Русская болезнь Украины

478020368_3870931

Украинец с русским братья если не навек, то на начало этого века точно. Проявления глупости у нас родственные.

Украинско-русский идиотизм запретов: запретить Земфиру и Макаревича в России, не дать петь на Украине Кобзону, Валерии и Стасу Пьехе. Из свежих глупостей к этому часу – запрет ввоза на Украину 38 книг российских авторов, от Дугина до Доренко, от Глазьева до Лимонова, включая моего френда Максима Калашникова.

Я молчу о технической стороне дела: запрещать ввоз бумажных книг – это все равно что запрещать ввоз DVD. Все, кому нужно, все нужное качают из сети, тем более что на Украине разрешена запрещенная в России Flibusta.

Помимо технической, у глупости запрещений есть и очевидная психологическая сторона. Если запрещают – значит, содержит ценное; запретитель воспринимается как виновный и как трус. Украина ругает Россию за то, что та сорвала создание международного трибунала по «Боингу» (а Россия, на мой взгляд, поступила и правда гадко) – но нельзя тогда накладывать вето на книги.

Книги вообще нельзя запрещать. Мне отвратительны взгляды Старикова, Дугина, Глазьева и даже, большей частью, моего френда Калашникова. Но мне очень полезны Стариков, Дугин и френд Калашников в качестве оппонентов, проверяющих на прочность мои суждения, помогающих находить ошибки и уточнять аргументы.

Самое опасное (для себя самой), что делает сегодня Украина, — это ответ обидчице-России российскими методами, моральная игра «на понижение».

Мораль — это всего лишь алгоритм, способствующий выживанию. Мораль вовсе не одна на все человечество. Есть мораль Ветхого Завета: око за окно, смерть за смерть – это мораль симметричного ответа злу. Есть мораль, разделяющая дар аль-ислам, дар аль-харб и дар аль-куфр (земли мира, войны и неверия) – в этой морали то, что запрещено на одной территории, позволительно на другой. И есть мораль Нового Завета, где несть эллина и иудея, и где в ответ на удар по правой щеке подставляют левую, дабы не умножать зло. То, что мы называем христианской моралью, и есть базис, основа цивилизации Запада. И то, что мы называем христианской моралью, имеет слабое отношение к российской политике – и к реакции Украины на эту политику.

Украина – это вариация российского гена и мема, который сотни лет смотрит на Запад, но живет, как Восток. Я бы очень хотел, чтобы Украина стала частью западной цивилизации – куда более умной, гуманной, развитой, чем восточные автократические режимы. Но для достижения этой цели невозможно исповедовать «око за око» или «на земле войны все средства хороши».

Оправдания («против нас Россия использует пропагандистскую машину, а мы должны сидеть и смотреть, как клевещут и врут?») меня не интересуют.

Если в России выпущено 38 книг, полных клеветы и вранья по отношению к Украине, и если эти книги (по мнению украинцев) опасны – нужно не запрещать их ввоз, а, наоборот, приглашать на Украину их авторов. Оплатить им перелет и гостиницу. Обеспечить прямыми эфирами на радио и телевидении. И не ставить ровным счетом никаких условий. Пусть смотрят, что хотят, пусть говорят, что хотят, в том числе в прямом эфире – то есть получат все то, что невозможно для них в России. Потому что в России дискуссий в прямом эфире нет ни для кого, они ликвидированы как жанр, а для моего френда Максима Калашникова и кривых эфиров нет: он для российской пропаганды не больно-то желательный элемент.

Это и есть христианская мораль в ее практическом применении: мораль любви не только к другу, но и к врагу.

И тогда, глядишь, запрещенные украинофобы скажут нечто разумное. И выслушают то, что о них думают. И территория войны мало-помалу будет превращаться в территорию мира.

Потому что другой путь – это тупик, в который Россия свернула где-то в 1996-м, когда, под разговоры про западные ценности, свободу и борьбу с коммунизмом, Ельцина продавили в президенты (голоса тогда еще считали честно, но избирательная кампания была бесчестной). То есть допустили двоедушие и вранье, чтобы сохранить места и доход. А «по чесноку» должен был бы победить Зюганов. И Россия, мечтавшая о советском реванше, получила бы мини-возвращение в СССР – до кризиса 1998-го.

Но в 1996-м российские правители позволили себе то, за что упекли бы за решетку других, — и мы все равно получили возвращение в СССР, только куда более долгое и вонючее, с разделением на дар аль-элиту и дар аль-быдло. Возвращение, которое, боюсь, на этот раз реально приведет к катастрофе.

Очень не хотелось бы того же на Украине.

Потому что какие методы используешь – на то и повязан будешь.

Дмитрий Губин

Росбалт.RU

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.