Секретные военные химические и биологические лаборатории России

В 2012 году Владимир Путин поразил американских военных экспертов загадочным призывом разрабатывать оружие, «основанное на новых физических принципах», в том числе «генетической» и «психофизической» науки. Сейчас стало ясно, что слова Путина породили всплеск активности по всему комплексу военных и гражданских лабораторий в России, пишет The Washington Post.

«Согласно российским документам и фотографиям, собранным независимыми исследователями, с начала второго срока Путина строительный бум идет более чем в двадцати учреждениях, которые когда-то были частью советской системы по разработке биологического и химического оружия», — сообщает журналист Джон Уоррик.

Российские чиновники настаивают на том, что исследования имеют исключительно оборонительный характер и совершенно законны. Однако эти усилия стали предметом пристального внимания в связи с обвинениями в причастности Москвы к отравлению бывшего российского шпиона и его дочери.

«Самый большой вопрос, почему они этим занимаются», — говорит Раймонд Зилинскас, эксперт по биологическому и химическому оружию из Центра исследования проблем нераспространения им. Джеймса Мартина в Монтрее.

В книге «Биологическая безопасность в путинской России» Зилинскас и Филипп Могер анализируют данные, которые свидетельствуют о подъеме в России исследовательского интереса к темам от генетически модифицированных патогенов до нелетального химического оружия, применяемого с целью контроля толпы.

«Во время холодной войны советские лидеры тратили немалые суммы на превращение в оружие вариантов 11 различных патогенов, включая микробов, вызывающих сибирскую язву, оспу и чуму. В то же время велись эксперименты с генетически модифицированными штаммами. Были созданы новые классы химических токсинов, таких как «Новичок», — отмечается в статье.

После холодной войны США «помогали России строить печи для уничтожения ее химоружия и спонсировали программы, которые сводили бывших советских разработчиков биологического оружия с западными компаниями, чтобы сохранить для них работу во время экономической трансформации страны».

Такое сотрудничество начало ослабевать после избрания Путина президентом и развалилось после его избрания на второй срок. «Тем не менее, даже в ельцинские годы, по словам бывших американских чиновников, Россия отказывалась предоставлять доступ к ключевым оружейным объектам, в том числе четырем лабораториям биозащиты под управлением российских военных, бессрочно закрытым для сторонних посетителей», — говорится в публикации.

«Нам всегда было интересно, им было стыдно впустить нас из-за того состояния, в котором были их лаборатории? Или они что-то скрывали?» — сказала Лаура Холгейт, старший советник Барака Обамы по предотвращению биологического, химического и ядерного терроризма.

«Холгейт допустила также, что сопротивление России могло отражать «паранойю насчет того, что США могут узнать» о военных возможностях страны, — пишет The Washington Post. — Как бы то ни было, сказала она, со временем стало ясно, что Путин намеревался сохранить некоторые возможности советских времен, чтобы использовать их в весьма особых обстоятельствах».

«Одним из них было политическое убийство — убийство оппонентов Кремля с помощью эффектных методов, которые, однако, позволяли Москве правдоподобно отрицать вину. Другим обстоятельством был контроль над толпой: использование небесспорных «нокаутирующих» химикатов с целью обезвредить лиц, участвующих в захвате заложников и других массовых беспорядках», — говорится в статье.

Данные, собранные Зилинскасом и Могером, проливают свет на значительную активизацию деятельности на четырех секретных лабораториях Министерства обороны и в многочисленных государственных гражданских исследовательских центрах по всей стране.

«На одном военном комплексе в Екатеринбурге (в 1979 году здесь произошел случайный выброс спор сибирской язвы, в результате чего, как утверждается, погибли сто рабочих и горожан) на спутниковых снимках видны блоки новых промышленных зданий размером со склад, которыми усеяна огражденная территория. Реконструкция наблюдается и в старых зданиях, которые в советские времена были фабриками по массовому производству bacillus anthracis — бактерий, вызывающих сибирскую язву», — передает издание.

В 33-м Центральном научно-исследовательском испытательном институте в Шиханах недавно были увеличены траты на специализированное оборудование, такое как установки для лиофильной сушки, используемые при производстве микроорганизмов. «Сотрудникам лаборатории предъявляют конкурсные заявки на ремонт аэродинамической трубы такого типа, который используется при испытании распыляемых бактерий и вирусов, а также на модернизацию обнесенных насыпью хранилищ, которые, по словам исследователей, предназначены, вероятно, для испытаний под открытым небом с использованием взрывчатых веществ», — говорится в статье.

«Аэродинамические трубы и площадки для испытаний под открытым небом могут законно применяться для разработки защиты от биологических и химических атак. Так, Пентагон использует аналогичное оборудование на своих объектах по исследованию биозащиты в Мэриленде и Юте, — отмечает газета. — Но Зилинскас и Могер заявляют, что российская активность требует более пристального внимания в свете открытых призывов российских лидеров к работе над новыми видами оружия, в том числе «генетическим».

Эхо России

Добавить комментарий