Версии трех разработчиков «Новичка»

BBC поговорила с Вилом Мирзаяновым, который работал в Государственном научно-исследовательском институте органической химии и технологии (ГОСНИИОХТ), и первым публично рассказал о существовании отравляющего вещества нового поколения. Мирзаянов работал начальником отдела противодействия техническим разведкам и имел допуск к секретной информации.

Во вторник, 20 марта, издание The Bell опубликовало интервью с Владимиром Углевым, который участвовал в разработке отравляющего вещества. В различных социальных сетях есть несколько аккаунтов Владимира Углева, из которых следует, что он окончил в 1975 году РХТУ им. Менделеева, а затем работал в ГОСНИИОХТ.

Ранее в тот же день информационное агентство РИА Новости опубликовало интервью с Леонидом Ринком. В интервью он говорит, что работал в филиале института в Шиханах, занимая должность ведущего научного сотрудника и начальника лаборатории, и участвовал в создании отравляющего вещества. Его личность в одном из комментариев в «Фейсбуке» подтвердил Вил Мирзаянов. Кроме того, о том, что в институте был сотрудник по имени Леонид Ринк, говорит и Владимир Углев.

В деле об отравлении в 1995 году банкира Ивана Кивелиди ядом, похожим на «Новичок», фигурировал сотрудник вольского филиала ГСНИИОХТ Игорь Ринк. Ринк был осужден и получил условный срок; его судили за превышение полномочий, так как он незаконно производил опасные вещества. В интервью РИА Новости этот человек не упоминался.

Би-би-си попыталась суммировать информацию об отравляющем веществе с учетом уже трех интервью, опубликованных в последнее время.

Владимир Углев. В 1970-х и 1980-х годах в ГОСНИИОХТ под руководством советского химика Петра Кирпичева, либо им самим были синтезированы четыре вещества: A-1972, B-1976, C-1976 и D-1980. При этом в группе Кирпичева были созданы несколько сотен модификаций этого вещества. Все они относятся к группе так называемых «Новичков», но это название появилось не в институте. Вещества были синтезированы в рамках программы «Фолиант» по заказу минобороны СССР.

Все четыре вещества относятся к ФОС (фосфорорганические соединения) нервно-паралитического действия. Из четырех препаратов только D-1980 может быть порошком, все остальные находятся в жидком состоянии. Препарат, который сейчас называют «Новичком», был изготовлен в филиале ГОСНИИОХТ в Шиханах.

Вопреки сообщениям в прессе, созданного на его основе бинарного оружия (то есть такого, которое становится опасным только при соединении нескольких самих по себе безобидных ингредиентов), не существует.

Леонид Ринк. «Новичок» — не вещество. Это целая система применения химического оружия. Принятая в СССР на вооружение система именовалась «Новичок-5″. Без цифр название не использовалось», — говорилось в первой версии интервью с Ринком, опубликованного на сайте РИА Новости. Эта версия публикации сохранилась в сети.

Однако после публикации материала РИА Новости отредактировало интервью Ринка, и теперь его высказывание выглядит так: «в Советском Союзе и России не существовало программы создания химического оружия, которая называлась «Новичок». Программы разработок химических боеприпасов были, но не с таким названием. После того, как какая-либо программа завершалась, ее передавали военным, и уже те давали название. Они могли дать любое».

«Среди прочих был и реестр со словом «Новичок». В нем различные боевые системы с разными формулами и разным механизмом действия шли под номерами, например, «Новичок-1», «Новичок-2», «Новичок-3». То есть, не было такого отдельно взятого вещества «Новичок» и нет. Как не было и проекта разработок с таким названием. Это скорее система кодирования и регистрации. Абсурдно говорить о формуле «Новичка» и о проекте с таким названием», — говорит Ринк.

По его словам, над «Новичком» работала большая группа специалистов в филиале института в Шиханах и в головном офисе в Москве.

Вил Мирзаянов. «Новичок» представляет собой следующее поколение нервно-паралитических газов, минимум, в 10 раз токсичней известного отравляющего вещества VX. Его создала группа под управлением Петра Кирпичева в филиале в Шиханах. На самом конечном этапе испытания проходили в ГОСНИИОХТ в Москве. На основе вещества было создано бинарное оружие. Оно состояло на вооружении Советской армии. Почему вещество назвали «Новичок», неизвестно.

Можно ли синтезировать «Новичок» сейчас и можно ли определить его происхождение?

Владимир Углев. Спутать образцы «Новичка» с VX нельзя, а с нервнопаралитическими веществами «Зоман» и «Зарин» — можно, но только до глубокого лабораторного анализа. Формулы, опубликованные Вилом Мирзояновым, в такой работе вряд ли бы помогли — она продолжалась бы пару лет. В Великобритании, скорее всего, есть образцы «Новичка», поскольку это вещество было синтезировано еще в 1970-х годах, и утечки информации за границу были неизбежны. По остаткам вещества в крови жертв современными методами анализа можно определить, кем и где было выпущено данное вещество. В России формула «Новичка» может быть известна, предположительно, нескольким десяткам человек.

Леонид Ринк. Создать химическое оружие на основе «Новичка» может любое государство, где есть опыт создания оружия массового поражения. В частности, его могут создать в Великобритании, Китае, США и других развитых странах. Кроме того, синтезировать это вещество может любая фармакологическая корпорация в лаборатории. Это стало возможным после публикации Вилом Мирзояновым формул, возможно, благодаря утечкам из других источников. Определить «Новичок» после отравления им возможно. В частности, это способны сделать британские специалисты. Кроме того, по составу вещества можно определить место его производства.

Вил Мирзаянов. «Новичок» можно синтезировать в крупном химическом центре, который имеет квалифицированный персонал и опыт в десятки лет по созданию химического оружия. Такие центры есть, например, в США, Китае. Синтезировать вещество могли и в Великобритании. Кроме того, полный цикл создания «Новичка» был освоен в России. Однако, в отличие от синтезирования вещества, создание химического оружия на его основе требует больших денег и труда сотен человек.

Формула вещества была опубликована Вилом Мирзаяновым, но кроме него в США переехали еще не менее пяти челове из ГОСНИИОХТ, которые обладали информацией об этом веществе. В Великобритании могли синтезировать достаточное количество вещества для того чтобы получить его масс-спектр, и сравнить с образцами, взятыми у жертв отравления.

Сложно ли транспортировать «Новичок»?

Владимир Углев. Исполнитель отравления или перевозчик не нуждался в защите. Вещество для перевозки должно было быть упаковано в удобную для боевого применения тару, в которой, скорее всего, оно находилось на каком-то носителе. Им могла быть вата, порошок либо готовые поражающие элементы. Все наружные поверхности тары должны были быть хорошо обработаны дегазирующим раствором и промыты растворителем.

Леонид Ринк. Перевезти образец «Новичка» в чемодане дочери Скрипаля (версия, о которой писали в прессе) невозможно. Она отравилась бы еще до того, как доехала до Лондона.

Вил Мирзаянов. Ингредиенты бинарного оружия можно безопасно транспортировать по отдельности, в разных тарах. Его опасно перевозить в открытом виде. Хранить ингредиенты отравляющего вещества можно в контейнере, заполненном активированным углем. В таком виде оно может храниться даже 30 лет. Через 10-15 оно теряет свою эффективность как боевое отравляющее вещество, но его можно применять для отравления людей.

Есть ли шансы выжить у Скрипаля и его дочери?

Владимир Углев. Если Сергей и Юлия Скрипаль получили значительные дозы соединения B-1976, C-1976 или D-1980, то они вероятнее всего умрут, поскольку от этих веществ не существует антидота. «С долей вероятности, близкой к 100%, могу сказать, что как только отца и дочь Скрипалей отключат от систем жизнеобеспечения, они умрут», — сказал Углев.

Леонид Ринк. Поскольку Сергей и Юлия Скрипаль выжили, есть вероятность того, что либо это не было отравляющее вещество «Новичок», либо его неправильно приготовили. Есть также вероятность того, что британские специалисты использовали точно подобранный антидот.

Вил Мирзаянов. Сергей и Юлия Скрипаль не будут прикованы к постели, и даже, возможно, смогут ходить. Главная опасность, по его мнению, исходит от поражения центральной нервной системы. От смерти их спасло то, что им был введен внутривенно атропин или афин, однако из-за того, что антидот ввели слишком поздно, они уже получили необратимые поражения организма.

Кроме того, отравление могли получить и другие люди. Мирзаянов рассказал о так называемом отложенном действии вещества, последствия которого могут проявиться спустя длительное время. По его словам, присутствовавших при отравлении людей необходимо поместить в клинику и обследовать.

Вопрос DW Мирзоянову: как вы считаете, что произошло на самом деле?

Вил Мирзаянов: Я думаю, что здесь сработали чекисты. Они параллельно с нами, когда мы разрабатывали новые отравляющие вещества (ОВ), превращали их в свое оружие. По примеру того, как в свое время отравили болгарского диссидента Маркова рицином (умер в Лондоне в 1978 году.- Ред.). Они сделали из зонтика оружие. Я склоняюсь к тому, что здесь был использован бинарный вариант отравляющего вещества, который не нуждается в перевозке через таможню. А просто привезли два патрона, ампулы, вставили их в револьвер, где механизм, — они разбиваются и соединяются между собой, выдавая конечный «Новичок», который затем выстреливается в цель.

— А затем выстрел в упор?

  • Да, или мимо них даже, чтобы создать отравленный воздух, они могли и не заметить даже.

— То есть нападавший подвергал и себя опасности?

  • Это профессионал, он обучен. Химическое оружие всегда обоюдоострое. Известны случаи в Первую мировую войну, когда ветер менял направление и поражал тех, кто атаковал.

— Британия почти уверена, что ответственность несет Россия. Доказательства пока были представлены только союзникам — США, Германии и Франции. О чем может идти речь?

  • Когда ведут синтез «Новичка» или даже в бинарном варианте, должен обязательно присутствовать так называемый промоутер. Реакция между двумя компонентами начинается, но сразу останавливается, если нет третьего компонента, который связывает побочный продукт реакции. Это соединение, скорее всего, известно англичанам через «продукт 33», который производили в Новочебоксарске. Это аналог газа VX. Скорее всего, такой же промоутер был использован при производстве «Новичка». Это как отпечаток пальца.

— По данным прессы, британцы идентифицировали использованную против Скрипаля разновидность вещества «Новичок» как А-234. Что вы о ней знаете?

  • Это прицепляют «хвост», один из радикалов может различным. Это группа, которая может быть длинной, разветвленной. Это говорит о том, что это вещество будет более токсичным. Зарин имеет токсичность — одну десятую миллиграмма на килограмм живого веса человека. А «Новичок» — одна сотая миллиграмма. То есть при отравлении людей нужно меньше этого вещества. Это важно, когда при превращении в оружие вес этих снарядов, ракет будет меньше.

— Если это такое мощное ОВ, почему Скрипаль и его дочь не погибли сразу? Можно рассчитать дозу так, чтобы так произошло?

  • Конечно, можно управлять дозой.

— Как действует «Новичок» в организме человека?

  • Это яд нервно-паралитического действия, как и VX, но в 10 раз эффективнее. Он отключает центральную нервную систему от органов, таких как руки, ноги, мускулы, систему, ответственную за дыхание. Первый признак — миоз, когда зрачки сужаются. Мы всегда, когда работали в лаборатории, следили за глазами своих коллег. Когда зрачки сужаются, нужно немедленно оказать помощь, ввести антидот и затем отправить в медсанчасть. Затем наступает затруднение дыхания, рвота и непрерывные конвульсии.

— Чем именно занимались вы в рамках этого проекта?

  • Я не создатель этого оружия. Создателем был Петр Кирпичев, старший научный сотрудник нашего филиала в Шиханах, который скончался два года назад в Москве. Он со своей группой в 1970-х годах синтезировал и потом проводил все испытания на полигонах, на животных. Я с моими аспирантами участвовал в анализе проб из камер, где испытывались животные. Определяли чистоту, состав продукта. Когда я уже был в Москве, по-моему, в 1984 году, был спор между военными и гражданскими химиками. Военные не хотели дать добро на дальнейшие испытания на открытых полигонах. Они считали, что только военные могут выдумывать что-то новое. Тогда были межведомственные испытания, и я отвечал за анализ, за результаты. Потом меня поставили начальником отдела противодействия иностранным техническим разведкам. Моя цель была — разработать методы контроля почвы, воздуха и воды, чтобы воспрепятствовать иностранным разведкам, отобрав пробу, декодировать состав.

— Кто придумал название «Новичок»?

  • Кто-то из первого отдела. Это всегда происходит случайно. Вся тема по разработке нервно-паралитических газов называлась «Фолиант». Это ни о чем не говорит. То же самое — «Новичок». А была еще работа «Хорек», например. Это был бинарный вариант получения зомана.

— Почему на разработку «Новичка» ушло почти 20 лет — с начала 1970-х до начала 1990-х?

  • Потому что основные силы были брошены на пуск русской версии газа VX, был большой комбинат в Чебоксарах. Мощность была до 20 тысяч тонн в год. Мы никогда не достигли этого. Было всего 7-8 тысяч тонн. Но это был колоссальный труд. А потом — военные завидовали, тормозили. Наши испытания проходили на военных полигонах — если они не одобряют, ничего не происходит. Но в 1975 году было специальное постановление Совета министров СССР и ЦК КПСС по продвижению «Новичка». Когда сделали бинарный вариант, отпала необходимость производить конечный продукт. Это когда два относительно безвредных компонента соединяются между собой при полете ракеты или снаряда и потом падают, разбрызгивая этот продукт по поверхности земли. «Новичок», как все нервно-паралитические газы, хранится плохо. Через год падает на три процента, потом еще. Через 15 лет как боевое ОВ оно уже не годится, но представляет опасность и может быть использовано для террористических целей. Для этого не нужна большая концентрация.

— Вы рассекретили программу «Новичок» в 1992 году. Конвенция по химоружию вступила в силу в 1997. Но «Новичок» не подпадает под ее прямое действие, его нет в списке запрещенных веществ. Как так получилось? Запад знал, но закрыл на это глаза?

  • Вы правы. Запад на многое закрывал глаза, что происходило в России, и он проиграл. Русские надули Запад. Он думал, что в России будет демократический строй, открытое общество и сам по себе вопрос отпадет. Но они не учли характер правящего русского режима, он не хотел выдавать секреты «Новичка». За 80 лет существования военно-химического комплекса России, впервые было создано свое отравляющее вещество. Это предмет гордости. VX был синтезирован шведским ученым, зоман, зарин, табун, иприт, фосген — это продукты Германии. Россия гордится своим монопольным положением. Я написал в 1992 году статью, чтобы поставить под международный контроль это опасное ОВ.

— Что теперь должна сделать Организация по запрещению химоружия (ОЗХО)?

  • Нужно включить «Новичок» в список запрещенных ОВ в рамках конвенции. Для этого все страны должны согласовать между собой этот вопрос, в том числе — Россия. За год-два не удастся, но путем переговоров, компромисса, можно. Была бы воля. Если западные правительства захотят, они могут настоять. Хотел бы еще раз обратить внимание — можно расшифровать, русский это «Новичок» или другой. Они (Москва — Ред.) обвиняют, что могли англичане отравить своих же граждан. То есть английское правительство якобы могло заниматься терроризмом против своих граждан. Это абсолютная ложь и клевета. Это невозможно. Любой министр будет отправлен за решетку на пожизненное заключение за такое преступление.

Эхо России

Добавить комментарий