Украинская промышленность либо радикально изменится, либо исчезнет

Газовая-промышленность-Украины

Ни для кого не секрет, что наша промышленность переживает нелегкие времена — уровень промпроизводства продолжает падать.

Это означает довольно невеселые перспективы для Украины, поскольку продукция промышленности индустриальной эпохи до сих пор является основой экспорта страны.

У деиндустриализации есть несколько причин. Первопричиной стал «шок неконкурентоспособности» большинства предприятий. То есть, когда после обретения независимости открылись рынки, оказалось, что продукция такого качества и по такой цене никому не нужна. Однако для понимания последующих событий важен не факт шока сам по себе, а реакция на него. Здоровая реакция должна была предполагать поиск менеджментом новых рыночных ниш с обязательной реорганизацией предприятий. Украина в этом смысле имела (и до сих пор еще имеет) как минимум два конкурентных преимущества — дешевую рабочую силу и достаточно высокую квалификацию этой рабочей силы. Однако, вместо этого «красные директора» стали ограждать свои предприятия от конкуренции и выбивать всевозможные льготы. На эти усилия ушли 90-е годы, оказавшиеся разрушительными для большинства предприятий и, в итоге, для страны. «Красные директора» — это вторая причина.

Нельзя не сказать несколько «теплых» слов о тех, кого у нас называют олигархами. Эти люди, оказавшись волею судьбы в нужном месте и в нужный час, использовали доставшиеся им за копейки предприятия для получения «быстрой» прибыли. Они не были заинтересованы не только в модернизации производства, но даже в простой его амортизации. Олигархи — это третья причина.

Ну и, наконец, четвертая причина — это отсутствие сколько-нибудь внятной государственной политики в области промышленности. Более 20 лет звучат пустые обещания, предпринимаются половинчатые меры, приводящие к шараханью из стороны в сторону. В условиях, когда не понятно, чего именно можно ожидать от государства, менеджмент меньше всего заботится о том, чтобы приспосабливать продукцию к нуждам времени и всерьез думать о будущем. Руководство предприятий занято выживанием (не без пользы для себя), и за это время твердо усвоило одно — все свои проблемы нужно решать политическим путем, через связи в Кабмине и Верховной Раде.

А ведь все это время мир не стоял на месте. Украинская промышленность все больше отстает от мировой — технологически, организационно, информационно. Кажется, что с этим уже ничего нельзя поделать и что Украину ждет деиндустриализация, а значит — дальнейшее падение уровня жизни.

Многие считают это объективным процессом, говоря о наступлении «постиндустриальной» эпохи. Но ничего объективного тут нет. «Постиндустриальный» не означает «неиндустриальный». С момента, когда были замечены изменения в характере экономики, названное затем «постиндустриальной эпохой» промышленное производство не только никуда не исчезло, но и неуклонно росло во всем мире. Просто более продуктивными стали другие виды деятельности, прежде всего, связанные с созданием и передачей информации.

Относительно недавно обстоятельства начали меняться действительно серьезно. Я говорю о так называемой третьей промышленной революции, которая состоит в распространении достижений информационной эпохи на промышленность.

Если в «постиндустриальном» мире промышленность просто мигрировала из традиционных индустриальных стран, а в самих этих странах росла доля непромышленного производства (информации и услуг), то теперь меняется сам характер того, что мы называем промышленностью. И если в постиндустриальном мире Украина могла бы найти свое место, не меняя коренным образом характера производства за счет проведения грамотной внешнеэкономической политики (она, разумеется, упустила этот шанс), то теперь она не сможет обойтись без изменений. Украинская промышленность в том виде, в котором мы ее знаем, обречена третьей промышленной революцией на исчезновение.

Дело в том, что эта революция меняет сам характер производства. 3-D печать и «интернет вещей» делают массовое производство одних и тех же товаров, которое мы и называем «промышленностью», ненужным. Точнее, «заводы» теперь могут собираться там, где это нужно в данное время и в данных условиях и исчезать, когда надобность отпадает. Производство становится распределенным и децентрализованным. Интернет вещей означает, например, возможность саморегулирования энергопотребления во избежание перегрузок в сети, «умную» логистику и т. д. и т. п. То есть машины (и вещи как таковые — от чайника до автомобиля) становятся участниками сети, через которую они обмениваются информацией, получают и выполняют команды.

Эта революция очень многое меняет в привычном для нас восприятии мира, например, меняется такое понятие, как «технология».

Технология означает набор неких процедур, неизменный и одинаковый для всех ситуаций. Именно поэтому технологию можно украсть или внедрить. Освоив ее, вы получите одинаковый результат в любой точке Земли. Довольно скоро все это изменится. Теперь один и тот же результат может быть достигнут разной конфигурацией ресурсов. То есть ресурсы смогут собираться децентрализованно для определенной цели (плюс будет выбираться наилучшее для данных условий размещение этих ресурсов и взаимодействие между ними).

Представления в нашей стране пока полностью противоречат новой реальности. Поэтому украинская промышленность либо вовремя приспособится и радикально изменится, либо исчезнет. И произойти это может быстрее, чем мы думаем.

СЕРГЕЙ СТЕЧ

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.