Улюкаева готовят к «закрытому» суду

Следствие уверено в доказанности виновности экс-главы Минэкономразвития, в частности — с помощью записей переговоров. Имена большинства его собеседников засекречены.

Алексей Улюкаев во время следствия и суда не намерен признавать свою вину. В его окружении полагают, что нет никаких доказательств того, что министр знал о нахождении в чемоданчиках денег.

Источник «Росбалта», знакомый с ситуацией, рассказал, какой линии защиты на следствии и в суде будет придерживаться бывший глава МЭР. Согласно ей, 14 ноября 2016 года Алексей Улюкаев прибыл в офисе «Роснефти» по личному приглашению главы компании Игоря Сечина. Причем прибыл он туда не за деньгами для «решения проблем по «Башнефти» (как полагает следствие), а для обсуждения этих проблем.

Однако встреча с Сечиным не состоялась. Вместо нее Улюкаев побеседовал с одним из топ-менеджеров «Роснефти», которого хорошо лично знал как раз по переговорам о судьбе «Башнефти». Топ-менеджер передал некие чемоданчики, но что в них находится, Улюкаев якобы не знал. Он подозревал, что там могли быть материалы по сделке о покупке «Роснефтью» «Башнефти», которые бы упростили и ускорили работу МЭР. Экс-министр считает, что в офисе нефтяной компании имела место провокация.

Его адвокаты настаивают на том, что при задержании были нарушены права Улюкаева на защиту. Сотрудники ФСБ задержали его на выезде с территории «Роснефти» в 17 часов 25 минут. А адвокаты к нему были допущены только 15 ноября в девять часов утра, уже после того, как был проведен допрос Улюкаева в качестве подозреваемого. В СК на эти доводы возражают со следующими формулировками: «с 17 часов 25 минут и до доставления Улюкаева в Следственный комитет Российской Федерации сотрудники ФСБ России с участием Улюкаева проводили необходимые и предусмотренные законом мероприятия и действия, которые не ограничивали его свободу передвижения». То есть, министр в этот период времени якобы мог спокойно уйти.

«Из протокола задержания следует, что в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ Улюкаев был задержан в 04 часа 30 минут в рамках уголовного дела, возбужденного в 02 часа 00 минут… Впервые о необходимости консультации с защитником подозреваемый заявил в ходе допроса в указанном качестве в период времени с 06 часов 20 минут до 06 часов 40 минут, после чего был дополнительно допрошен в 11 часов 20 минут в качестве подозреваемого с участием приглашенных им адвокатов», — говорится в материалах СК.

Источник «Росбалта» в правоохранительных органах полагает, что вина Улюкаева доказана, в том числе — показаниями свидетелей и записями телефонных переговоров. Одной из главных улик является запись беседы министра с главой одного из госбанка, во время которой Улюкаев жалуется, что он сам и его подчиненные не получают денежной благодарности за работу по созданию материально-технического обоснования для сделки по покупке «Роснефтью» «Башнефти» и грозит в дальнейшем чинить препятствия в реализации данной сделки. Собеседник успокаивает министра и обещает обсудить эту проблему с «Игорем Ивановичем» (Сечин — «Росбалт»). Примечательно, что в материалах дела личность человека, с которым разговаривал Улюкаев засекречена.

«В деле очень много материалов оперативной работы, прослушек, все они носят секретный характер, поэтому уже сейчас можно сказать, что слушания в суде будут проходит в закрытом режиме», — отметил источник агентства.

Как уже сообщал «Росбалт», после беседы с главой госбанка состоялась беседа Улюкаева с Сечиным. Последний, по версии источника, сообщил, что ему передали пожелания министра, и предложил заехать в офис «Роснефти» на Софийской набережной 14 ноября. Улюкаев прибыл в помещение нефтяной компании и якобы сразу позвонил Сечину, тот сказал, что находится в офисе, но несколько затянулось совещание. Однако сообщил, что министра встретят, для него все готово.

Встретил его один из топ-менеджеров компании. После непродолжительной беседы Улюкаеву передали два чемоданчика. Один взял сам министр (вторая рука у него была занята личным портфелем), а другой согласился помочь донести топ-менеджер. Чемоданчики положили в багажник служебного автомобиля министра, который затем подъехал к шлагбауму, открывающему путь с территории офиса нефтяной компании. Однако шлагбаум не открыли. К машине подошли сотрудники ФСБ и предложили Улюкаеву выйти.

Герман Александров

Росбалт

Добавить комментарий