last year to supply China with gas. But the project will take years to complete, and China’s slowing economy is reducing demand. U.S. sanctions imposed this month against a major eastern gas field will also complicate its expansion efforts.

A few years ago, “Russia looked like it was in a pretty strong position,” said Edward Chow, an energy policy analyst at the Center for Strategic and International Studies. “But some countries and companies have prepared themselves much better for yet another gas cutoff.”

Washington Рost

Washington Рost: Россия больше не может размахивать своей «газовой дубинкой»

n_87007_1

В течение многих лет Россия обладала возможностью отвечать на малейшее напряжение в отношениях с Западом сокращением энергетических поставок. Над большей частью Европы висела прямая угроза замерзнуть в зимнее время. Американский журналист Майкл Бирнбаум отмечает в своей статье на The Washington Рost, что с резким падением цен на энергоносители газовая политика Кремля становится все менее грозным оружием.

Российский энергетический гигант «Газпром», который, как давно известно, используется Кремлем в качестве такой себе «дубинки», столкнулся с тем, что спрос на его продукцию снизился до самого низкого уровня за постсоветское время.

Государства, которые ранее целиком зависели от российского газа, сейчас располагают другими вариантами. А сам «Газпром» ко всему должен в течении ближайшего месяца решить, будет ли обжаловать антимонопольное дело, возбужденное Европейским союзом, которое может заставить его отказаться от жесткой тактики в Европе.

Газпром слабеет, и это дает Западу возможность жестче давить на Россию за ее роль в разжигании конфликта в Украине без опасений, что в отместку та «отключит газ». После заключения ядерной сделки с Ираном появилась вероятность, что в Европу хлынет волна персидской нефти и газа, а Газпром еще больше утратит свое рычаги влияния. Это неожиданное изменение для компании. Она и так уже два раза за последнее десятилетие сокращала зимние поставки газа в Европу в моменты обострения политического конфликта с Украиной. Восточная Европа в то время понесла косвенный ущерб, ей пришлось прикрутить свои термостаты на несколько дней из-за сокращения объемов поставляемого газа, необходимого ей для отопления, который обычно проходит через трубопроводы Украины.

«Газпром находится в очень сложном положении», – заявил Михаил Крутихин, аналитик по энергетическим вопросам московской консалтинговой фирмы «RusEnergy». Компании не хватает денег, и она уже не имеет, как ранее, гарантированных рынков, чтобы пополнить свою казну.

К настоящему времени «Газпром» должен был бы уже стать самой крупной публичной компанией мира – об этом еще в 2008 году хвастливо заявлял ее глава Алексей Миллер в интервью французскому информационному агентству. Тогда он считал, что к 2015 году стоимость компании составит 1 триллион долларов. Но вместо этого по сравнению с 2008 годом ее цена упала в 7 раз. А в Западной Европе она даже уже уступила место лидера поставок норвежской компании, своему конкуренту с гораздо меньшими экспансионистскими амбициями.

Ее незавидные перспективы – еще одно следствие резкого падения цен не энергию, которое влечет за собой изменение конфигураций коммерческих союзов и предложений от Каракаса до Токио. Похоже, что все сразу сговорились против «Газпрома».
Даже во время существования «железного занавеса», в советское время, Европа покупала большую часть своего природного газа у своего богатого энергией восточного соседа. Советский Союз распался, но старые артерии энергетической сети остались, сохраняя высокую зависимость Восточной Европы от российского топлива. Балканские страны почти полностью зависят от российского природного газа, как и Венгрия и страны Балтии. В целом, Россия по-прежнему поставляет в Европу около трети добываемого ею газа.
Однако после того, как в 2006 и 2009 годах Россия из-за геополитической напряженности отключала газ, Европа стала скептически относиться к существующей модели поставок топлива. К тому же, высокие цены «Газпрома», сделали даже дорогие альтернативные варианты более привлекательными. Напуганная постоянной угрозой стабильности своего энергоснабжения Европа начала строительство трубопроводов, чтобы облегчить получение газа от других поставщиков и поставлять газ в случае необходимости из одной европейской страны в другую.

«Россияне пожали то, что сеяли», – отметил Дитер Хелм, преподаватель энергетической политики в Оксфордском университете. «Если они делают поставки нестабильными, то не вправе ожидать, что клиенты с этим согласятся».

В добавок ко всему в Соединенных Штатах происходит бум сланцевого газа, были разблокированы новые обширные месторождения, а это в дальнейшем увеличит мировое предложение. Вызовы, с которыми столкнулась Европа в энергетическом секторе уже заставили ее остановить некоторые заводы и умерить свои энергоаппетиты. Украина, которая долго была одним из самых важных для России клиентов, пытается как можно сильнее сократить потребление российского газа, чтобы меньше зависеть от соседа, который аннексировал Крымский полуостров, и ведет ожесточенную войну в восточной части страны.

Даже погода в заговоре против «Газпрома». Последние две зимы были необычайно теплыми, поэтому радиаторы и печи на максимум не включались.

«Мы вдруг обнаружили, что обладаем немалым запасом газа», – заявил Хелм.

«В режиме отрицания»

В последнее время руководство «Газпрома» демонстрирует все более «соглашательскую» позицию, неожиданный поворот в развитии компании заставляет их «смирять гордыню». Миллер сообщил в июне, что президент России Владимир Путин поручил ему провести переговоры о продолжении поставок газа в Европу через Украину. Это стало молчаливым признанием того, что найти другие рынки сбыта им на данный момент не удается.

Поставки газа в саму Украину остаются под вопросом. Прошлой зимой она смогла свести концы с концами в самые холодные месяцы года, несмотря на прекращение поставок российского газа. Обе стороны продолжают вести переговоры по поводу предстоящего зимнего периода.

Руководство «Газпрома» также сообщает, что стремится найти компромис с ЕС в антимонопольном деле, хотя первоначально было заявлено, что компания не подлежит юрисдикции ЕС, поскольку является государственной компанией – фактически ответвлением российского правительства.

«Газпром находился в отрицании очень, очень долгое время», – заявил Ильдар Давлетшин, аналитик по вопросам энергетики агентства «Ренессанс Капитал». «Понятно, что золотые годы, когда все конкурировали за газ «Газпрома», закончились, ему остается только постепенно с этим смириться».

Антимонопольное дело может заставить «Газпром» играть в Европе совершенно по другим бизнес-правилам, по которым цены будут основываться на стоимости доставки и производства, а не на уязвимости заказчика. Аналитики считают, что ЕС имеет больше преимуществ в этом споре, поскольку «Газпрому» нужны деньги Европы больше, чем Европе нужен его газ. Компания должна предоставить официальный ответ по этому делу в середине сентября.

«Как известно, цены на нефть в настоящее время падают», – отметил Андрей Зотов, замдиректора отдела по экспорту «Газпрома», в ходе телефонной конференции с инвесторами на прошлой неделе. Он объяснял, почему доходы пошли на убыль. По прогнозам Министерства экономики России, опубликованным в прошлом месяце, поставки «Газпрома» в этому году снизятся на целых 7 %. Это рекордно низкий уровень для компании.

Однако «Газпром» обладает подушками безопасности, которые смягчают этот удар. Одним из таких факторов является рубль, который с начала 2014 года потерял более половины своей стоимости по отношению к доллару. Это означает, что, даже если прибыль «Газпрома» снизилась в долларовом выражении, то в первом квартале 2015 года в пересчете на рубли она составила около 71 %. Еще один фактор – подготовка к зиме. Продажи в Европу также могут увеличиться в ближайшие месяцы, так как страны, которые отложили покупку из-за падающих цен на энергию, возобновят закупки.

«Газпром» пытается повернуться на восток, чтобы уменьшить свою зависимость от европейских потребителей, заключив в прошлом году крупную сделку с Китаем. Но проект займет годы, а снижение китайской экономики сократит спрос. США ввели санкции в этом месяце против крупного месторождения, что также затруднит попытки расширения.

Несколько лет назад «Россия, казалось, имела довольно сильную позицию», – заявил Эдвард Чоу, аналитик Центра стратегических и международных исследований. «Но некоторые страны и компании весьма неплохо подготовили себя к очередному газовому отключению».

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.