TheEconomist: Путин в Сирии – ничего нового, очередной спектакль для российских масс

12000950_881613865257970_8098333926297731644_o_2000x0

Если целью российского президента в Сирии было привлечение внимания к своей военной мощи, то, конечно же, он ее достиг.

Путин стал первым кремлевским лидером со времен Леонида Брежнева, который отправил бомбардировщики на боевые задания за пределы территорий бывшего Советского Союза. 30 сентября российские самолеты начали прицельный обстрел подконтрольных оппозиционерам сирийских территорий для того, чтобы поддержать режим российского союзника Башара Асада.

Еще ни разу со времен Ихэтуаньского восстания в Китае в 1900 году российские войска не вели боевые действия в такой близости к американским. В свое время они почти столкнулись в Косово. В Сирии они делят одно небо: Америка атакует джихадистов Исламского государства, Россия уверяет, что также наносит удары по террористам, но на самом деле бомбардирует суннитских повстанцев, которые представляют более серьезную, чем ИГИЛ, угрозу для режима Асада.

Боясь пробудить болезненные воспоминания о советской катастрофе в Афганистане, Путин исключил использование в Сирии сухопутных войск. Но направляя самолеты и развертывая системы ПВО, Россия осложняет проведение операций для Запада. В этом месяце Франция присоединилась к американским войскам в и без того переполненном военными самолетами небе над Левантом.

По-видимому, Россия давно готовила свою сирийскую кампанию. Две недели назад российские войска провели сложные внутренние учения в местности, сильно напоминающей сирийскую пустыню. Российские военные журналисты, которые до того проводили месяцы на фронте в Восточной Украине, вдруг начали вести репортажи из Сирии.

Даже Русская Православная Церковь завела речь о «священной войне». Для Кремля невероятно важно, чтобы российская активность в Сирии выглядела противостоянием Америке, которую Путин обвиняет в желании доминировать во всем мире. Дмитрий Киселев, самый скандальный пропагандист российского телевидения недавно заявил: «В Сирии Америка стоит на стороне террористического халифата. Вместе они пытаются уничтожить Сирию как мирное государство «.

Подготовительная работа

Российским авиаударам в Сирии предшествовала шквальное усиление дипломатической активности. 28 сентября Путин выступил на Генассамблее ООН в Нью-Йорке, где сравнил мировую роль современной России с ролью Советского Союза в 1945 году и обвинил Америку во вторжении на Ближний Восток. «Я вынужден спросить у тех, кто создал эту ситуацию: Понимаете ли вы, наконец, что вы натворили? Но я боюсь, что этот вопрос останется без ответа, потому что США никогда не отказывались от своей политики, которая основана на высокомерии, чувстве исключительности и безнаказанности», — заявил Путин с трибуны.

Российские СМИ изображают российского президента суперменом, который должен положить конец беспорядку. Государственное информационное агентство РИА Новости и другие государственные каналы пропаганды заполнили социальные сети и СМИ сообщениями, которые объединены хэштегом «#ПутинМиротворец».

Последние действия президента России даже в некоторой степени поддержали премьер-министр Италии и министр иностранных дел Германии. Но в Америке его все еще воспринимают как злодея. Встреча с Бараком Обамой — первая после аннексии Россией Крыма — не дала никакого результата.

Возможно, объявив войну Исламскому государству, Путин надеется заставить Америку снова принять его в круг военных партнеров. Тем не менее, его гамбит полон рисков: Россия может увязнуть в конфликте, в котором победить будет невозможно. Ее отношения с Америкой могут скорее ухудшиться, а не улучшиться, особенно если произойдет столкновение двух военных сил, даже непреднамеренное. Российские летчики, учитывая отсутствие координации в небе, могут попасть в руки головорезов-экстремистов.

«Путин просчитался в Украине, может просчитаться и в Сирии», — предупреждает Дмитрий Тренин, глава московского аналитического Центра Карнеги. Тогда зачем же российской власти идут на такие риски?

Официальный, но не совсем понятный ответ России состоит в том, что ИГИЛ представляет угрозу национальной безопасности, в частности, на Северном Кавказе, жители которого пополняют ряды Исламского Государства. Проведение воздушной военной операции было также частично вызвано поражениями, которые в последнее время терпели силы Асада.

Кремль мало заботится о личной судьбе сирийского президента, он нужен Путину, скорее, как союзник, который будет оставаться у власти достаточно долго, чтобы Россия имела постоянное право голоса в любых международных переговорах о будущем Сирии. Причиной также может быть наличие в Тартусе на сирийском побережье российской военно-морской базы. Это единственная база на Ближнем Востоке, которая сама по себе представляет огромный рынок сбыта оружия российского производства.

The Economist

Добавить комментарий