Ветеран об изнасилованиях немок советскими солдатами

19585452651

Личные воспоминания ветерана о порядках и морали, по его словам, царившие в наших штабах и о том, что произошло, когда их армия в 1945 году вступила на территорию Восточной Пруссии.

Всё тайное становится явным. Русские солдаты массово насиловали мирных немецких женщин, в чём признается ветеран Второй мировой войны.

Солдаты Красной армии не верят в «индивидуальные связи» с немецкими женщинами, — писал драматург Захар Аграненко в своем дневнике, который он вел во время войны в Восточной Пруссии. — «Девять, десять, двенадцать сразу — они насилуют их коллективно».

Длинные колонны советских войск, вступивших в Восточную Пруссию в январе 1945 года, представляли собой необычную смесь современности и средневековья: танкисты в черных кожаных шлемах, казаки на косматых лошадях, к седлам которых было привязано награбленное, доджи и студебекеры, полученные по ленд-лизу, за которыми следовал второй эшелон, состоявший из телег. Разнообразию вооружения вполне соответствовало разнообразие характеров самих солдат, среди которых были как откровенные бандиты, пьяницы и насильники, так и коммунисты-идеалисты и представители интеллигенции, которые были шокированы поведением своих товарищей.

В Москве Берия и Сталин прекрасно знали о происходящем из детальных докладов, в одном из которых сообщалось:
«Многие немцы полагают, что все немки, оставшиеся в Восточной Пруссии, были изнасилованы солдатами Красной Армии».
Приводились многочисленные примеры групповых изнасилований «как несовершеннолетних, так и старух».

Маршалл Рокоссовский издал приказ №006 с целью направить «чувство ненависти к врагу на поле брани».

Это ни к чему не привело.

Было несколько произвольных попыток восстановить порядок. Командир одного из стрелковых полков якобы «лично застрелил лейтенанта, который выстраивал своих солдат перед немкой, поваленной на землю». Но в большинстве случаев или сами офицеры участвовали в бесчинствах или отсутствие дисциплины среди пьяных солдат, вооруженных автоматами, делало невозможным восстановление порядка.

Призывы отомстить за Отчизну, подвергшуюся нападению Вермахта, были поняты как разрешение проявлять жестокость.

Даже молодые женщины, солдаты и медработники, не выступали против. 21-летняя девушка из разведотряда Аграненко говорила:

«Наши солдаты ведут себя с немцами, особенно с немецкими женщинами, совершенно правильно».

Кое-кому это казалось любопытным. Так, некоторые немки вспоминают, что советские женщины наблюдали за тем, как их насилуют, и смеялись. Но некоторые были глубоко шокированы тем, что они видели в Германии.

Наталья Гессе, близкий друг ученого Андрея Сахарова, была военным корреспондентом. Позже она вспоминала:

«Русские солдаты насиловали всех немок в возрасте от 8 до 80. Это была армия насильников».
Тема массовых бесчинств Красной Армии в Германии была так долго под запретом в России, что даже теперь ветераны отрицают, что они имели место. Лишь некоторые говорили об этом открыто, но без всяческих сожалений. Командир танкового подразделения вспоминал:
«Они все поднимали юбки и ложились на кровать».

Он даже хвалился, что:

«Два миллиона наших детей родились в Германии».

Способность советских офицеров убедить себя, что большинство жертв были либо довольны, либо согласны с тем, что это была справедливая плата за действия немцев в России, удивительна.

Советский майор заявил в то время английскому журналисту:

«Наши товарищи так изголодались по женской ласке, что часто насиловали шестидесяти, семидесяти и даже восьмидесятилетних к их откровенному удивлению, если не сказать удовольствию».

Можно только наметить психологические противоречия. Когда изнасилованные жительницы Кенигсберга умоляли своих мучителей убить их, красноармейцы считали себя оскорбленными. Они отвечали:

«Русские солдаты не стреляют в женщин. Так поступают только немцы».

Добавить комментарий